October 26th, 2016

Лекции (включая сегодняшнюю), non-fiction, ур-фашизм и состояние вненаходимости

Поскольку я завершил работу в образцовом миллионерском издании Robb Report на трудноопределимой должности exucutive editor (а дальше с работой начинаются варианты, - и предложения, кстати, тоже выслушиваются), то займусь-ка я лекциями. Холода, стынь, зимний путь, сплошной Шуберт (в исполнении, хочется верит, Иэна Бостриджа, инфернального красавца с таким же голосом). Вся Россия - неотрефлексированный зимний лес. Чем, как не рефлексией, заниматься ближайшие лет сто?

Вот и сегодня в 19.00 я читаю лекцию (в московском "СитиКлассе", дико дорогом лектории: да, я прекрасно осведомлен о том, что 1750 рублей за билет - инфернально дорого для большинства, но в данном случае я читаю для меньшинства, а в Питере веду переговоры с  более доступными площадками) об Умберте Эко и его идеях существования "вечного" фашизма (т.н. "ур-фашизма"). Идея дико привлекательная, после смерти Эко о признаках ур-фашизма писали все мои друзья-либералы, от Быкова до Пархоменко, - но мне она не кажется верной. Есть набор человеческих слабостей и человеческих гадостей, они валентны определенным политическим идеям. Взаимное притяжение слабостей и гадостей в условиях 1920-х - 1930-х привело к массовому становлению фашистских режимов, из которых, пожалуй, Германия и Россия были (можно выбрать такой ракурс), скорее, исключениями. По причине, например, невероятной идеологизированности - куда большей, чем образцовая фашистская Италия, где евреи смогли спастись.

Впрочем, пересказывать тезисы лекции (или тезисы Эко) - дело неблагодарное. Кому тема интересна, и у кого есть средства, - билеты бронируются здесь. Я правда буду очень рад всех видеть.

Тем же, кто не придет - утешительный приз: моя мини-рецензия на книгу Юрчака об СССР. Рецензия опубликованав ноябрьском Robb Report, который, к слову, со дня на день поступит в продажу.
* * *

«Можно было быть сознательным членом партии и при это слушать Би-би-си и «Голос Америки». Коротковолновое радио превратилось в мощнейший инструмент, способствовавший формированию советского феномена воображаемого Запада. Само государство принимало непосредственное участие в создании этого феномена, одновременно пытаясь его ограничить».

Алексей Юрчак. Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение. -  М.: Новое литературное обозрение, 2014

Книга Юрчака вышла на английском в 2006-м, через 8 лет издана на русском, в прошлом году получила премию «Просветитель», но давность срока неважна. Такие книги, как эта – бывшего менеджера позднесоветской группы «АВИА» (помните, «Я не люблю тебя, о! о-о!»?), а затем профессора Калифорнийского университета в Беркли, у нас продаются через год по чайной ложке. Хотя она о том, из-за чего спорят миллионы: с какого дуба рухнул Советский Союз?!

Про это есть тьма биографических или экономических текстов – но с точки зрения лингвистики и антропологии крах СССР не рассматривал, похоже, никто.

Модель Юрчака такова. Известен «парадокс Лефора»: грубо говоря, истинность государственной идеологии недоказуема через саму себя. Поэтому идеологии апеллируют к неким «объективным истинам». В раннем СССР от лица такой истины вещал Сталин (вот почему его мнение касалось чего угодно – войны, мира, «Войны и мира», музыки по «Войне и миру»). Вместе со Сталиным умер и трактователь идеи, поэтому идеологические формулы стали, бесконечно повторяясь, застывать. А под этим брежневским, позднесоветским льдом сложились новые структуры. Чаще не антисоветские, а внесоветские (Юрчак называет состояние, в котором пребывали какие-нибудь рок-музыканты и прочие «дворники и сторожа», «вненаходимостью»). Когда потеплело, лед тут же смыло, - он был лишь прикрытием для жизни, довольно уютно шедшей подо льдом. Вот почему советский человек с удовольствием ходил на демонстрации, не обращая внимания на лозунги, воспринимаемые просто как берега реки.

Как видите, Юрчак уводит от обычного «совок vs диссидент». Это позволяет читателю по-иному посмотреть на историю своей семьи. Во всяком случае, когда мой студент, родившийся после СССР, спросил, что почитать из последнего про крушение СССР, я не нашел ничего лучшего, чем порекомендовать «Это было навсегда…»

Правда, книга Юрчака – отнюдь не easy reading. Но тем лучше: почувствуйте себя студентом.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…