December 10th, 2016

Танцы на льду в Аушвице ("Росбалт") + моя лекция в вскр (Новая сцена Александринки)

У меня премьера в воскресенье, 11 декабря, в 19.30 в Александринском театре - на Новой сцене, где медиатека и прочее. Я буду читать лекцию о non-fiction. Но ведь в Александринке? В Александринке. Премьера? Премьера.

Подробности о лекции  (я буду говорить в основном о маркерах, отделяющих хорошие книги от дребедени) в моем ЖЖ я уже приводил вот здесь. Но пару часов назад я решил посмотреть, что сам читал в это году. Так вот, из 40 книг 26 относились к non-fiction и были, за исключением требухи Вассермана и Латыпова, очень приличными. А из 14 наименований "художки" не жалко было потрать время лишь на "Зулейху..." Яниной, "Благоволительниц" Литтела и "Покорность" Уэльбека. Все прочее - от "Шантарама" до "Авиатора" и "Лампы Мафусаила" - мог бы и не читать.

Билеты на мою лекцию продаются здесь. Спектакль будет идти 1 час без антракта.

А пока, в качестве бутерброда в буфете перед спектаклем - мой последний текст на "Росбалте". При публикации из него был снят абзац про Хармса, Сталина и вопрос о том, надо ли было сдать Ленинград немцам: "Росбалт" не хочет проблем с Роскомнадзорам. Ниже я привожу текст целиком.

Танцы на льду в Аушвице

Танец на льду Татьяны Навки и Андрея Бурковского (в лагерных робах, с нашитым могендовидом) взорвал не только домохозяек – основную аудиторию Первого канала («Как можно?! На тему смерти?! Концлагерей?!»).

Легко взрываются те, кто ничего не знает; примитивные матрицы и рвутся легко. Если бы мы были читающей страной, то знали бы о книге Паула Гласера «Танцующая в Аушвице»: она недавно вышла на русском. Это документальная история родственницы автора, еврейки, у которой до войны в Голландии была школа танцев. А потом муж выдал ее нацистам, и в лагерях она тоже танцевала, а еще спала с эсэсовцами, с которыми танцевала. И после войны домой не вернулись, потому что те добрые голландцы, которые терпели уничтожение евреев, ей не простили бы шашни с эсэсовцами. У добрых голландцев свой шаблон…

Похоже, не только домохозяйки возмущены танцем Навки. Аудитория «Эха Москвы» (70%) тоже проголосовала, что на тему Холокоста танцевать нельзя.

Этот общий крик («Оставьте хоть что-нибудь святое!», «Не трогайте могил!») говорит не только о крайне низком, буквалистском уровне восприятия культуры (низы всегда протестуют, - это элита с любопытством смотрит на то, что возмущает). Крик говорит о том, что война в России еще не изжита. Это удивительно. Немцами, например, давно изжита, хотя уж им-то пришлось заплатить по счетам сполна. Но немцы прошли денацификацию: тотальную, тяжелейшую переделку нации. А нами не изжита. Возможно (а я думаю, потому что) война нами так и не отрефлексирована.

Рефлексия – это когда ты обсуждаешь предмет со всех сторон, - и у тебя нет запретных тем, зато есть условное наклонение. Ну, например, ты задаешься вопросом: «А не разумнее ли было в блокаду Ленинград немцам сдать?» Для рефлексирующего человека это естественный вопрос. Его многие задавали. Поэт Даниил Хармс, например. Он даже на него ответил, за что и поплатился жизнью. И товарищ Сталин задавал – и тоже не исключал положительного ответа, иначе бы не приказывал бы минировать в Ленинграде стратегически важные объекты.

Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…