February 6th, 2014

Берлин-1936 и Сочи-2014. Как относиться? Да как путешественник относится к путешествию!

Представьте себе, что мы в 1936-м на Олимпиаде в Берлине - как нам к ней относиться?
А, что, не в Берлине? Путине не Гитлер? Да? Евреев не убивает? Ужас, какое сравнение?
Ну, так и Гитлер евреев до 1942 года не убивал, а в 1936-м был широкой души человек - предлагал всем, несогласным с режимом, из Германии просто свалить. И аншлюса Украин... ээээ, Австрии еще не было. Многого еще не было. И прозвище у Гитлера было - "канцлер-миротворец". Вплоть по 1938-й. Историки Германии не дадут соврать.
И экономика Германии в 1936-м развивалась динамично!
И никогда еще так хорошо немцы не жили!
И даже строили автобаны - в отличие от современной России.
Но вопрос, повторяю, прежний - как бы к Олимпиаде 1936 года, не зная того, что будет потом, но зная то, что было до того, следовало бы относиться?
То есть мне кажется, что сравнение Путина 2014 года и Гитлера 1936 года вполне корректно - как сравнение любых автократов не на гребне людоедства (а в России сегодня мягкая автократия).
Вот мой текст о том, как относиться к Олимпиаде
Вышел на Росбалте.
Там слегка сокращен - ну, и про Берлин я не поминал, потому что понятно, почему.
Ниже без сокращений.
* * *

На одном телеканале редактор попросил меня перезаписать фразу, где я говорю, что не буду на сочинской Олимпиаде болеть за Россию.
Хотя вообще-то я сказал, что не буду болеть ни за Россию, ни за Америку, ни за крайне уважаемую мной Финляндию, ни за любимую мной Францию, - вообще ни за одну страну. Потому что Олимпиада – это, простите за банальность, праздник спорта. А идея спорта в том, что один-единственный человек благодаря таланту, упорству, удаче может победить весь земной шар. Не говоря уж про какую-то там отдельно взятую страну. Олимпиада – гимн индивидуализму, ибо что может быть более индивидуально, чем отдельно взятое тело? Олимпиада в этом смысле – антисоборна, антинациональна, до предела индивидуалистична, кроме, разумеется, командных видов спорта, но они мне чужды, и я не о них.
Редактор, который попросил перезаписать программу, был отнюдь не главным начальником (главный, когда я ему об этом рассказал, лишь посмеялся), но его позиция характерна.
Сегодняшние олимпийские игры идут путем, далеким от олимпизма. Большинству положительно относящихся к сочинской олимпиаде россиян (а олимпиада, де-факто являясь путинской, не объединила, а разъединила страну) – так вот, большинству россиян по фиг красота ангуляции при скоростном спуске или, не знаю, взлет в тройном акселе на манер пуха от уст Эола. Главное – чтобы наши победили. НА-ШИ!!! И плевать, что Пьер де Кубертен ворочается в гробу. НА-ШИ!!!
Это не «о, спорт, ты – мир!»
Это «о, спорт, ты война со всем миром!»
А для меня, знаете ли, Олимпиада – это пир, обжорство зрелищем. Для меня спорт – это как торт. Может, потому, что сам я катаюсь на лыжах, коньках и сноуборде, и меня восхищают все, кто делает это лучше, чем я. Когда я смотрю по спутнику соревнования по слалому, я умираю от восторга, потому что знаю, как сложно это сделать – и как легко (на экране) это делают те, кем я восхищаюсь. Меня как-то раз прокатили на бобе-«четверке», я испытал четырехкратную перегрузку, во время 30-секундного спуска не в силах поднять налившуюся свинцом голову (а голова второй пассажирки, девочки, билась шлемом по бортам при каждом повороте) – и я не могу не восхищаться бобслеистами, которые управляют своим снарядом, как пилоты истребителем, только без электроники.
Наша сочинская Олимпиада будила протест во мне с самого начала, потому что я искренне полагал, что Олимпиада есть некая награда за то, что страна искренне любит спорт и все делает для спорта (а Россия как была малоспортивна, так и осталась: сужу по числу джоггингистов у Петропавловской крепости, вокруг которой я пробегаю два своих неизменных круга. Сужу в сравнении с теми стадами бегунов, которые осаждают любой парк в любом большом городе мира). И я ненавидел всю эту пропутинско-просочинскую истерику, потому что из-за нее меня один раз лишили работы (после общения в прямом эфире «Маяка» с Леонидом Тягачевым – я посмел усомниться в спортивности города Сочи!), и потому, что даже с простейшими зимними видами спорта у нас напряженка (скажем, в Петербурге сегодня нет ни одной проложенной ратраками, укрепленной при необходимости искусственным снегом, освещенной в ночи лыжни. Ни од-ной!) Мне куда ближе идея норвежской зимней Олимпиады в Лиллехаммере – там гордились тем, что их Игры были самыми дешевыми, не говоря уж о том, что спорт и Норвегия – это синонимы. Там катаются все, и все как боги: такого общего высокого уровня владения лыжами, как в Хемседале, я не видел ни в швейцарских, ни в австрийских, ни во французских Альпах.
Но обсуждать разумность проведения в России поздно: суп налит в тарелки и горяч.
А вот как относиться к супу – вопрос актуальный. Потому что многих Бендеров несет, и я в последнее время разных глупостей наслушался, причем со всех сторон. То министр культуры Мединский сообщает гордо в твиттере, что Красная Поляна признана лучшим горнолыжным курортом Европы, и он это подтверждает - а это вранье. То масса прежде разумных людей кричит, что рукопожатный человек обязан на дни Олимпиады объявить бойкот телевизору. Так сказать, возьмемся за руки, друзья, и выколем себе глаза, чтобы у Путина была страна инвалидов.
А мне кажется – разумно относиться к Олимпиаде, как к поездке в незнакомый город. Отличная штука – путеводитель: отмечено все самое главное (и по Олимпиаде таких информационных путеводителей немало; собственно, любой спортивный комментатор – то же, что гид на экскурсии). Но можно и просто бродить, отрывая места наугад.  Что за сноубордистка так классно проходит хаф-пайп? Что за лыжники разыгрывают сложную драматургию командной гонки, обманывая преждевременными спуртами соперников? У них у всех есть имена, фамилии, страны приписки. Но есть смысл сначала восхититься действом, а уж потом выяснять, из Америки они или из Украины, и придерживаются они ориентации на Россию или нетрадиционной.
С этой точки зрения установка «Мы уважаем всех, но болеть будем только за своих!» кажется мне установкой на обеднение (попробуйте-ка последовать ей на ближайшем шопинге), и с нею, кстати, связано дикое желание порвать своих спортсменов на куски, если они обманули твои ожидания.
Я до безумия люблю Петербург, но читать книги только питерских писателей и смотреть фильмы только питерских режиссеров считаю безумием, и с Олимпиадой то же самое, - и точка.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…