March 25th, 2017

"Золотое перо" в Петербурге: щастья, радостья веселья всем желает бухгалтерья

Вчера, к сожалению, убил вечер на питерский журналистский корпоратив под названием "Золотое перо". Ужасно напоминало творческий вечер Ларисы Рубальской в филармонии города Костромы, куда однажды занесла меня злая судьба. Смысл творчества поэтессы Рубальской состоит в том, чтобы уверить вышедших в тираж провинциальных теток, что ежели подкраситься и напялить юбку-плиссе, а также хлобыснуть коньячку, то они еще ого-го! - то есть поэтесса Рубальская предлагает воскрешение из мертвых эконом-класса, в котором всего-то следует начать называть смерть жизнью. Смысл процедуры раздачи "Золотых перьев" состоял примерно в том же: в оштукатуривании покойного с одновременной выдачей тризны за праздник.

Мне это было наказанием за грех стяжательства. Я, помня, что лауреатам, вроде, давали когда-то денежку, согласился с дуру на номинацию и участие, то есть на перспективу оперения, но вместо матблаг огреб два часа ощипывания в зале "Пулковской", под камлания про традиции и славную жизнь журналистики (которая в Питере сдохла давно: на весь пятимиллионный город полторы газеты, примерно столько же радиостанций, ноль телевидения и два с половиной сайта) и про "город великой культуры". Впрочем, вскрикивать про культурную столицу было разумно, ибо ничто, кроме этих причитаний, о местной культуре, неотличимой корпоратива совхоза-миллионера, не говорило. Типа, спецпризы вручает Трансснабсбыт, и детки из хореографической студии делают в перерывах красиво. Жанр "невский ёптыть".

Правда, похоже, стыд от всей этой месткомовской пьянки испытывал я один - но я же, в конце концов, смиренный лектор и экскурсовод, с журналистикой давно завязавший. Я даже попробовал протестно свистнуть, когда Макаров (это глава ихнего невского заксобрания, мущина луженой глотки и такой же извилины, настоящий полковник и вообще, прелесть что такое) начал говорить, что смысл журналистики - быть посредником между властью и населением. Но свистелось от страха слабо. Хотя луженая глотка вообще-то довела до сведения присутствующих, что присутствующие должны быть памперсом, в которые власть сливает свои выделения, - а остатки выделений присутствующие должны выдавать быдлу за мироточение.

И все все это проглотили, - ну, в городе над синей Невой и не такое лопали. Хотя, полагаю, бывают времена, когда для профессионала, чтобы не превратиться в говно, есть только три пути: менять город, менять страну, менять профессию. Я две из трех опций уже испробовал (журналистом сегодня меня можно называть только по привычке либо недоразумению), и от третьей не зарекаюсь.

Ну, и под занавес остается сказать, что те призы, что шли не от спонсоров, в общем, часто попадали в приличные руки. Опровинциальнивание и опускание больших городов обычно неравномерно, и полынья для Серой Шейки порой остается, - но это ровным счетом ничего не меняет.

В России есть отдельные журналисты, но давно уже нет журналистики. Утешаться можно разве что тем, что, например, на Украине есть журналистика, но нет журналистов.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…