November 20th, 2010

Русская кухня, русская душа и текст из "Огонька"

Хорошая русская кухня в России так же редка, как хорошая русская душа. Нет, конечно, за отрицание особой, уникальной и выдающейся русской души у нас могут морду побить - но все как-то чаще встречаешь желание морду побить, чем желание открыть душу. Не я один на этом споткнулся, - эвона, еще брат Гоголь то же затеял, глянь: а души вокруг мертвые. И - тишина...
В общем, ну эту русскую душу к ляду, тем паче, что нет ни одного путного романчика со сравнительной характеристикой души русской с душой, скажем, украинской или эстонской, - как такие романчики по сравнению душ французских и английских пишутся регулярно, от Пьера Даниноса до Стефана Кларка или Питера Мейла.
К тому же отсутствие ресторанов русской гастрономии печалит меня куда больше, чем отсутствие русской души (хотя причины обоих отсутствий, сдается мне, схожи).
В прошлом номере "Огоньке" вышел мой текст "Экзамен кислых щей" - но, увы, чуть не вдвое сокращенным (я расписался, не вслез в полосу).
Для бефстроганофолюбов и душеведов - полный текст даю ниже.

ЭКЗАМЕН КИСЛЫХ ЩЕЙ

 Я довольно давно понял, почему в России почти нет ресторанов русской кухни. И почему суши и роллы у нас найти проще пареной репы. И назубок знаю меню заведений, претендующих на популярность: от салата «Цезарь» до кальяна. 

Дело в том, что моя жена – ресторанный критик. Мои супружеские обязанности - ходить с женой по ресторанам. И я исполняю их с тем же воодушевлением, что когда-то в свой первый брачный обед. (Ах, какой был обед! В ленинградском кафе «Тет-а-тет». Это было первое постсоветское кафе, его сделал драматург Генрих Рябкин. Все столики были на двоих. Играл тапер. Свечи отражались в ведрах с шампанским. Рябкин, в твидовом пиджаке, шейном платке, элегантный, как Мефистофель работы скульптора Антокольского, орлиным взглядом следил из-за двери кухни, счастливы ли гости. Мы – были).

У нас, конечно, всякое случалось. Жена без меня летала на гастрономический фестиваль в Гонконг, и потом говорила, что Гонконг стал любовью ее желудка. А я изменял ей со стейками в Нью-Йорке и с лобстером в Бостоне (но вы бы видели этого лобстера, сваренного в атлантическом кипятке! Вы бы и Родине с таким лобстером изменили!)

Но в целом – по ресторанам вместе. И в радости, и в горе. И к индусам на Бэйсуотер в Лондоне, и к евреям в квартал Марэ в Париже, и к ресторанному гению Мнацаканову, в «Рыбу на даче» под Сестрорецком, где подают не чебурек с бульоном, нет! Там знакомят гневного, пылкого Тамерлана с Европой, покорной и нежной! И сватовство свершается у вас во рту!

 

Collapse )

 


promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…