September 27th, 2019

Фашизм и коммунизм: возвращаюсь к теме. Искренне раскаиваюсь в своем поведении

Некоторое время назад в твиттере у меня состоялся обмен репликами с человеком по имени Вадим Кожин @VladimirKojin. Изначальную реплику Кожина сам автор к сегодняшнему дню убрал (твит недоступен), сохранилась дальнейшая переписка. Из нее следует, что мы спорили о том, одного ли поля ягоды гитлеровский нацизм и сталинский коммунизм, и корректно ли обе ягоды класть в одно фашистское лукошко). Итак:

Я: «Вообще-то коммунизм и нацизм - просто крайние идеологизированные вариации фашизма. А для вас кто, извиняюсь, авторитеты в определении фашизма? Штернхелл? Линц? Пейн? На худой конец - Майкл Манн?»

Кожин (по-моему, простодушно): «дак ветераны ВОВ это теперь по-новому фашисты, а евреи немцев в печках жгли?»

Я (взрываясь): «У вас, к сожалению, плохая теоретическая подготовка. Да, многие из ветеранов ВОВ - сталинисты, т.е. фашисты, то есть мрази. В Германии то же самое, хотя сейчас никто не скажет: "Я нацист". Нацисты евреев убивали, а сталинисты просто всех, кто Сталину был неугоден».

Этот взрыв вызвал детонацию, которой я не ожидал.

Мне пришли десятки твитов, в которых меня обещали искалечить, избить и убить. Пришли сотни твитов с подзаборной бранью. Десятки сообщали, что пишут на меня заявления по статьям 354.1 УК РФ («оправдание нацизма») и 282 (знаменитое «возбуждение ненависти либо вражды»). В некоторых я угадывал штатных троллей, но многие были sancta simplisitas: они искренне считали, что я приравнял ветеранов к фашистам, и поспешили подбросить хвороста в огонь. И понеслось: «Губин назвал ветеранов ВОВ мразями». И продолжает нестись.

Поэтому считаю, что мне необходимо объясниться и извиниться.

Мне действительно крайне стыдно за этот твит, а поскольку твиттер – площадка публичная, то и признаваться следует публично.

Мне действительно стыдно, что я использовал слово «мрази». Это типичный «язык ненависти», а не некого нельзя переходить ни в коем случае – даже если подобный язык используют против тебя. Нельзя называть мразью даже того, кто регулярно кричит в эфире: «Представься, мразь!». Потому что тогда реагируют только на слово «мразь», а не на мысль. Про язык ненависти кто только не писал - начиная с Виктора Клемперера и заканчивая мною самим. И мне дико стыдно за нарушение моего же принципа. Поэтому я должен извиниться перед всеми: кто бы и каких бы взглядов ни придерживался.

Мне стыдно также, что я нарушил и второе личное правило: не вступать в дискуссию в твиттере. Для этого есть другие платформы, от фейсбука до ЖЖ. А твиттер, с его ограничениями на число знаков, годится только для ссылок на другие публикации – или для метания бисера перед свиньями с высоким шансом самому превратиться в свинью. Толковый аргумент редко бывает куц.

Мне действительно за эти две вещи стыдно, и на свой стыд я особо обращаю внимание тех, кто оказывается в той же ситуации, что и я. А оказываются (и срываются) сейчас в России многие, и об этом я тоже писал. Их срывы не оправдывают мой, но верно и обратное.

При этом я несколько раз перечитал тот твит, с которого все началось, и в котором я называю фашистов мразями, а сталинизм приравниваю к фашизму. Я нахожу его дико неудачно сформулированным, но не удаляю из сети не только потому, что бессмысленно что-либо удалять, но и потому, что горько жалуюсь и горько слезы лью, но строк постыдных не стираю. Однако я не нахожу в своем своим высказывании ни малейшего намека на то, что я приравниваю кого-либо к фашистам за факт участия в ВОВ. Я не нахожу ни малейшего намека на оправдание нацизма. Во всей моей взрослой жизни не было момента, когда бы я сочувственно относился к фашизму, какую бы форму он ни принимал. И если я употребил слово «многие», то не в значении «все поголовно», а в значении «некоторое заметное число». У меня претензии к сталинистам по той причине, что они сталинисты. Если среди участников ВОВ некоторое число являются сталинистами, их участие в войне не отменяет их сталинизма и, следовательно, не отменяет моих характеристик и моего отношения к ним.

Это формальная логика, частноутвердительный силлогизм Darii. Элементарное рассуждение по схеме: (a) я плохо отношусь к сталинистам; (i) некоторые среди ветеранов ВОВ были сталинистами; ergo (i) я плохо отношусь к некоторым ветеранам ВОВ. Но не потому, что они ветераны.

Я бы очень хотел поставить здесь точку, потому что понимаю, что дальше последует новый пожар, но поставить ее не могу. Потому что остается непроясненным второй, куда более важный вопрос: с какой стати я вообще утверждаю, что сталинизм (коммунизм, ленинизм, - в любом случае, режим, существовавший в России примерно с 1917 по 1953 год, но кое в чем доживший и до наших дней) есть разновидность фашизма?

Этот вопрос имеет все основания быть поставленнымCollapse )
promo dimagubin март 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…