September 1st, 2013

В гробу я видел ваш телевизор. - По телевизору вы видели меня. - Мой текст в "Искусстве кино"

Как-то Саша Иванов, глава издательства Ad Marginem, признался, что совсем перестал читать "худлит" - только non-fiction.
Саша - последовательный человек. К тому времени, когда он стал читать исключительно non-fiction, его издательство стало выпускать тоже исключительно non-fiction.
Я, к сожалению, не так последователен. Например, я совершенно не смотрю телевизор, но телепрограммы делаю. Не в таком объеме, как прежде - потому что некогда после моих ласковых слов в адрес Валентины Матвиенко, работавшей гауляйтершей Петербурга, не только гауляйтерша была отозвана в столицу Рейха, но и я лишился двух телепрограмм - "Временно доступен" на ТВЦ и "Большой семьи" на "России", причем из трех выпусков последней меня вырезали при повторном монтаже и замазывали ретушью, как при Сталине Троцкого. Как так? А вот так. У программы во время съемок было двое ведущих - я и Дима Харатьян. А в эфир "России" вышел один Дима: Харатьян.
Однако кое-что по мелочам на телеке у меня осталось. На каналае "Совершенно секретно", например: там у меня две программы "Наше время" в месяц. Вот, например, программа с Федором Лукьяновым о том, почему у России внешняя политика есть, и враги тоже есть, а союзников нет. Или программа, которую я считаю своей лучшей - с Владимиром Познером.
Недавно у меня стала выходить раз в неделю и программа-крохотулька на петербургском телеканале (де-факто единственном петербургском телеканале) "100 ТВ".
Однако, повторяю, телек я не смотрю.
Почему?
Объяснение я дал недавно в журнале "Искусство кино" - там как раз готовился номер, посвященный телевидению.
Но поскольку повторение - мать учения, привожу свою объяснительную записку еще раз.

НЕПРОФЕССИЯ ТЕЛЕВЕДУЩИЙ

Я провел на телевидении несколько сотен ток-шоу. Но смотрел собственные программы три-четыре раза – когда нужно было отобрать материал для студентов по теме типа «типичные ошибки идиота-ведущего».
Как работа эта профессия привлекательно мало.
Но по соотношению вознаграждение/трудозатраты она показывает коэффициент, превышающий в десятки раз аналогичный для пишущего журналиста. Увы: на эту статью у меня уйдет сил и времени в пять раз больше, чем на запись обычного часового шоу, а гонорар будет вдвое ниже.
Если хотите, называйте меня циником, но я на телевидении потому, что даже в самых скромных телекомпаниях недурно, по сравнению с газетами и журналами (и молчу уж про интернет!) платят. Правда, то, что я на телеэкране делаю, не является подлым; я не играю за деньги в чужой бесчестной игре, чтобы кого-то очернить (или обелить). А то, что телекомпания использует меня в борьбе за рейтинг – это ее право.
Я ведь тоже использую телекомпанию в целях удовлетворения личного любопытства. Мне интересны наука, естественное знание, история, устройство Вселенной – а телекомпания «Совершенно секретно», одним из лиц которой я сейчас являюсь, не противится моим желаниям приглашать в эфир астрофизика Панова или сторонника Big History профессора Назаретяна.
Отношение к телевидению как к личному инструменту познания – это вообще, мне кажется, чуть не единственная возможность не быть телевидением пожранным, переваренным и превращенным в то, во что превращается переваренное. Я знаю, что те, кто всю жизнь на телевидении и не мыслят жизни без телевидения, обижаются, но для меня участь «телевизионного человека» незавидна.
Все те монстры и та нежить, что выполняет заказ на центральных телеканалах 2000-х и 2010-х, то есть на телевидении той поры, когда оно стало откровенной пропагандой, - все они «телевизионные люди». Их на этом и взяли. Тепленькими.Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…