February 25th, 2007

Кони – в преемницы!

Год не ездил в Финляндию: забыл, что при переходе границе у нас паспорт показываешь 6 раз и декларацию заполняешь на морозе, а у финнов – один раз и в тепле, декларации же не заполняешь вовсе. Когда молодым, сильно глупым я был, страну я родную безумно любил – и где-то в 98-м пафосно обличил на радио ужас погранпереходов с полусуточными очередями. Главой погранцов тогда был Тоцкий... Нет, Бордюжа. (А сейчас кто? Не знаю, да и нет разницы: лабрадоршу Кони можно назначить без ухудшения результата. Разве что Кони сожрет меньше). И вот Бордюжа послушал мою программу и пригласил к себе на Лубянку перетереть, как нам обустроить погранпереход. Сидел (и, должно быть, сидит) начальник погранцов и бывшем кабинете Берии, о чем мне шепнули помощники, но кабинет в памяти как-то не запечатлелся.
Мы час мило поболтали, я даже начертил схему, где и отчего на границе происходят системные. В общем, занимался внутренней логистикой. Результат заключался, разумеется в отсутствии результата: 9 лет– а все тоже. Каждые три шага: покажьте паспорт! Да я его тока вот показывал! А ну, еще раз покажьте!
Тогда я не понимал, что госслужба сродни глянцу в том, что помимо фиксированных зарплат, подразумевает социальный – нет, даже не социальный, а ментальный – пакет. В чем смысл глянцевого пакета? В том, чтобы не слишком много получающий рядовой редактор Cosmo или FHM (а много в глянце получают только начальники: как и на госслужбе) мог раз в пару месяцев отправиться в спонсорскую поездку и жить 4 дня так так, как живет и отдыхает Брюс Уиллис или какой миллионер попроще. Смысл ментального госпакета в том, чтобы любая сошка могла почувствовать себя начальником: то есть унижать и куражиться над просителем или, на худой конец, ощущать его зависимость от себя.
Это, должно быть, потрясающей силы чувство, раз чиновничье барство которую лет – основной и единственный принцип внутреннего устройства России. Причем ему в точности соответствует полная готовность населения быть рабам, о чем и было сказано Лермонтовым в известном стихотворении, которое можно и не вычеркивать из школьных программ, поскольку циничные баре могут и в лицо рабам сказать, что они рабы (я же вот, например, говорю).
Маннергейм в 46-м запретил финским чиновникам пользоваться автотранспортом, чтобы крохи бензина, который СССР не забирал в качестве репараций и контрибуций, шел исключительно на сельхозработы. И демонстративно сам пересел в сани.
Можно ли представить Кони-водов отказывающимися от «меринов» до тех пор, пока минимальная зарплата в госсекторе не достигнет прожиточного минимума?
Сын медсестры и кухара вышел в баре, и все для него вокруг – говны. И говны тому рады: взгляните на рейтинг.
Интересно, как это можно в России проводить счастливую старость?
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…