September 2nd, 2013

Снова о лекции мечты. - Мои любимые диссиденты. - Котошихин: какая гадость ваша семейная ценность!

Спасибо всем, кто написал мне о том, какую "лекцию мечты" прочитал бы в школе. Все ответы объединяет... Впрочем, умолчу, что именно объединяет: про это я сейчас как раз пишу в "Огонек", и текст должен выйти на следующей неделе.
Что же касается моей собственной лекции, то она вышла на Росбалте и посвящена русским диссидентам XVII века (в каментах на Росбалте, как всегда, вопль драных котов). Если неохота идти по ссылке, то сам текст - ниже. Увидите Мизулину, скажите, чтоб непременно прочла. Там есть кое-что и про наши великие семейные ценности во времена первых Романовых. Мы их никому не отдадим!

ИНАКО ВЫРОСШИЕ, или ЛЕКЦИЯ №52

Есть школы, где взрослых (иногда – взрослых выпускников) приглашают прочитать 1 сентября лекцию старшеклассникам. В прошлом году, например, наш посол в Финляндии Александр Румянцев читал в посольской школе про теорию относительности (Румянцев – физик, в прошлом директор Курчатовского института). А если бы меня пригласили, я бы прочитал лекцию про русское инакомыслие.

Из «старых» диссидентов в русской истории школьник обычно знает князя Курбского, Петра Чаадаева и, разумеется, Александра Радищева, занудного и честного таможенника, опубликовавшего занудные и честные заметки о путешествии из Петербурга в Москву (ему, напомню, вкатили «десяточку» за умствования на тему русского рабства).
Но есть три примечательных русских диссидента, о которых в школьном курсе нет ни слова вообще. Может, потому, что жили они в смутном XVII веке, когда деспотия, рухнув, привела к цепочке страннейших правлений: там и скудоумный Федор, и Лжедмитрий, и первые пять Романовых, садившихся на трон детьми, в возрасте от 10 до 16 лет. Тогда русское колесо, увязшее было в самодержавной колее, проложенной двумя Иванами, начинает с чафканьем ее прокладывать дальше, несмотря на кровь и грязь.
В это время живет в Москве князь Иван Хворостинин. Он еще при Лжедмитрии дружит с поляками, учит латынь, начинает читать иноземные книги и, переходя на чужой язык, приходит в отчаяние при виде того, что делается дома. Впадает в католицизм, ведет публичные споры, а поскольку он блестяще образован и церковную литературу с историей знает назубок, то своих полуграмотных оппонентов делает, как детей. При этом характер у князя Ивана – не приведи боже. Высокомерный, презрительный к окружению, «в разуме себе в версту не поставил никого», он ведет себя по-хамски: ладно сам православного «обычая не хранит», так еще дворовым запрещает ходить в церковь, а в 1622 году пьет всю страстную «без просыпу» и не едет ни к утрене, ни в Кремль. (Думаю, какие-то такие Иваны, не помнящие с тем Иваном родства, должны у нас по причине нового оцерквления вскоре появиться).
Сочетание вольнодумства и свинства воспринимается царем как свинство вольнодумства, над князем сгущаются тучи, он начинает распродавать двор и вотчины, думая бежать в Европу – однако ж не успевает (о господи, как все знакомо!). Обыск, арест, ссылка в Кириллов монастырь. Изъяты стихи и проза, в коих князь называл царя «деспотом русским», а также, цитируя одного историка, «выражал скуку и тоску по чужбине, презрение к доморощенным порядкам, писал многие укоризны про всяких людей Московского государства, жаловался, будто в Москве…  все люд глупый… сеют землю рожью, а живут все ложью».Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…