June 20th, 2016

Правила жизни в застой + студентам питерских журфаков ко мне лучше не подходить

На "Росбалте" вышел мой текст, в котором я попытался вывести правила: как жить в условиях медленной, но тотальной деградации страны, когда ты не можешь на ее ход повлиять, и не знаешь, сколько она продлится: еще 3 дня или 30 лет.
При публикации сократили некоторые кр-р-расоты стиля, но мне по душе эхо барокко, поэтому ниже завитки восстанавливаю.
Но перед этим - одно замечание и анонс.
Замечание в том, что ситуация при Путине начинает в чем-то становиться хуже, чем при Брежневе. Путин - единоличный правитель, а Брежнев был ограничен Политбюро, поэтому пристрастие Леонида Ильича к футболу на жизнь страны не влияло, а прогрессирующая параноидальная мания преследования Владимира Владимировича - влияет, да еще как. Кругом одни враги. Достаточно посмотреть на питерский экономический форум, с его кафкианскими методами обороны чиновников от жителей оккупированных территорий. Многое при Путине значительно (по сравнению с Брежневым) деградировало: от образования и гарантированного набора медицинских услуг до качества молочных продуктов. При Брежневе невозможен был "творожный продукт" из дешевых фракций пальмового масла, загорающийся от спички. Или что родителей попавших в больницу детей будут заставлять покупать физраствор для инъекций, как это происходит сейчас в Петербурге в 5 детской инфекционной больнице ("филатовской"). И этот список будет увеличиваться так же неотвратимо, как увеличивался список Дон Жуана, - и закончится тем же.
Что же до анонса, то желающие пообщаться со мной могут сделать это сегодня, в понедельник 20 июня, в Петербурге, в 18.00 в новом кластере "Игры разума" - ул. Достоевского, 19/21 "Б", метро "Владимирская". Я презентую свою книгу "Интервью как "Вишневый сад"" (это сборник моих интервью с покадровым разбором - такое популярное пособие по журналистике). Приглашаю любопытствующих. А вот студентов журфаков не приглашаю - как правило, нынешние дико ленивы и нелюбопытны в профессиональном плане, а уж питерские вдвойне. Хотя запретить им прийти, увы, не могу.

ПРАВИЛА ЖИЗНИ В ЗАСТОЙ

Я вступаю в общество анонимных застойщиков.
Ты вступаешь в общество анонимных застойщиков.
Мы вступаем в общество анонимных застойщиков.
Нас не спросили, но алкоголика тоже не спрашивали, хотел ли он стать алкоголиком.
Первое, что нужно сделать, - это признать: Я – ЗАСТОЙЩИК. У нас в стране не кризис, потому что кризис можно преодолеть, переждать, перетерпеть. У нас – ЗАСТОЙ.
Я знаю, я вырос при Брежневе. Застой – это когда без перемен, разве что к худшему. А у нас Путин теперь до смерти. Его или моей – не знаю, хотя, конечно, хочется верить в лучшее.
То, что я формулирую – это черновик. И это как правила для пилота: написано кровью тех, кто не вышел из предыдущего застоя. А я видел, как переламывало и перемалывало людей. Не когда был Брежнев, потому что к Брежневу все приспособились, даже когда спивались. Но когда Брежнев все-таки рухнул, многие померли от перепада давления, от закипания воздуха в крови, потому что не были к этому готовы, хотя и мечтали.
Я пишу это к тому, что однажды (и неожиданно) нынешняя почва уйдет из-под ног, и то, что хвалили, будут ругать, и наоборот, и обнулятся ваши (и мои) нынешние счета. Что делать-то тогда будем, а? И в ожидании  – как будем жить?

Правило 1. Отношение к власти

К власти в застой следует не относиться никак. Ее не должно для нас быть. Ни хорошей, ни плохой, - никакой. И ее текущих дел, большей частью пакостей, тоже не должно существовать. Бессмысленно тратить силы на обсуждение #крымнаш или #намкрыш (хотя на изучение hybrid war или stealth invasion тратить смысл имеет, но об этом ниже). Бродский вписал свое имя в поэзию не потому, что боролся с Брежневым и был диссидентом (не боролся и не был). Он в ссылке в Норинской читал не «Хронику текущих событий», а Джона Донна. Это было результативное решение. Джон Донн имел отношение к большому миру, а советское диссидентство имело отношение только к СССР. Когда СССР не стало, те, с кем боролись диссиденты, рухнули в никуда точно так же, как сами диссиденты, - борьба никого не спасла, она была борьбой с прошлым. Нельзя идентифицировать себя по прошлому. А нужно – по тем идеям, которые существенны для большого мира и будущего. А в будущем, похоже, изменится само представление о государстве. Возможно, государства в нынешнем виде отомрут подобно тому, как таксопарки отмирают в эпоху uber-такси. Вот за такими процессами, а не за Кремлем, и нужно следить зорко.

Правило 2. Отношение к деньгам

Я порою играю в такую игру. Вот, допустим, я вернулся 1980-й. Олимпиада, смерть Высоцкого, колбасные поезда из Москвы. Но я-то знаю, что Брежневу осталось 3 года, а Советскому Союзу – 11. А у меня тысяч двадцать на книжке в Сберкассе. Во что бы я мог их вложить, чтобы не потерять?Collapse )
А, поскольку все, что я выше написал – это просто черновик, частные записки ЗАСТОЙЩИКА, то держите глаз пистолетом и вы. И своей информацией делитесь. И довеском вам в помощь – несколько книг о том нестерпимо светлом будущем, которое, поверьте, однажды поутру сменит наш невыносимо скучный застой.

Элвин Тоффлер. Третья волна
Джон Перри Барлоу. Киберномика
Александр Долгин. Манифест новой экономики
Александр Бард, Ян Зонгерквист. Netoкратия
Ник Бостром. Искусственный интеллект.
Мануэль Кастельс. Галактика Интернет
Питер  Ладлоу. Криптоанархия, кибергосударства и пиратские утопии


Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…