October 30th, 2019

О конце бессмертия

Вчера был очередной квартирник "Росбалта" в Петербурге: я рассказывал об эволюции медицины и о том, что тупик, в который медицина сегодня уперлась, - вовсе не технологический. Ниже - моя статья, написанная недавно для журнала Robb Report: она примерно на ту же тему.

КОНЕЦ БЕССМЕРТИЯ

Счастливая старость – это не когда в 80 лет лихо катят с горы на сноуборде. Когда в 80 с горы – это либо исключение, либо слабоумие. У старости другие горки, и они нас ждут

В 2014 году профессор биоэтики Пенсильванского университета Иезекииль Эмануэль опубликовал статью, вызвавшую колоссальный резонанс. Текст, названный «Почему я не собираюсь жить дольше 75 лет» сводился к тому, что качество жизни, следующей за этой отсечкой, не стоит хлопот по ее поддержанию. Автор перечислил издержки долгожительства (угасание умственных способностей, ограничение мобильности, обречение собственных детей на зависимость от тебя до их собственной старости), а также объяснил способ, каким укоротит жизнь. Начиная с 65, он откажется от тех услуг медицины. Никаких профилактических скринингов. Никакой колоноскопии, тестов на рак, кардиошунтирования, антибиотиков, госпитализаций!.. И тогда, ехидно замечает профессор, к нему, скорее всего, лет через десять придет в гости «подруга стариков» - пневмония. Она уносит пожилых «неожиданно, быстро и чаще всего безболезненно».

Эта статья была пощечиной сверстникам Эмануэля из Кремниевой долины, помешенных на идее продления жизни вплоть до бессмертия. У них ведь в кумирах были не только Билл Гейтс (кстати, сегодня ему уже 63), Джефф Безос (55) или Ларри Эллисон (74). Но и, скажем, генетик, нобелевская лауреатка Лиз Блэкбёрн. Она занимается исследованиями теломеразы: фермента, определяющего функционирование теломер – окончаний хромосом. При каждом делении клеток теломеры сокращаются, и многие видят в том механизм старения. Для технократов вопрос заключается в том, как взломать генетический код теломеров, чтобы добиться бессмертия. А оно не противоречит природе: например, медузу Turritopsis Nutricula  можно убить, но сама по себе она не умирает... Так вот, Блэкберн (а она тоже немолода, ей 71) – желанный гость и оратор на интеллектуальных сборищах с участием Сергея Брина (46).

За этим столкновением технократии с философией стоит серьезная проблема. Похоже, в наши дни эволюция медицинского ухода за телом зашла в тупик, из которого не выйти привычным технократическим путем.

Посмотрим на последние десятилетия этой эволюции. Двумя главными причинами смертности в СССР (и почти всюду) были сердечно-сосудистые и онкологические заболевания. «Инфаркт» и «рак» были проклятиями советского человека, эквивалентами средневекового чумового мора, и даже эмиграция проклятия не снимала: сердечная недостаточность свела в могилу и Довлатова в 1990-м (ему было 48), и Бродского в 1996-м (55).Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…