April 29th, 2014

Снова о ридерах и читальнях

На Ъ-FM - мой свежий подкаст о том, как я в прошедший уик-энд я превращал библионочь в Москве в библиодень в Петербурге.
Надо сказать, такого невероятного количества народа на "Диалогах" в питерской библиотеке Маяковского я не ожидал. Ну ладно, на Венедиктов vs Тимченко висели на люстрах (Венедиктов, кстати, Тимченко проиграл - именно потому, что ее переиграл. Тот случай, когда выигрывает тот, кто слабее: бытовой вариант негероического христианства) - но и на мой диалог с о. Алексеем (Уминским) я пробивал себе дорогу палкой, иначе бы не пропустили.
О. Алексей, кстати, оказался тем редким священником, который посмеивается над литеральным (буквальным) подходом к Шестидневу, считает необходимым изучать теорию эволюции и, зная, что сексуальная ориентация закладывается еще в утробе матери, не отказывает геям от причастия на основании единственно того, что они геи. Как он умудрился при этом сохранить приход в Москве - не понимаю. Чудны дела твои, Господи - являешь чудо Ты нам. Так что пели мы не то чтобы в унисон, но все же дуэтом.
А из сильных разочарований - Красовский с Шаргуновым. Так сказать, мозг на страже Родины. А по мне, так мозг должен стоять на страже себя самого, - родина, коль любится, к к интеллекту все же лишь дополнение. Ну, как у Набокова или Бунина.
А Шаргунов, увы, не Годунов-Чердынцев: скорее, Яша Чернышевский.
Впрочем, это я увлекся.
Вот подкаст.

В минувшие выходные около 1200 библиотек России приняли участие в библионочи, то есть ночи открытых дверей. А обозреватель «Огонька» Дмитрий Губин библионочь в Москве продолжил библиоднем в Петербурге.

В ночь с субботы на воскресенье в столичной библиотеке-читальне имени Тургенева я рассказывал о книге французского медиевиста Лё Гоффа «Рождение Евроры». Вокруг творилось невообразимое: под окнами читали стихи и пели, по читальным залам сновали люди с рюкзаками, - в общем, оккупай-читай. Библионочь – один из важных элементов переформатированная традиционных библиотек, которые потеряли прежний смысл жизни в три миг, когда объединились интернет, электронные ридеры, торренты и сетевые хранилища. В мой компьютер, например, закачана библиотека из 160 тысяч томов, - он сам  себе изба-читальня, зачем мне еще одна?
Поэтому разные библиотеки по-разному пытаются привлечь читателя. Устраивают диспуты, устанавливают кофе-машины, проводят беспроводной интернет, поощряют бук-кроссинг и квесты, приглашают музыкантов - вариантов новаций тьма. В петербургской библиотеке Маяковского, например, наутро после библионочи провели серию диалогов, дав питерцам редкую возможность услышать, например, спор Алексея Венедиктова с Галиной Тимченко, Антона Красовского с Сергеем Шаргуновым или мой со священником Алексеем Уминским. Или услышать из уст главного реформатора московских библиотек Бориса Куприянова, что главная проблема реформы библиотек – в психологии библиотекарей, которые смотрят на библиотеки как на свою частную жизнь и частную собственность, которые они не согласны отдавать никому.
Однако весь этот шум и трепет библионочи, все эти лекции и дискуссии, скоростной интернет и кофе не решают главный проблемы: отсутствия понимания, зачем сегодня, в эпоху электронных текстов, библиотеки вообще нужны. Пройдите мимо любой районной читальни: е витрина заведомо уступает витрине любого ближайшего кафе и ближайшего магазина. Не потому, что в библиотеке засели старорежимные библиотекари. А потому, что магазин и кафе точно знают, какой товар и кому они предлагают. Любое кафе, например, продает на 50 процентов еду, а на 50 процентов – место для общения. И понимая это, утром приличное кафе предлагают свежие газеты, а вечером – живого диджея. А районная библиотека не может сказать, что такого может она дать районному жителю, чтобы житель того же самого не нашел в баре, в книжном магазине, в музее или в Сети.
И пока эта идея не будет сформулирована, обкатана и принята старыми добрыми библиотеками, на их пыльные витрины с фикусами будут обращать внимание только пенсионеры, не знающие, что такое ридер.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…