March 3rd, 2012

Все свободны! - Я сегодня в 19 в СПб на Мойке - Будущее как сингулярность

Ну (как говаривал генерал в "Особенностях охоты") - по порядку!
Пунктов у меня два.
1. У меня сегодня в Питере в 7 вечера выступление в книжном магазине "Все свободны" - этой Мойка, 28, 2-й двор, код на воротах 489, вход с Волынского переулка открыт. То есть от метро "Гостиный двор" - "Невский проспект" идти 7 минут нога за ногу (поворачивать можно как на Мойку, так и на Большую Конюшенную). Говорить буду о революции как о смене парадигм (трусливым: на примере "Структуры научных революций" Томаса Куна). А также об идее академика Стёпина (который философ) о замене парадигмы традиционного общества ("золотой век всегда вчера", "ты должен быть вместе со всеми") парадигмой технологического общества ("лучшее будет завтра", "ты социально мобилен и можешь выбирать, с кем тебе быть"). Хотя в целом я буду представлять свою книжку "Налог на Родину".
2. Доклад Вячеслава Стёпина я слушал на гигантском международном конгрессе Global Future 2045 - он проходил в Москве в феврале целых 5 дней. Об этом конгрессе я написал текст для "Огонька", где он и был благополучно (но сокращенно) опубликован.
открыть материал ...
Вопросительная точка
// Впечатления Дмитрия Губина о футурологическом конгрессе, который пытался предугадать мир-2045
Я четыре полных дня провел на футурологическом конгрессе. Назывался он Global Future 2045. И должен теперь предупредить: готовьтесь, граждане, к сингулярности!
открыть материал…
Для ценителей полный версий - ниже даю оригинал. Включая оригинальный заголовок!

КУДА КРИВАЯ СНУКСА-ПАНОВА ВЫВЕЗЕТ

Я четыре полных дня провел на футурологическом конгрессе. Назывался он Global Future 2045. И должен теперь предупредить: готовьтесь, граждане, к сингулярности!

Ну, вы представляете, что такое футурология.

Лучше всего это явление описано Иосифом Бродским:

 …при слове “грядущее” из русского языка

выбегают мыши и всей оравой

отгрызают от лакомого куска

памяти, что твой сыр дырявой.

То есть я тоже считал, что футурологи – это такие безумцы, налетающие на научный грант (то есть все же не вполне безумцы), дабы, пожрав его, оставить выделение в виде брошюры с названием типа «Общая теория счастья человечества: введение в теорию».

Но после конгресса я точку зрения изменил – несмотря на то, что количество подаренных мне брошюр о грядущем счастье человечества, равно как и визитных карточек, отпечатанных на том же гектографе, что и «Искру», зашкаливало.

Дело не в том, что на самом конгрессе были представлены серьезные научные учреждения и школы, которых в пустых играх в слова (по-английски это называется дивным словом speculations) не обвинишь. И даже не в том, что впервые в Москве собрались вместе такие знаменитости, как Рэймонд Курцвейл – изобретатель планшетного сканера, систем распознавания текстов и синтезации речи, названный американским каналом PBS «одним из 16 революционеров, которые создали США». Или президент Международной ассоциации Всемирной истории Дэвид Кристиан. Или руководитель кластера космических технологий Фонда Сколково Сергей Жуков (он сам – летчик-космонавт). Или гарвардский астрофизик Эрик Чейсон. Или антрополог Акоп Назаретян из Института востоковедения РАН. Или астрофизик Александр Панов из НИИ ядерной физики (тот самый, который создал «кривую Снукса-Панова»).

А всего там было полсотни докладчиков, за полным списком которых можно заглянуть на сайт конгресса – и полтысячи слушателей, превращавшихся порой в глашатаев на «круглых столах».

Дело, товарищи дорогие, в том, почему так здорово, что все мы здесь сегодня собрались.

Вот вы, вероятно, слышали, что мощность компьютеров удваивается каждые два года. Это так называемый «закон Мура», а точнее, предположение, высказанное еще в 1965-м году основателем компании Intel Гордоном Муром. Гордон Мур первым сформулировал закон экспонентного – то есть в геометрической прогрессии – развития электронной техники, который должен внушать смутную тревогу любому, кто знаком с историей расплаты за шахматы, когда на первую клетку предлагалось положить одно пшеничное зерно, на вторую – два, на третью – четыре, на четвертую – восемь, а далее выяснялось, что во всем мире для расплаты не найдется пшеницы. Спрашивается: что произойдет, если мощность компьютеров у-двести-пятьдесят-шестерится всего через 16 лет ? А через 64 года? А что случится, когда рост мощности компьютеров упрется в физический потолок, то есть в размер молекул кремния? А возможен ли переход на квантовый компьютер? А не случится ли в ближайшее время качественный скачок, состоящий в том, что помощники человека отменят своих хозяев – ну, подобно тому, как кроманьонцы отменили неандертальцев? (А если начистоту, то кроманьонцы неандертальцев попросту перебили…)

Оглянитесь: все сегодня вокруг нас развивается столь сверхстремительно, что сомнений о переходе в информационную цивилизацию из индустриальной нет. Я, например, в конце 1980-х еще набирал тексты на компьютере Apple IIc, у которого жесткого диска не было, а операционная система загружалась с ферромагнитной дискеты объемом 256 килобайт. Но сегодня я сброшу копию этой статьи не флэшку в 32 гигабайта – и параллельно посмотрю в интернете, не упала ли цена на флэш-память в 64 гигабайта до тысячи рублей. Сегодня мой сотовый телефон куда мощнее и производительнее, чем та «большая электронно-вычислительная машина», которая, если верить фантастам моего детства, должна была «занимать всю носовую часть межгалактического корабля»!

Прониклись примерами? Готовы привести свои? А теперь постарайтесь принять следующее.

Дела на Земле обстоят куда хуже или, если угодно, серьезнее. Забудьте про закон Мура. Рэймонд Курцвейл настаивает (и доказывает), что мощность компьютеров в наши дни удваивается уже не каждые 2 года, а каждые 11 месяцев. И скорость возрастания скорости все увеличивается. Информационную революцию можно изобразить в виде кривой, которая над горизонтальной осью времени поднимается все круче и круче. И в один в один прекрасный миг эта кривая – по законам математики – должна рвануть вертикально вверх.

Эта кривая и есть, собственно, кривая Снукса-Панова, только описывает она не развитие компьютеров как частный пример, а эволюцию человечества в целом, причем, согласно кандидату физматнаук Панову,  эволюция ускоряется с коэффициентом примерно 2,7.

А точка, в которой кривая начинает идти вертикально вверх, называется точкой сингулярности, или (я упрощаю, но не слишком) переходом в такое состояние, в котором отменяются все прежние законы и правила, а прежнее развитие становится невозможным. Кстати, если смотреть на вещи в обратной последовательности, то именно из сингулярности – сверхмалой точки со сверхбольшой плотностью – и произошло все сущее, включая Вселенную, пространство и время. Так, во всяком случае, утверждает теория Big Bang, Большого Взрыва, которой сегодня придерживаются практически все физики – да и не только они.

В точке сингулярности неизбежно происходит смена графика. Либо революция и переход к новым принципам развития. Либо регрессия и затухание. Либо переход от кривой развития в горизонтальную плоскость. И это не абстрактные мудрствования. Академик Сергей Капица, например, строит демографический график роста населения Земли именно как геометрическую прогрессию. Согласно его вычислениям, точки сингулярности демографическая кривая  достигнет, когда нас на Земле будет около 11,4 миллиарда существ – после чего развитие остановится. И случится это довольно скоро, в первой половине XXI века.

Так вот: согласно кривой Снукса-Панова, и развитие человечества в целом достигнет сингулярности в первой половине XXI века. Ученые, изучающие разные проблемы, развивающиеся по этой кривой, называют разные даты, но все сходятся на одном и том же периоде плюс-минус 20 лет: 2045 год (понимаете теперь, откуда название у конгресса?)

Должен сказать, что человечество не первый раз достигает в отдельных сферах жизнедеятельности точки сингулярности.

Например, в конце XIX века в сингулярность должен был выйти рост конского навоза в городах. Люди богатели, скорости возрастали, появился общественный гужевой транспорт, лошади были нужны всем – конское дерьмище неудержимо заполняло улицы; сбрасывалось, несмотря на запреты, в каналы и реки; нас ждала гибель. А чем все кончилось? Правильно: революцией. Появлением автомобиля. Парадигма гужевого транспорта перешла из прогрессии в регрессию, зато автотранспорт стал развиваться по кривой Снукса-Панова (вначале это было незаметно, а нынче – посмотри в окно).

Еще пример, уже из наших дней: библиотеки. Число книг, брошюр, авторефератов, газет, журналов, каждый экземпляр которых издатели были обязаны отправлять в библиотеку, росло по такой экспоненте, что физически никаких хранилищ, даже «Ленинки» не хватило бы и не могло хватить (в библиотеке Ярослава Мудрого было, для примера, всего 500 томов). Библиотеки во всем мире пытались как-то эту тенденцию оседлать – в конце XX века появились микрофиши, микрофильмирование – но в итоге с появлением электронных текстов российские классические библиотеки революцию начисто проиграли и ушли в регрессию. Сегодня московская РГБ, или питерская Публичка, не говоря уж про их городских-районных братьев-сестричек – представляют собой чуланы времени, в которые ходят либо безумцы, либо несчастные диссертанты, потому что прочие люди посещают библиотеки электронные (кто идет в Lib.ru, кто скачивает библиотеку Траума, кто ищет нужные книги на «Альдебаране»). Зато библиотеки электронные развиваются сегодня именно по кривой Снукса-Панова.

Впрочем, сейчас – не о технических прогрессиях, не о математике, а о пределах развития человечества, в которые мы упремся совсем скоро.

Скажем, для антрополога очевидно, что нравственность – это всего лишь природный механизм, который позволяет человечеству развиваться без самоуничтожения: сдерживающий природную агрессию фактор. А что произойдет с нравственностью в точке сингулярности?

Или – еще вопрос – будет ли в постсингулярную эру человечество продолжать свое развитие посредством белковых тел? Или информационное 3D-нечто, на которое записана информация о нас как о личностях, будет тоже считаться человеком? А может ли одна и та же личность существовать сразу в нескольких телах (мы же ведь один файл записываем без проблем на нескольких носителях, правда?)

А что такое личность?

А что такое человек?

А что такое жизнь, смерть и бессмертие?

А если человек равен информации о нем, то на чем фиксируется эта информация и можно ли ее копировать? (Потому как квантовые состояния, например, не копируются).

Я не просто так эти(ми) вопросами задаю(сь). Еще в 1960-х американский историк науки Томас Кун в своей книге «Структура научных революций» (найдете без труда в электронных библиотеках!) высказал идею, что революция, оставляя научные термины прежними, наполняет их новым смыслом: так это, например, случилось с понятиями «времени» и «пространства» после Эйнштейна.

Вот, скажем, на конгрессе в Москве всерьез обсуждали создание аватара – небелковой копии человека, технологически превосходящей его. И отдельные элементы аватара – включая конечности или воспроизводящую мимику лицо – можно было на конгрессе не только увидеть, но и потрогать. Так вот: грядет ли нам на замену сверхчеловек? Что будет значить «человек» после прохождения точки сингуляции? Останемся ли мы людьми в новых телах? Имеет ли перспективы трансгуманизм, предполагающий развитие человечества в телах нечеловеческих?

Теория Дарвина ведь не тем потрясала основы, что вывела человека от обезьяны без посредничества высшей силы. А тем, что убрала человека из конечной цели эволюции, а саму эволюцию определяла как спонтанный процесс приспособления к внешним условиям. То есть Дарвин первым сказал, что мы – не венец всего сущего, а в некотором смысле случайный результат того, куда природная кривая вывезет.

Я пишу об этом оттого, что, прослушав полсотни докладов ученых умов, услышал вопросы, которые может задать каждый, но ответа на которые не знает никто.

Я пишу и потому, что, будучи погружены в собственные, маленькие, локальные парадигмы (например: как сменить свою иномарку на новую, не уйдя в овердрафт по выплате ипотеки? Или: следует ли голосовать против Путина, увеличивая тем шансы на появление в России автобанов, а также непропагандистских каналов телевидения? – здесь я парадигмы и схемы перевел в форму вопросов) – мы забываем о глобальных изменениях, которые могут перечеркнуть и наши глупости, и мелкие злодейства.

Что произойдет, когда машина по разуму сравняется с человеком?

Следует ли признать права человека за искусственным интеллектом или за человеческим интеллектом в искусственном теле?

Каковы будут источники энергии в мире, где кончится нефть?

Сможем ли мы передавать электричество по воздуху, а добывать его из солнечной энергии, как об этом докладывал на конгрессе академик РАЕН Дмитрий Стребков?

Есть ли квантовое объяснение тому, почему мы не можем предсказывать будущее?

Изменяет ли информационная эпоха наши представления о том, что есть жизнь и что есть смерть?

Кто после человечества?

Какие там Путин, Обама, Саркози, Навальный, Сирия, Ближний Восток, оппозиция, коллекция весна-лето 2012, айпэд, айфон!

Перед нами открылась бездна, звезд полна. Звездам числа нет, бездне дна.

Сингулярность – в каждый дом.

P.S.

Пока не забыл, вдогонку.

1. Футурологу не мешает знать, что приличная визитная карточка способствует коммуникации.

2. Если есть идеи о том, как осчастливить человечество, пишите об этом увлекательную – подчеркиваю – книгу. Например, серьезная научная Ричарда Докинза «Расширенный фенотип» (я ее сейчас читаю) начинается с завораживающей фразы «Этот труд – беззастенчивая пропаганда. Я прямо выступаю за вполне определенный взгляд на животных и растения и за определенный способ изучения того, почему они делают то, что они делают». А книга Джареда Даймонда «Коллапс» (о том, почему исчезают цивилизации) начинается с описания двух молочных ферм, одна из которых умерла, а другая – процветает. Сравните с российскими научными трудами.

3. Следующий конгресс Global Future 2045 – организованный, кстати, тем же парнем по имени Дмитрий Ицков, что придумал и движение «Россия 2045», и создание аватара, которое начиналось в союзе с «запутинцем» Константином Рыковым, после чего пошли разговоры, что это Кремль-де финансирует инвестиции в бессмертие, дабы Путин правил всегда – так вот, следующий конгресс должен пройти в 2013 году в Нью-Йорке.

4. Большую Историю (то есть историю Вселенной, начиная с Большого Взрыва) в России неплохо бы преподавать.

5. Сумасшедшие в футурологии не исчезнут, но перестанут быть заметны тогда, когда общество начнет обсуждать проблемы будущего столь же увлеченно, сколь и проблемы настоящего.


promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…