January 17th, 2017

В Питере новый главный художник, - чем бы ему заняться?!

В Петербурге тихо-мирно, в каникулы, сменился главный художник. Новым стал Алексей Моор. Еще пару дней назад можно было зайти на alexmoor.jimdo.com и посмотреть работы Моора, но сейчас, увы, сайт прикрыт паролем. Однако поверьте на слово: Алексей Моор вполне годен рисовать котиков на Невском. У Моора такой мастеровитый второй сорт второго сорта, - от дев с сиськами до пейзажей с березками.

Я глумиться хочу не особенно. Сейчас вообще не время художников. Художников делает художниками подъем, волна. Много вы знаете одиночек вне художественных школ? Эгон Шиле вырос из движухи Сецессиона, а про Баскию никто бы не узнал, когда бы не Уорхолл, про которого мы тоже не знали бы, не попади он из Питтсбурга в послевоенный бурлящий Нью-Йорк.

Но в Петербурге после новиковского неоакадемизма 1990-х художников нет, так что какие претензии к Алексею Моору? И нужно ли уметь главному городскому художнику вообще быть художником? Вот, бывший буфетчик Челябинского тракторного завода замечательно руководит сегодня петербургской Академией Штиглица - той самой, которую закончил Моор.

Главный художник Петербурга - он все-таки не по части рисовать сам, а  чтобы другие не натворили художеств.

Тогда достойных задач у Алексея Моора может быть две.

Первая - это поставить заслон всему тому украшательству Питера, которое примерно соответствует работам самого Моора. Всем этим бронзовым Довлатовым, котикам, городовым, моделям города из гранита, гигантским стульям и прочему. В городе нет ни Аниша Капура, ни Урса Фишера, ни Энтони Гормли, ни Маурицио Каттелана, вообще ни одного (после Петра Шемякина) приличного арт-объекта, - есть одна второсортная "кр-р-расота" в духе Матвиенко. И если центр этим загажен, то окраины даже этого лишены. У Муринского ручья или Конной Лахты нет и дальнего родства с Одайбо в Токио или с Дефансом в Париже. Стыд. Могло бы ведь быть.

Вторая задача касается того искусства, которое переживает сейчас ренессанс, - я про стрит-арт. Пока что отношение городской власти к стрит-арту простое: все несанкционированное (а не санкционируется все) закрашивается. Закрашивается и дурь, и шедевры. Осенью, например, были закрашены все тексты Кирилла Кто в страшненьких дворах на Литейном (сами страшненькие дворы никуда не делись).
Закрыта какой-то будкой Джоконда-гастарбайтерша работы Паши Каса на Жуковского. Пройдитесь как-нибудь по питерским Пескам. Это адъ, - абсолютная, полная безнадега для всех, кто в него попал. Стрит-арт мог бы дать крылья, но, например, мои знакомые, пытавшиеся получить хоть какой брандмауэр хоть какого двора под фреску-mural, плюнули в безнадеге.

Вот отношения муниципалитета с независимыми стрит-артистами Алексей Моор и мог бы ввести в положение win-win. Создать, не знаю, группу оперативного реагирования на каждую работу: что оставлять в живых, что закрашивать. Поощрял бы превращение гниющих дворов настенные галереи.

Я искренне надеюсь, что Моор - неглупый человек. То есть что Моор понимает, что занимался всю жизнь постыдным и позорным делом: втюхивал заказчикам пошлятину под видом искусства. Убивал вкус. Делал на этом бабло. Это большой грех. Плохой художник, когда получает заказчиков, становится еще и плохим человеком.

Но сейчас у Моора есть шанс искупить вину.

Будучи либералом, я верю в то, что самый безнадежный Савл может стать Павлом.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…