July 19th, 2011

Между верностью профессию и верностью начальнику: свежий текст в "Огоньке"

Когда-то, когда еще "Временно доступен" вел с Дибровым не я, а Игорь Васильков, героем программы был Парфенов.
И вот Васильков ему там говорил: "Лень, ну вот не лез бы ты в политику, и остался бы на экране!" - а Парфенов отвечал: "Я  занимался не политикой, а журналистикой, и профессия требовала от меня задавать определенным людям определенные вопросы, а от меня требовали другого". Ну, это весьма приблизительный пересказ , но за смысл ручаюсь.
Про то, что сегодня ради денег совершается массовое предательство не личных даже принципиов, не убеждений, а профессиональных требований, я давно хотел написать, - и написал. Про то, что под профессионализмом сегодня в России подразумевается лояльность.
В "Огоньке" текст вышел практически без сокращений, принципиальное все оставлено.
Если кому-то на ссылку жать лениво, оригинал привожу ниже.

ОБЩЕСТВО ЛОЯЛИСТОВ

Выбор между служением профессии либо начальнику должен, по идее, совершаться в пользу первой, потому что начальника сменить проще. Однако сегодня в России карьеру на этой идее не сделать.

 Вообще-то я преподаю – на журфаке Московского университета. У меня спецсеминар, и на первое занятие набивается человек сто гавриков, а точнее, гавриц (или горлиц? Не суть: просто после уничтожения военной кафедры факультет обезмальчишечел). Думаю, они слышали, что я «добрый препод», то есть всем ставлю зачет. И я рассказываю горлицам  про устройство работы журналиста, родственное работе следователя, который обязан собрать доказательства и допросить и ту сторону, и эту, - ну, там масса технологических и психологических моментов.

Меня не то чтобы самого так учили, но я к такому выводу пришел: нельзя утаивать шило в мешке, нельзя не давать слово тому, кто тебе противен (просто потому, что противен), нельзя говорить «все ясно» - когда ясно только кое-что. Верность профессии, то есть следование определенному алгоритму, страхует от ошибок и от стыда, - когда, например, случится разрыв времен, произойдет обвал пород, и обнаружится там скелет, который прятали под самым носом.

И еще хочу сказать – это важно – что соблазн отступить от алгоритма в пользу высшей справедливости очень силен (вероятно, в любой профессии). Мне, например, до сих пор стыдно, что в 1996-м я считал главной опасностью для страны возвращение коммунистов. И боролся с ними, как мог – хотя нужно было не бороться, а давать слово. Но я давал слово младодемократам и не задавал им гнусных вопросов, хотя был обязан – но уж больно мне тогда нравился Чубайс. А вот теперь я печально думаю, что президентская победа Зюганова в 1996-м, которая должна была случиться по справедливости, то есть по преобладающему в стране желанию, была бы замечательным событием. Коммунисты в варианте мягкой реставрации подчистили бы творившиеся безобразия, всякие там итоги предрешенных залоговых аукционов, а заодно избавили бы страну от тоски по коммунизму. Ну, а далее Геннадий Андреич на волне краха 1998-го мягко уплыл бы в голубую даль, как олимпийский мишка, - и уже бы никогда не вернулся. Зато бы и не позорился на старости лет ролью декоративного Бармалея. А так, получается, я ко всему этому бесстыдству тоже руку приложил…

 

Collapse )

 

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…