October 12th, 2017

Рюди Вестердорп: первая книжка на русском языке о том, что с нами будет происходить в старости

Давненько не выкладывал своих рецензий на rybub нон-фикшн. Исправляюсь. Вот текст, опубликованный в журнале Robb Report. Он о книге на тему, которая до сих пор почти не обсуждается: что начнет происходить с нашими телами (включая мозг) вскоре после перевала за пятьдесят, и почему шансы выйти шаркающей походкой Паркинсона навстречу старику Альцгеймеру у наших поколений много выше, чем о предыдущих, - в общем, о том, о чем бы мы предпочтли не думать, даже когда переваливает за.

* * *

«Молодые поколения просто не вникают в реалии нового жизненного пути. Они пребывают в надежде, что сохранят хорошее здоровье до старости и потом скоропостижно скончаются. У многих работающих все еще нереалистические представления о том, когда они смогут уйти на пенсию, и надежды, что они смогли бы долгое время сохранять независимость».

Вестендорп Рюди. Стареть, не старея: О жизненной активности и старении. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2017.


Если вам меньше 50, читать Рюди Вестендорпа дико интересно. Если за 50, то – дико. И интересно.

Это уже второй голландский ученый (на этот раз гериатр, специалист по возрастным болезням), презентуемый петербургским издательством Ивана Лимбаха. Первым был нейробиолог Дик Свааб с книгой «Мы – это наш мозг», которая стала бестселлером и вообще дала звону.

Оба голландца заметно отличаются стилем от англо-саксонских коллег. Они далеки от линейной логики Докинза или Хокинга: прыгают с мысли на мысль и дразнятся. Свааб, помнится, утверждал, что нет никаких доказательств, что спорт полезен для организма. Вестендорп еще хуже – он утверждает, что никакой «счастливой здоровой старости» не бывает и быть не может, поскольку после 50 организм начинает накапливать нарушения с той же неизбежностью, с какой их накапливает, например, стиральная машина, которая все равно однажды сломается. При этом он перебирает все модные теории старения (потеря протеинов, нехватка стволовых клеток, сокращение теломер, влияние кислородных радикалов), - и повертев их в руках, отправляет на помойку вслед за стиральной машиной. И вместе, замечу, с нашими надеждами создать средство Макропулоса, чтобы уничтожить старость как таковую.

Увы: похоже, мы стареем и умираем просто потому, что после завершения фертильной стадии жизни нашим телам на нас наплевать. А живем мы все дольше потому, что нам не наплевать на наши тела.

С поколением, всерьез намеренном пить шампанское в возрасте за 80, еще никто и никогда не говорил о правилах жизни в преклонных годах. Ну, может, лишь глянцевые журналы с их бодрой (и фальшивой) идеей, что старость придумали трусы. Подход общества к старости – технический: болит? – будем лечить! А Вестендорп утверждает, что лечить нужно не всегда, что в старости нередко вред от вмешательства перевешивает пользу. И это гериатр, - каково?!

Но еще он утверждает, что в старости, вплоть до последней короткой фазы, именуемой им «обтрепанным краем жизни», качество жизни зависит не от технических параметров здоровья, а от связей с социумом.

И этот оптимистический вывод нам с вами придется проверять на себе.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…