May 10th, 2019

На смерть Доренко

Главное, что следует сказать про Сергея Доренко (и, боюсь, единственное, что можно сказать, пока еще известие о его смерти не поросло травой новых событий), - он был чрезвычайно талантлив и, по характеру и структуре личности, для нынешнего серенького русского пейзажа уникален.

Россия - не лучшее место для становления талантов. Таланту требуется не только сопротивление среды, позволяющее резвиться, но и сама среда, позволяющая развиваться: я имею в виду нравственные требования общества, на которые талант обязан смотреть критически; я имею в виду информационную среду, которую талант должен пропускать через себя. В России отсутствует общественная мораль из-за отсутствия общества и даже народа в европейском понимании; русский способ выживания людей - мимикрия под требования очередного правителя. Поэтому русский способ развития таланта - своеволие, часто непросвещенное, отключенное от "большого мира", и бодание с начальством, в надежде на выигрыш в игре "ты думаешь, что используешь меня, а это я использую тебя".

Таково своеволие, нередко переходящее в самодурство, Татьяны Толстой - больше пошедшее бы барыне-крепостнице, эдакой княгине Ахросимовой. Таковое было и своеволие-самодурство Сергея Доренко. К сожалению, в отличие от случая Толстой, оно канализовалось не в литературу, а в журналистику и в политику. Доренко жить бы в 18 веке, владеть бы тысячами тремя-пятью людей, - он оставил бы по себе тьму историй, давших затем материал Лескову или Щедрину, типа "Дикий помещик". Но он родился, когда родился. Но родился, повторяю, уникальным и чрезвычайно одаренным.

Этот талант, эта уникальность и эта одаренность и завораживает в нем практически всех. Талант вообще завораживает, будь это белый талант или черный: вот почему мы, раскрыв рот, смотрим на диктаторов, которым лупа власти позволила увеличить обычно незначительную личность до размеров как минимум страны. Оценка таланта - благороднейший муж или негодяй - в данном случае вторична. Чем больше талант, тем больше мы разеваем рот. Доренко заставлял рот разевать. Ниже - мое интервью с ним для журнала FHM, которое я взял у него в 2005-м. Один из ответов Доренко (на вопрос 36) до сих пор вызывает у меня оторопь вкупе со стыдом, выдавая  даже не необразованность Доренко (я в курсе, что он заканчивал Патриса Лумумбу, что свободно владел испанским, английским, и португальским), а принципиальную оторванность от мирового интеллектуального мейнстрима, что тоже частое свойство русских талантов, обычно исключающее этот талант из пан-атлантической гуманистической традиции. А ответы на вопросы 2 и 100 выдают в нем плохого пророка. Но, в принципе, если в общем и целом - да, Доренко был не такой, как все. Сегодняшнее тусклое время было точно не для него. И страна не для него.

Я не поклонник таких талантов, как Доренко - диких бар, внеморальных революционеров - но я испытываю к ним интерес. Я вообще испытываю интерес к талантам и к неординарности, и мне нравится, когда они проходят закалку не в пестовании своей дикости, а в пестовании богом заложенного мастерства, обого(а)щая его.

Вот почему я уверен, что талантам сегодня из России следует уезжать в большой мир, тщательно продумая этот отъезд, - иначе велик шанс уехать из России в никуда на доренковском мотоцикле.

СЕРГЕЙ ДОРЕНКО. 14 ЛЕТ НАЗАД.

Бывший переводчик, бывший телекиллер, бывший ночной кошмар мэра и экс-премьера, сегодня ведет передачи на «Эхе Москвы» и дает интервью FHM

1.     Правда ли, что Березовский платил тебе миллион долларов в год?
Нет, неправда.
2.     Правда ли, что тебе никогда не дадут вернуться на ТВ в России?
Тоже неправда. Конечно, дадут вернуться! Вот Путин уедет из России – я вернусь. Не так долго ждать осталось, я реально говорю.
3.     Правда ли, что Путин тебя терпеть не может?
Он на меня обижен. Как говорил близкий к нему человек – за то, что он слишком раскрылся передо мной в надежде на дружбу, а это для него непрофессионально. Он раскрылся, а я счел его не человеком, а функцией.
Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…