April 10th, 2013

"Огонек": как Шерочка с Машерочкой, там Губин и Лурье. Про финнов и про Питер напишут нам оне...

Среда для меня - как пятница для офисного планктона. У меня по средам deadline в "Огоньке". А тексты для "Огонька" - это олдскул, нарратив, техника ХХ века: дико трудоемкая. Это вам не фристайл для "Сноба" или Ъ-FM, где закантовываешься с разворотом по чистой мысли. Вот и сейчас - сбросил по email с плеч очередной текст: про новых российских лишних людей. Про тех, кто не у денег и не у дел (оправдываясь тем, что не уд ел. Потому как те, кто, скажем, у дел на телеке - они еще с тем удом во рту...)
Впрочем, последнюю погремушку слов в "Огонек" отправлять не стал.
А остальное в понедельник должно выйти.
А в нынешнем номере, рядышком, мы со Львом Лурье.
Он пишет - про петербуржцев и фиников ("северный ветер для Петербурга полезней южного"), я - про понаехавших и Петербург.
Жалею, что не помянул ложный хипстер-буфет "Свитер с оленями" на Грибонале - но, с другой стороны, лучшим в этом месте являются тексты, а отнюдь не выпивка и еда.
открыть материал ...
Пролезть через окно в Европу
// Дмитрий Губин: чем Невский лучше Тверской
Чеховские три сестры сегодня бы рвались не в Москву, а в Петербург (впрочем, при Чехове Москва административно была как сегодня Питер). Статистика неумолима: на Неву за два последних года переехало жить 324 тысячи человек. В Первопрестольную — лишь 299 тысяч
открыть материал…
При публикации были небольшие сокращения, оригинал вот:

ЧЕРЕЗ ОКНО ПРОЛЕЗТЬ В ЕВРОПУ

Чеховские три сестры сегодня бы рвались не в Москву, а в Петербург (впрочем, при Чехове Москва административно была как сегодня Питер). Статистика неумолима: на Неву за 2 последних года переехало жить 324 тысячи человек. В первопрестольную – лишь 299 тысяч.

Было бы явление, а объяснения найдутся.
В самом Петербурге наплыв новых горожан (в 2011 году таких зарегистрировали 130 тысяч человек, в 2012 уже 194 тысячи; тенденция, однако) объясняют просто: «К нам переезжает Газпром!»
Это не совсем так.
Во-первых, в Питер в 2013 году перебирается лишь «Газпром экспорт».
Во-вторых, да хоть и весь газовый гигант с Миллером во главе: для 5-миллионного города (самого крупного в мире из северных городов) это как слону дробина.
Но все равно, риелторы потирают руки: растет цена на квадратные метры на Крестовском острове, играющем роль резервации для нуворишей (или, говоря языком Пелевина, нуворашей), которые воротят нос от центра, едва узнав, что в старых домах подземных гаражей не бывает. По городу гуляют шуточки типа «Объявление: Менеджер «Газпрома» снимет квартал». А историк и телеведущий Лев Лурье – и это уже не шутка – проводит для газпромовских менеджеров курсы адаптации к петербургской жизни. Учит называть пончики – пышками, подъезд - парадной, и не бежать в ужасе из третьего двора-колодца.
Но это поверхностный, хоть и культурный слой.
Глубинная же причина в том, что Петербург сегодня не столько окно в Европу, через которое в Европу можно только, вздыхая, смотреть, - но и сама Европа, если судить по жизненному укладу.
Ведь что видит приезжий, выходя из поезда на Московском вокзале? Прямо напротив – круглосуточный музей эротики. Рядом – секс-шоп «Розовый кролик». Влево и вниз по Лиговке к Обводному – дешевые харчевни и бары с шестовым стриптизом, там же десятки отелей и отельчиков: предлагаются, в том числе, и номера с почасовой оплатой.
Возможно, кому-то все это и ужас, но ужас совершенно европейский. Потому что в любом большом европейском городе район возле вокзала – «красная» зона, напичканная злачными местами, стрип-клубами, кинотеатрами для взрослых, дешевыми отелями. Что в Риме, что в Копенгагене, что во Франкфурте (про Гамбург с Амстердамом я уж молчу).
Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…