May 9th, 2017

О (напрасно) пролитой крови. Письмо из Берлина

В русский интернет в районе 9 мая лучше не нырять: война. Из Германии и Австрии, где я живу в этом мае, Россия заголовков и идейных посылов представляется чем-то вроде рвущейся в бой ближневосточной страны. Типа какого-нибудь Йемена. Типа сожрать всех несогласных. Это выглядит отсюда странным, как и идея, скажем, непременно военного парада 9 мая. Когда нет внешних военных угроз, парадирование пародийно. И если празднуется победа над войной, не разумнее ли выкатывать на площать не танки, а то, чем может гордиться страна спустя 72 года мирной жизни? Вот идут, скажем, пекари с хлебами. А вот - писатели с книгами. Вот - врачи верхом на томографах, с побеждающими рак генетически модифицированными Т-хэлперами в пробирках.

Но это невозможно. Писатель Владимир Сорокин живет в Берлине. Писатель Борис Акунин - между Парижем и Лондоном. Своих томографов Россия не производит, а ГМ запрещана законом. Русский хлеб по сравнению с немецким, австрийским, французским невкусен. Молчу уж про сыр.

Впрочем, дискуссия о вкусовых достоинствах сыров в России тоже политическая, и легко оскорбляет очередные чувства. А в Австрии и Германии ничто ничьи чувства не оскорбляет. Здесь много свободы, мало запретов, не видно охранников и барьеров, и можно смеяться надо всем. Выходят книги комиксов про Гитлера (в одной, видел, Гитлер избражен в виде уточки для ванной - надо бы послать в подарок Димону). А вот обложка одной из книг в магазинчике карикатур в Музейном квартале Вены:



И ничего, ветераны в суд не подают.

Одну ветераншу, кстати (пожилую еврейку, просидевшую с ноября 44-го по апрель 45-го в подвале, не смея кашлянуть, - слава богу, после начального курса немецкого в Гете-институте общий смысл я теперь понимаю) я вчера слушал между скрипичным концертом Мендельсона и бетховенской увертюрой Леонора №3 в исполнении Венского симфонического оркестра, под открытым небом у входа в Хофбург. Alte Dame благодарила Красную армию за спасение. Даме аплодировали стоя и кресла, и газон. На газонах, кстати, сидели и пили вино и пиво. Парочки целовались. Сумки никто не проверял. Через концлагерные металлоискатели не прогонял. Вагонзаки улицы не перекрывали. Полиции, а тем более спецназа, я нигде не видел. Поэтому и было так прекрасно в этот Tag der Befreiung, что он не был днем военной паранойи.

Мне все более тревожно жить в стране, орущей источно, - "За что наши деды кровь проливали?!"

Отвечаю: за то же, за что и прадеды. За справедливость, которая не наступила. В общем, можно считать, что ни за что, - и то, что победа Гитлера привела бы к еще более адовому варианту несправедливости, ответ не меняет.

Вот мой текст на эту тему,  только что опубликованный на Росбалте.

НАСЛЕДИЕ ФАШИЗМА. ЗАМЕТКИ ИЗ БЕРЛИНА

Май в этом году я встречаю в Германии, чему рад. В конце концов, Германия - это страна, проведшая на самой себе операцию по уничтожению наследия нацизма и фашизма. В России почти ничего не знают о процессе денацификации в послевоенной Германии, включавшем пять «де» (демократизацию, демилитаризацию, децентрализацию, демонополизацию и собственно денацификацию), хотя он был колоссален. Мне интересно, продолжает ли действовать вакцина, - и как именно.

К тому же в Германии сегодня живет 3 миллиона мигрантов из СССР и России. Я слышу почти каждый день, что русские в Германии перестают быть русскими, но не становятся немцами. Это люди промежуточного состояния. А в неустойчивом состоянии есть два пути: тянуться за опорой вверх – либо нащупывать почву внизу. Вниз проще. Расчеловечивание (шаг от идеи сложной многоукладной и мультикультурной цивилизации вниз, к идее почвы, судьбы, клана, крови, общей веры, физической силы, имперского величия) дается легче, чем усложнение собственной культуры.

С одним из таких промежуточных я столкнулся в Берлине в знаменитом книжном магазине Dussmann, в отделе иностранных языков. Заметив, что я смотрю учебники немецкого als Fremdsprache, для иностранцев, он заговорил первым, сказав, что все местные учебники – дерьмо, в отличие от старых добрых советских.Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…