November 30th, 2008

Факультет (не) нужных вещей

N., чей сын наш с Тамаркой крестник, рассказывал о приезде Матвиенки в их сонный дворик в Коломне - там рядом торговые ряды. "Здесь, - указующий жест, - никакой торговли не будет!" Охуевший люд прибежал с договорами аренды. "А это - вот!!!" И договор барыниной ручкой - хрясь и пополам. N. - по характеру флегма и далек от политики, его крохотный бизнес принес ему деньги на машину и ремонт старой "двушки" спустя лет 10 после старта. Однако Матвиенка, сестра по разуму московского брекекекса, его пугаетвсерьез : в их среде, невеликих торговцев, ремесленников, ремонтников, только и ходят что разговоры, как кого слабым манием руки она уничтожила. У барыни ведь замах - небоскребы, килотонны, миллиарды.
Собственно, отчасти про это (хотя и не совсем про это) - текст в последнем "Огоньке".

ФАКУЛЬТЕТ (НЕ)НУЖНЫХ ВЕЩЕЙ

У меня в петербургской квартире ремонт. Ужас, кошмар и скрежет зубовный. Кошмар, впрочем, не от грязи и пыли, а оттого, что из комнаты в комнату приходится перетаскивать барахло. Это и есть конец света: барахла много, а девать его некуда.

Полный набор пластинок Жака Бреля и Сержа Гинзбура. Проигрыватель стереофонический «Аккорд». Электронный «Морской бой». Мохнатый, по советской моде 1980-х, абажур. Учебники и тетради выросшего ребенка (с первого класса). Мишка олимпийский фарфоровый. Мильон подаренных, но ни разу не использованных подсвечников, ваз, рамочек, которые на стол ставить стыдно, а выбрасывать жалко. Три одеяла шерстяных; два покрывала жаккардовых; четыре ладьи хрустальных – как говорится, все, что нажито непосильным трудом…
Девать и правда некуда – антресоли и кладовки забиты, а городские старьевщики давно изведены как класс. Почитайте «Ангелову куклу» Кочергина – там в паре глав есть про то, как уничтожалась эта профессия в Ленинграде после войны. Блошиного же рынка, барахолки, этой ярмарки былого тщеславия, которой гордятся и Вена, и Амстердам, и Лондон, не говоря уж про Париж с необъятной Марше-о-Пюс, в Петербурге нет, не считая рэкетируемых ментами старух обочь железнодорожной платформы «Удельная».
Ей-ей, ничего больше, кроме этих сиротских клеенок-газеток-ящиков, на которых разложены рамки фотографические кадрирующие, утюги хромированные и статуэтки «лиса лежащая» с отбитым хвостом, в Питере в смысле блошиного рынка нет, - но я вовсе не призываю изгнать этого мелкого беса из храма торговли. Даже в таком виде это напоминает берлинскую барахолку на Arkonaplatz, где я ошалело бродил среди останков переваренной и изрыгнутой цивилизации ГДР, - да-да, среди пластинок Дина Рида, военных сапог и пошарпанных готовален.
Напротив: я ужасно боюсь, что этих бабуль разгонят.
Я знаю, как это в Питере делается. Приезжает матушка-губернаторша, гневно машет рукой, и остается выжженная земля Collapse )

Слегка сокращенный текст, но с картинкой, по ссылке здесь:

http://ogoniok.ru/5074/11/
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…