June 13th, 2016

Театральный роман: на грани истерики. - В допу Бутусова, в допу! - О, Роберт Уилсон!

Те, кто живет в Петербурге, любит театр, имеет хороший вкус и читает мой ЖЖ - в общем, все трое, - знают о моих обреченных поисках в Питере чего-нибудь похожего на театр.

Проблема в том, что Питер успешно отказался от искусства творимого в пользу распродажи хранимого (то, что старые дуры, по части искусства старые девы, называют с придыханием "кюль-тю-рой"). А я, когда слышу о кюльтюре, хватаюсь за попкорн. Дурам и девам на ярмарке их личного тщеславия всегда впаривают лежалый товар.

Таков лежалый питерский театр - начиная от музыкального, то есть от Мариинского, где в белые ночи четыре оркестра на трех площадках заняты отсосом бабла у глупого туриста (а другого нет, я сам такой!), - и заканчивая драмбарахлом какого-нибудь театра на Литейном.

В отчаянии я даже переключился на куклы (Большой театр кукол сегодня лучше любого прочего), но все же хотелось бы и людей.

Добросердечные аборигены, дабы утешить, рекомендовали ходить к Бутусову в Ленсовета, и я угодил на премьеру The Demons - поставил какой-то татарин, ну его к ляду, то была таксидермия вместо театра: меня уверяли, что сдохший бобик может укусить.

Потом были уже бутусовские "Все мы прекрасные люди", шедшие в непривычном мне после Серебренникова и Богомолова downtempo, но это был театр. Я бы сказал, что, кроме неумения кончить вовремя, это был хороший спектакль. Даже очень хороший. Серебренников тоже долго не кончает, - что поделаешь, ах-ах, ох уж эти невротизированные мужчины.

Но далее я пошел на бутусовское "Кабаре Брехт" - и вот тут меня ждал полный пиздец.
Литературно-музыкальная композиция на тему преемственности кюльтюр.

Ложьте, Бутусов, взад деньги!

Ради пары удачных гэгэв (когда текст читается с интонациями замороженной телекуклы из новостей, какой-то, мне сказали, Кати Андреевой) терпеть не имело смысла. Это не Брехт. Брехт - это когда после спектакля рейх записывает тебя во враги рейха. А то, что поставил Бутусов, - безопасно, как минет Мединскому. Ни слова о погоде за окном. Историчненько, миленько. Вот тема евреев, вот тема творца. Вот фотки Брехта в юности, куда же без них.

И еще к сведению Бутусова, который все же Юрий, не не Вячеслав. Не актерам театра Ленсовета зонги петь. Нет в театре для этого голосов. Не надо актеров позорить. Я же вот, виртуозно пиша, пою, тем не менее, исключительно в сортире, и то по утрам.

Словом - либо Бутусов пусть отдает деньги мне, либо пусть берет на новый спектакль у министра кюльтюры.

Полагаю, возьмет.
* * *
Ну ладно: я, когда зол, то прекраснен, хотя и зол. А если разобраться: ну, провалил спектакль режиссер, но ведь не такая и беда? Беда, однако, в том, что публика на "Брехте" неиствствовала и "браво"  орала. Чо это за сыновья ситкомов, дочери вибраторов были в театрерядом со мной?
* * *
Поскольку я не пью, то инструмент по превращению говна в добро мне недоступен. Поэтому друзья после "Брехта" отпаивали меня "Сонетами Шекспира" на немецком в постановке Роберта Уилсона (Robert Wilson, Shakespeare's Sonnets).

И я упился Шекспиром и Уилсоном до положения риз.

Это нереально хорошо.

Посмотрите хотя бы фрагмент - 66-й сонет - сами.

Как я мог уилсоновские "Сказки Пушкина" в Театре наций пропустить?


Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…