February 25th, 2017

Патриотизм как составная часть фашизма

Я до конца недели в Финляндии, - здесь было чем заняться, а потому сотню с гаком комментариев к предыдущему посту почти не читал. Да, в общем, мог и не читать. Один глупый тролль на окладе, полдюжины дураков в порядке частной инициативы (эти за бесплатно), дюжина совращенных двумя предыдущими категориями примыкающих (примыкающих к чему угодно), - остальные вполне милы.

Но добавить к записи нужно несколько вещей.

1. Пост был действительно не про качество кофе и не про цену на него. Просто я (и не я один, лингвист Максим Кронгауз тоже, и он пишет об этом в "Самоучителе олбанского") обратил внимание, что многие уже не способны видеть в тексте суммарный смысл. То есть они не способны понимать текст, хотя способны читать слова: смысл текста для них сводится к смыслу понятных слов. Поэтому, если в тексте они встречают "рашку-говняшку", то не сомневаются, что текст написан агентом Госдепа, а если встречают "Великая Россия и Президент", то не сомневаются, что это восхваление. В силу ряда причин, я не могу этих людей научить пониманию текстов, хотя и не исключаю этого в будущем. Пока же я фиксирую рост числа новых темных.

2. (Это специально для одной дамы, надувшей губы. Возможно, очень милой дамы, но тоже темной, - впрочем, других молодых дам сейчас в России мало. Как, впрочем, и мужчин). "Водянистые Блока стишки" - это не моя оценка. Я Блока не люблю, для меня его символизм картонен, а его "да, скифы мы!" - отвратительно, как и пушкинское "клеветникам России". Но я знаю, что нелюбимого мною Блока высоко ставят многие ценимые мной, - например, Быков. "Водянистыми" же называет "стишки" Блока герой стихотворения Льва Лосева "Понимаю: ярмо, голодуха...", - этот персонаж ненавидит в России то же, что ненавижу и я:

Покаянную искренность пьяниц,
Достоевский надрыв стукачей,
эту водочку, эти грибочки,
этих девочек, эти грешки,
И под утро, заместо примочки,
водянистые Блока стишки.


Лосев был другом Бродского, он написал про него классический (в смысле, пристойный, но не выдающийся) том в ЖЗЛ, однако стихи Лосева я люблю больше стихов Бродского. Стихи Лосева - это порхающие, как перо в луче солнца, белозубые стишки (еще одна скрытая цитата из не скажу кого) университетского профессора, а стихи Бродского - это тяжесть молота, плющащего металл на наковальне. Будучи по образованию ближе к Бродскому (я закончил журфак МГУ, слабый факультет советского университетаа потому вынужден был добирать образование самоучкой), я как раз в силу биографии уважаю больше легкость академической словесной игры. Хотя и понимаю, что в конце цитирумого стишка Лосев пускает своего героя под нож. О Лосеве я здесь упоминаю только потому, что в России его не знают совершенно, - ну, может, на кого упадет его имя, как на камень серьга золотая.

3. Но самое главное, что следует прояснить (и я буду про это писать большой отдельный текст), - это мою нелюбовь к патриотизму вообще и о моей ненависти к патриотизму обязательному. В индивидуальном порядке патриотизм, как и многие другие личные пристрастия, вполне может быть безопасен, - просто я куда больше космополит, чем патриот. Я люблю Париж и Венецию, долго любил Питер, хотя он все больше напоминает облочку упавшего монгольфьера (шар никуда не летит, оставшиеся в корзине обречены на застой), но все это никому не угрожае. В то время как любой культивируемый коллективизм, - единство в любви к Родине или любви к Богу, да и вообще к чему бы то ни было, - опасны страшно. Патриотизм является непременной и обязательной частью любого фашизма - от фашизма нацистского типа до фашизма сталинского типа. Deutschland uber alles и "люби, утконося, нашу Советскую Родину" - это все вещи одного порядка. Интересы коллектива (будь то хоть интересы МГУ, где ректором наипостыднейший Садовничий, хоть интересы Петербург, где губернатором вообще пустое место) отключают в человеке индвивидуальную систему нравственных оценок и блокирует нравственные стопоры. Человек превращается в зверя не когда он один читает Евангелие, а когда идет крестным ходом с толпой и дегуманизирует тех, кто над этим ходом смеется. Толпа, банда, коллектив, собор как минимум оглупляют и как максимум расчеловечивают человека. Вот почему Запад с его идеей индвидуализма (что в религии, что в бизнесе) так прогрессивен по отношению к коллективистскому Востоку.


Губителен человеку  не сам коллектив, мы социальные животные, нам без коллективов не обойтись, - но губителен коллективизм, с его предпочтением коллективных интересов (твоей компании, твоей веры или твоей страны), в жертву которым почти всегда приносятся и личность, и профессия.

Вот почему я не просто не патриот, - но сегодня и до тех пор, пока в России будут требовать Россию любить (т.е. требовать некритично примать мерзейший crony capitalism), я - воинствующий антипатриот. И враг всех тех, кто сбивает обычно неплохих, но слабых людей в стаю.

И на этом фоне реплики типа "что ж ты, Губин, Россию хаешь, а отсюда не валишь?" не вызывают у меня даже зевка в ответ.

Я живу не об этом.
promo dimagubin märz 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…