November 25th, 2017

Русские не идут! - русский агент в Германии Томас Видлинг о русско-немецком круге чтения

Текст, который публикую ниже, только что опубликован на Rosbalt.ru, - с сокращениями и изменениями формы, как "Росбалту" привычнее. У меня с редакторами взгляды на оформление интервью расходятся часто, но я не возражаю против правки, когда она не меняет суть.

Здесь, однако, интервью с Томасом Видлингом восстановлено в полном варианте. Надеюсь, вы кое-что возьмете себе на заметку (особенно если работаете в Минпечати или в издательстве). Для того я и возводил все эти декорации с нашему с Видлингом мюнхенскому сговору о судьбах литературы: чайный столик, пивзаводы и прочие тапочки.

РУССКИЕ НЕ ИДУТ!

Ситуация с изданием русской литературы в Европе – глазами одного из преданнейших ее (по)читателей по имени Томас Видлинг

Видлинг – русский агент в Германии. Литературный агент. Wiedling Literary Agency – один из шлюзов, через которые русский писатель находит западного издателя. В 2017 году агентство оказалось в центре скандала: для писательской лодки Захара Прилепина этот шлюз отныне закрыт. Я при первой же возможности встретился с Томасом Видлингом в его мюнхенском офисе.

Тихое утро; офис-квартира, при входе в которую лучше снимать башмаки и надевать тапочки. Чайник подогревается на мармите. Книжные полки до потолка. В полутора километрах – центр Мюнхена с раблезиански изобильными книжными магазинами. В полукилометре – громады баварских пивных заводов. Что, в некотором роде, визуализирует соотношение души и тела.

Губин. Вы можете объяснить одной фразой причины вашего разрыва с Прилепиным?
Видлинг (наливая чай). Сначала я хотел бы сказать про шлюзы, чтобы не… порождать напрасных надежд. Ко мне рукописи на русском приходят каждый день. Но читать каждый день по роману невозможно! Опыт прошлых лет показал, что из самотёка ничего интересного для издателя выловить не удается, хотя иногда я и рисковал. Удается – когда есть рекомендации, личные знакомства и так далее. И вредно будет, если кто-то прочитает это интервью и пошлет мне свою книгу. Потому что я ее читать не буду. Пусть я шлюз, но шлюзу нужен фильтр! Мне нужно, чтобы вокруг книги уже было что-то. А дебютант ниоткуда – нет, это не работает.

Губин (покачивая ногой в тапочке). А у Прилепина от кого рекомендация была?
Видлинг. Если не ошибаюсь, от Леонида Юзефовича, семинар которого в Литинституте Прилепин посещал. И я прочитал первую книгу Прилепина, «Патология». Она была написана свежим языком, с огромной мощью! В ней открыто говорилось об энергии насилия в русском человеке, которая проявляется как на войне, так и дома.

Губин. Так что заставило отказаться от сотрудничества?
Видлинг (горячо). Он перешагнул красную линию, которая существует лично для меня, - когда объявил, что в Донбассе брал в руки оружие и заставлял воевать на Украине свой, если не ошибаюсь, батальон!

Губин (спокойно). От сотрудничества с Хемингуэем, который с пистолетом в руке в 1944-м врывался в Париж, вы бы тоже отказались?
Видлинг (тоже спокойно). Современные вещи не объяснить вещами из прошлого. Селин Селином, Хемингуэй Хемингуэем, а Прилепин Прилепиным. Я не знаю, что сделал бы тогда.
Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…