August 10th, 2017

Серебренников, Мединский, все мы под Матильдой будем (ну, и про экскурсии)

Сразу: кого интересуют мои экскурсии по питерским дворам в выходные и понедельник, - вам сюда.

А я пока пробегусь по одной скверной сегодняшней теме.

Информации публичной не было, но сегодня Кирилл Серебренников, насколько знаю, должен был быть на допросе. Когда-то не то Резник, не то Падва, дали мне замечательный совет: "Запомните, Дима, что чистосердечное признание облегчает душу, но сильно увеличивает срок". Я хохотнул: "То есть молчать?" - "Можно и не молчать. Но потом, когда вы чистосердечно скажете, что раскурили косячок вдвоем с другом у себя дома, причем ехали домой на трамвае, вам добавят еще и за транспортировку и притоносодержание..."

Я не курил косячков ни у себя, ни у друзей, и два десятка лет назад этот разговор (не о косяках, а о том, что власть всегда и исключительно твой враг) казался мне, скорее, метафорой. Теперь я понимаю, что старых адвокатов нужно слушать.

В автократиях всегда невероятно остра поблема единоличного контроля всех и вся: автократ ведь и есть страна, нет его - нет страны (то есть будет страна, но другая). Но Навуходоносор, Иван IV или Лукашенко не в состоянии контролировать всех. Долгое время (вплоть по ХIХ век) проблему решали через рост бюрократического аппарата, - что неизменно душило страну, а результата давало мало, потому что на каждого контролера требовался новый контролер. В ХХ веке новейшим инструмента контроля стала идеология, - кстати, современные отсталые теократии продолжают пользоваться этим скомпроментированным приемом. Проблемой идеологии является как раз легкая и практически неизбежная компроментация. Где мировая победа пролетариата? Где чудо претворения воды в вино? Зачем нельзя есть свинину, но нужно делать обрезание?Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…