April 8th, 2014

Lingvo Tretii Imperii. Язык Третьего рейха

Я прочитанные книги конспектирую самым неудачным, однако практически удобным для журналиста способом: выписываю цитаты. Конспект в колонку не вставишь, а вот цитату - запросто. Как-то я даже предложил Ивану Засурскому написать для "Частного корреспондента" рецензию на книгу, состоящую из одних цитат. Засурский впал от нового жанра в ажитацию, однако текст так и не вышел. Это легко понять: цитата упускает контекст, в отличие от конспекта.
Тем не менее ниже я хочу дать (и в дальнейшем намерен это также делать) подборку из "LTI. Язык Третьего Рейха" немецкого филолога Виктора Клемперера. Клемперер был по происхождению еврей, спасся при Гитлере чудом (чудом оказалась его жена - по счастью для Клемперера, чистокровная немка), вел наблюдения за языком. (Здесь можно прочесть, почему меня интересует литература о Третьем Рейхе).
Заметку о современном русском языке ненависти и о наблюдениях за языком Третьего Рейха Клемперера мне не удалось опубликовать ни в одном современном российском издании (это второй мой не опубликованный за последние годы текст. Первый назывался "Интеллигенция и революция", он вышел только в моей книге "Налог на Родину").
Так что вот вам цитаты из "Языка Рейха".

<о языке и молодежи>
…мне то и дело бросалось в глаза, что молодые люди — при всей их непричастности и искреннем стремлении заполнить пробелы и исправить ошибки поверхностного образования — упорно следуют нацистскому стереотипу мышления. Они и не подозревают об этом; усвоенное ими словоупотребление вносит путаницу в их умы, вводит в соблазн. Мы беседовали о смысле культуры, гуманизма, демократии, и у меня возникало ощущение, что вот-вот вспыхнет свет, вот-вот прояснится кое-что в этих благодарных умах, но тут вставал кто нибудь и начинал говорить… о героическом поступке, или о геройском сопротивлении, или просто о героизме. В тот самый момент, когда это слово вступало… в игру, всякая ясность исчезала, и мы снова с головой погружались в чадное облако нацизма.

<об идеологии и заимствованиях>
Во многом нацистский язык опирается на заимствования из других языков, остальное взято в основном из немецкого языка догитлеровского периода. Но он изменяет значения слов, частоту их употребления, он делает всеобщим достоянием то, что раньше было принадлежностью отдельных личностей или крошечных групп, он монополизирует для узкопартийного узуса то, что прежде было всеобщим достоянием, и все это — слова, группы слов, конструкции фраз — пропитывает своим ядом, ставит на службу своей ужасной системе, превращая речь в мощнейшее, предельно открытое и предельно скрытое средство вербовки.

<о морали>
…мне даже в голову не могло прийти, что этот образ мыслей когда-нибудь сможет воплотиться в дела, что «совесть, раскаяние и мораль» действительно будут вытравлены из сознания целой армии, целого народа.

<о Геббельсе и вранье на выборах>
Я сужу как интеллектуал, а господин Геббельс рассчитывает на опьяненную массу. И, кроме того, на страх людей образованных. Тем более, что никто не верит в соблюдение тайны выборов.

<о понятности речи народу>
Доступная народу речь — речь конкретная; чем больше она взывает к чувствам, а не к разуму, тем доступнее она народу. Переходя от облегчения работы разума к его сознательному отключению или оглушению, речь преступает границу, за которой доступность превращается в демагогию или совращение народа.

Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…