February 25th, 2013

Когда театр выпадает, как прямая кишка на 4-й стадии геморроя. - Питерский строй. - Из "Огонька"

В свежем "Огоньке" - мой текст про Мариинку-2, новую сцену Мариинского театра, которая с фасадов плоха даже в том случае, если б такие фасады прикрывали богатый спорткомплекс в провинции. Но это текст не про разведенного, как лоха, Перро, и не про тех, кто на строительстве Мариинки жировал (был там, скажем, в числе подрядчиков N, - дяинька с комплексом семиклассницы из бедной семьи. Девочка из бедной семьи развлекается, меняя трусики "неделька", а дяинька развлекался тем, что менял ежедневно "лехусы": в понедельник приезжал на белом, во вторник - на черном...)
Это текст про то, что мучительная и сладкая красота Петербурга, - это красота бюрократических архитектурных правил. Красота ровного строя. Вот почему все, что началось с Яковлева, что расцвело махрово при такой же махровой Матвиенко (про Полтавченко в смысле архитектуры пока говорить нечего; не отметился; если он ничем и не отметится, ему многое можно будет простить) - это гоношение на питерских правилах и поношение питерских правил, надувание щек посредством монолитного железобетона, - эк как мы могем за свои-то мильёны!
открыть материал ...
Мариинское выпадение
// Дмитрий Губин: в Петербурге назрел очередной культурно-политический скандал
В Петербурге начался сбор подписей за снос нового здания Мариинского театра. В очередной раз культурный скандал в городе грозит стать политическим
открыть материал…
Текст, кажется, почти не был сокращен, но для любителей читать в подлиннике - извольте:

МАРИИНСКАЯ ВПАДИНА

Петербург, вопреки всеобщему убеждению, вовсе не город великой архитектуры. Это город торжества архитектурного правила, не знавшего исключений. А теперь исключений много. Новое здание Мариинского театра – в их ряду.

Новое здание Мариинки не просто вызвало оторопь. Гора дел по его возведению: победа на конкурсе и приезд француза Доминика Перро; срыв всех возможных сроков и чуть не пятикратное увеличение сметы (при том, что одной из претензий к Перро была именно стоимость проекта, его стеклянного театрального покрывала); тайны двора при смене мастерских и подрядчиков, - в общем, эта гора родила даже не мышь. Она родила, не знаю, ящик гуталина. Говоря словами Флобера, «нечто похожее на ферму и на прядильню»: обклеенный камнем торговый центр. Большой провинциальный универмаг. Ну, так Питер давно и не столица.
И шок у питерцев был оттого, что все ждали, что вот снимут леса и откроется какой-никакой храм, - а леса сняли, и открылся лабаз.
И тут важный момент.
Когда раздался первый крик – «Эт-т-та что?!!», - то вполне себе разумные люди, и не обязательно угождающие власти, вдруг кинулись объяснять, что главное в оперном театре – это содержание. Ну, голоса, оркестр, дирижер. А стены, фасады – да и бог бы с ними. Мне в ЖЖ сбрасывали каменты – вот, в Торонто опера-хаус тоже никакой, и нормалек. И вообще, вы, недовольные, - вы тайные поклонники Церетели, вам подай храм искусства, а Иисус чему учил? – правильно, что дух не там, где камни, а там, где люди. Да будем же протестантами. Опера и балет там, где зритель. И неча!
И вот этот оправдательный гул меня не то чтобы изумил, - люди в усталости от жизни нередко автоматом оправдывают то, чего нельзя оправдывать; это называется «с годами стать мудрее». Гул свидетельствует: мы – дико нечуткая к архитектуре страна. Увы, так. И Петр I это понимал и приглашал строить иностранцев. И все Романовы вслед за ним. Живучесть мифа о «шедеврах петербургской архитектуры» - доказательство этого прискорбного бесчувствия.
Дело в том, что выдающихся зданий в Питере мало. Большинство объектов питерской гордости вторично. От воронихинского Казанского собора с его полукруглой колоннадой, стибренной у собора св. Петра, до стибренного примерно там же Монферраном Исаакиевского собора. Про самое известное петербургское здание, Зимний дворец, лучше вообще промолчать. Растрелли, очень по-русски, всучил Елизавете обувную коробку, обильно покрытую кремом с марципанами.
Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…