October 25th, 2016

Ур-фашизм: анамнез и признаки; роман Литтелла вчера, моя лекция завтра

Одна из наиболее (подавим зевок) "болезненных для российского национального сознания тем" - тема фашизма. И потому, полагаю, и болезненна, что не отрефлексирована.

Одно из следствий этого - пустота внутри понятия "фашизм". Фашистом сегодня у нас называют любого, кто не люб, а вопрос об отличиях нацизма от фашизма загоняет в тупик и университетского препода. А школьник, отбарабанивший урок про борьбу с немецко-фашистскими полчищами (хотя это были немецко-нацистские полчища), ни на секунду не задумывается, почему фашизм перед войной охватывал большинство стран Европы и, следовательно, был правилом, а не исключением,

Между тем на тему успеха фашизма существует обширная зарубежная литература - от давнего эссе "Вечный фашизм" Умберто Эко до недавних "Благоволительниц" Джонатана Литтелла. Но читаны эти тексты мало, а Эко - так с тем типом пиетета, который не позволяет брать под сомнения его утверждения.

Что касается Литтелла, то мое интервью с ним только что опубликовано на Росбалте, ниже привожу его для тех, кому лень кликать по ссылке.

Что касается Эко, то лекцию о "Вечном фашизме" я читаю завтра, в среду 26 октября, в 19.00 в московском дико дорогом лектории СитиКласс (но что одному дико дорого, другому привычно). Из 14 принаков ур-фашизма, которые довольно метко выделяет Эко, в России заметны минимум 12, но фашизма в России нет, как ни парадоксально. Наше счастье в том, что гибридные режимы, будучи во многом наследниками фашистских (в беспринципности, например), от многого в родительском наследстве отказались. Отчасти и потому, что они беспринципны.

В общем, у кого полны не только мозги, но и кошелек, - приглашаю на лекцию: билеты продаются здесь.

А у кого дела туже, чем кошелек - вот вам Литтелл.

Автор «Благоволительниц»:
«ЧЕМ КРУШИТЬ ПАМЯТНИК ДЗЕРЖИНСКОМУ, ЛУЧШЕ БЫЛО ЗАХВАТИТЬ АРХИВЫ КГБ»

Джонатат Литтелл – американо-французский писатель с русскими корнями. И по мнению тех, кто прочитал 800 страниц «Благоволительниц» взахлеб, - совершенный гений. Во Франции роман получил Гонкуровскую премию и премию Академии.
Уберите от этих страниц глупых малых детей и Милонова: главный герой – эсэсовец, кровесмеситель, убийца матери и гомосексуалист, а действие разворачивается от Берлина и Парижа до Сталинграда и Кисловодска. Причем самое страшное при чтении – ощущение, что при Гитлере ты бы тоже стал частью системы. Зло – банально, если цитировать Ханну Арендт. А Литтелл добавляет: и зависит от случайности.
Этой осенью Литтелл приезжал в Петербург. На кинофестивале «Послание к человеку» показывали его ленту «Нежелательные элементы» о тех, кто убивал и кого убивали во время гражданской войны в Уганде. Это интервью Литтелл дал специально для «Росбалта».

- У нас, Джонатан, популярно занятие находить всюду русских. Вот про вас, например, говорят, что вы не Литтелл, а Лидский, что ваши предки эмигрировали еще до революции, как, к слову, и дедушка Ларри Кинга…
- Да? Кинга? Не знал. Я не смотрю телевизор.

-Ну, он об этом сообщал не с экрана, а написал в своей книге… Так вот: вы не пытались своих родственников в России найти?
- Я – нет, а мой отец – да. Наши предки все были из Литвы, жили между Вильнюсом и Лидой.

- И?
(После молчания, становящего уже неловким). - Список тех, кого мой отец нашел, мне известен.

- Хорошо. Раз не удается привязать вас к родине предков… Некоторые страны – вот вы сняли фильм про Уганду, но историк Ричард Пайпс то же самое пишет о России – ходят век за веком по одному и тому же кругу. Пайпс называет русскую систему кружения «патримониальной автократией»… Столетие за столетием эти страны наступают на одни и те же грабли, так и не превращаясь в страны западного типа…
(После молчания, становящимся еще более неловким). - Да?

- Вот я вас и спрашиваю – как вы думаете, почему? Или вы не думали?
Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…