dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Почему я против памятника Бродскому. И не только Бродскому

Текст вышел на Росбалте.

ПОЧЕМУ Я ПРОТИВ ПАМЯТНИКА БРОДСКОМУ

Памятник Иосифу Бродскому в Петербурге не будет установлен на Пироговской набережной (хотя планировалось). Его собираются смонтировать на брандмауэре дома Мурузи, где жил Бродский, со стороны переулка Короленко. Со стороны собора нельзя: новые памятники запрещено устанавливать на открытых пространствах исторической зоны, и это хорошо. А плохо, с моей точки зрения, то, что памятник Бродскому все-таки собираются установить.
Почему плохо?
Да потому что памятник как увековечение памяти – это культурная идея XIX века. Попросите прохожих у дома Мурузи прочесть по памяти хоть что-то из Бродского. Неважно что. От хрестоматийного «В Рождество все немного волхвы. В продовольственных слякоть и давка…» до «Школьной антологии», от которой до сих пор трясет школьных училок («Но все-таки как вещ бывает голос пионерской речи!.. «Берешь все это в руки, маешь вещь!» и «Эти ноги на мои бы плечи!»).
Бродского знают, но не читают, потому что поэзию сегодня в России не читают вообще. Она умерла, замерла, замерзла, и Бродский умер, и любой памятник, установленный ему – могильный, включая тот, что в Москве на Садовом кольце и в Питере во дворе филфака, куда теперь не пускают с улицы, так что это кладбище кладбища.
Памятник Бродскому в стране, где стихи остались уделом горстки образованных нищебродов – это примерно то же, что и памятник в Петербурге Габдулле Тукаю, который воткнули на углу Кронверкского и Зверинской. Да, татарский поэт Тукай жил на Зверинской: 13 дней в 1912 году. Чтобы понять, каким он был поэтом, нужно знать и Тукая, и татарский. Те, кто пролоббировали ему памятник, поступили так же, как поступают те, кто на месте гибели родных на трассе «Скандинавия» ставят пустой памятник-кенотаф и вешают венок, приватизируя общественное пространство.
Повторяю: я против памятника Бродскому ровно по той же причине, по какой я против памятника Тукаю в Петербурге или, не знаю, Нельсону Манделе в Лондоне (когда я жил в Лондоне, то подписывал письмо протеста). Сегодня такие памятники выполняют роль взятки собственной совести.
Памятник сегодня – дико архаичный способ продления жизни после смерти. Я искренне люблю Бродского, этого мычащего давителя русских слов в ступке времени, я его слегка побаиваюсь, помню наизусть и считаю великим поэтом и великим ленинградцем. Но меня бесит, что современная Россия в культурных приемах использует методы XIX века, что лишний раз показывают нашу периферийность. А я – противник культурной убогости.
Но есть ли другие приемы, неархаичные?
Конечно. Лев Лосев, другой великий поэт и ленинградец (его я люблю даже больше Бродского), в ЖЗЛ’ловской книге о Бродском упоминает, как тот в 1991 году в США был выбран поэтом-лауреатом. Помимо стипендии, это означало нанесение стихотворных цитат на общественный транспорт – и Бродский даже сочинил для нью-йоркского метро двустишье «Sir, you are tough, and I am tough. But who will write whose epitaph?»
Вот общественный транспорт как транспорт для поэзии – это сегодня круто. Стихи (или музыка), звучащие в метро – это класс. Но в Петербурге с его провинциальной культурной политикой цитата из поэта – это лишь затертое до дыр в головах «Люблю тебя, Петра творенье!» на день города (вашу мать, тьфу!)
В Петербурге нет звания поэта-лауреата (или прозаика-лауреата, или композитора-лауреата, или художника-лауреата, или фотографа-лауреата), выбираемого другими поэтами, но финансируемого казной, т.е. всеми горожанами. Поэтому в провинциальном питерском метро раздается мертвяческое «Проходим с левой стороны, не задерживаемся на эскалаторе!», но не звучат ни Бродский, ни Лосев, ни Кушнер, ни Десятников, ни Каравайчук, ни Ханон (последние трое, если кто не знает – живые музыкальные гении, наши с вами современники). У нас на очередной день города опять будут ходить ряженые, изображая Петра и Екатерину, но никому в Смольном в голову не придет раздавать, не знаю, пароль на скачивание «Завода «Свобода»» Ксении Букши, этой потрясающей питерской девочки, написавшей дивный ленинградский роман, - выкупив для этого права у издательства.
Они ценить умеют только мертвых, у них могильный памятник и есть культура.
И это вторая причина, по которой я против памятников хоть Бродскому, хоть Ахматовой, хоть Товстоногову, хоть Десятникову (а ведь посмертно ему поставят).
А третья причина состоит в том, что в Петербурге постоянно ставят памятники, в то время как нам остро не хватает современной скульптуры, преобразующей городскую среду. Чтобы понять, насколько такая скульптура может менять повседневность, достаточно заглянуть в Париже к Центру Помпиду и увидеть знаменитый кинетический фонтан Стравинского, созданный в 1983-м Жаном Тэнгли и Ники де Сен-Фалль. Эти фантастические разноцветные крутящиеся формы, объединившие механику, воду и скульптуру, настолько потрясли мир, что разошлись цитатами по десяткам городов. А у нас Матвиенко искренне считала «культурой» разлапистый фонтан с цветомузыкой на Неве, пересказывающий то, что сказал миру «магический фонтан» в Барселоне еще в 1929-м.
И эта современная скульптура нужна не центру, где и так аттракционов хватает, а, прежде всего, окраинам. Веселому поселку, Гражданке, Комендантскому аэродрому, с их адом второсортной жилой архитектуры и мастодонтами торговых центров. Объявлять всемирный дизайнерский конкурс на изменение среды Муринского ручья или, не знаю, Конной Лахты – вот долг хранителей культуры. И если этот ручей будет засажен какими-нибудь говорящими и поющими кустами, какие растут в Токио в районе Одайбо – это и будет памятником преемственности культур, то есть памятником и Бродскому в том числе. Который не бюстик Джона Донна ставил на стол, а слава те, господи, Донна читал.
Вот и перечитайте «Большую элегию Джону Донну», чем ломать копья по поводу памятника. А еще лучше – запустите буккроссинг в питерских парках, чтобы маленькие книжечки со стихами Кушнера, Лосева, Бродского или Мандельштама лежали (бери и читай!) точно так же, как они лежали прошлым летом в главных московских парках.
А брандмауэр на доме Мурузи отдайте под граффити, оговорив тему. Выйдет и дешевле, и круче.
Мертвые пусть сами хоронят своих мертвецов.
Subscribe

promo dimagubin март 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →