dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

5 (+ еще 5 в качестве бонуса) книг для чтения в кризис

Юра Сапрыкин недавно признался, что у него после Крыма случилась немота - он ничего не мог писать. Со многими так. Мы, может, пишем что-то личное в дневник, поскольку оно не лживо, но идет камнепад, и мы не понимаем, что, как, откуда, с какой силой, какие обрушиваются горы, - информации не хватает, а та, что есть, доверия не заслуживает, и мы немеем.
В кризис у меня повторился такой период немоты, - отплевывался в твиттере.
Сейчас хаос начинает понемногу структурироваться (после последней пресс-конференции, например, стало ясно, что Путин окончательно поставил знак равенства между собой и страной, - и, следовательно, все, что против него, а против него весь ход истории, теперь будет трактоваться как антироссийская деятельность), но я все же еще обожду.
Пока что получите витаминную дозу антикризисного. Текст мастерски сверстан в рамках нового проекта "Росбалта" "Петербургский авангард", но я ниже даю простую бумажную форму.

5 (+5) КНИГ ОТ ДМИТРИЯ ГУБИНА ДЛЯ ЧТЕНИЯ В КРИЗИС

«Кризис» по-гречески значит «преодоление». То есть чтобы выйти из кризиса, нужно что-то преодолеть – в том числе и в себе. Например, пересмотреть свои взгляды на деньги, экономику, политику, ход мировой истории и место своей страны в мире. А иногда не пересмотреть, а просто получить: это когда взглядов нет. Выходу из кризиса способствуют 5 выдающихся книг, читать которые в наши дни – сущее наслаждение.

1.     Нассим Талеб. Черный лебедь

Знаменитый биржевой брокер, мультимиллионер и эдакий хиппи от экономики (он вдоволь издевается над экономическими прогнозами нобелевских лауреатов, не ставя их лауреатство ни в цент) создал бестселлер о том, что экономика постиндустриального мира представляет собой мир крайностей, эдакий Крайнестан, где отсутствует понятие справедливости, где победитель получает все, проигравший – ничего, где не действует аристотелева логика и где обильно гнездятся Черные Лебеди. Черные Лебеди – это совершенно непредсказуемые (хотя легко объяснимые задним числом) события, имеющие колоссальные последствия. Например, обрушение рубля на 35% за пару дней и превращение России из «островка стабильности» в то, чем мы являемся сейчас – это результат прилета Черного Лебедя. И даже если вы далеки от экономики (но но жадны до наук), вам наверняка будет интересна главка, полная издевок и насмешек над кривой среднего распределения Гаусса  - с параллельным панегириком фракталам Мандельброта.
Bonus. Адепты Талеба (а его почитателем трудно не стать) сегодня взахлеб читают только что переведенную на русский язык «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса». В добрый путь, - извлекайте!

2.     Элвин Тоффлер. Третья волна

Написанная 35 лет назад, книга американского социолога поражает многим, начиная с предсказания социальных сетей (правда, тогда в домохозяйствах США уже было 200,000 компьютеров, тогда как в СССР – 0). Или доказательством, что утверждение нуклеарной семьи (мечты Мизулиной) и единых школьных учебников (мечты Путина) было спровоцировано потребностями стандартизированного индустриального производства. Но главное, что потрясает у Тоффлера – это парадигма, состоящая в том, что история цивилизации состоит из трех волн: сельскохозяйственной, индустриальной, постиндустриальной. Эти волны резко отличаются по своим законам, и ты их либо понимаешь (и тогда ты на гребне волны), либо игнорируешь (и тогда тебя смывает). Эта концепция удивительным образом примиряет коммунистов с либералами (Тоффлер классифицирует Сталина как человека второй волны, который как умел – а умел кроваво – превращал СССР в индустриальную державу. В отличие от Мао Цзэдуна, который тоже как умел, и тоже кроваво, закреплял Китай в феодальном статусе). И эта же концепция приводит к выводу, что Путин, увы, куда ближе к Мао, чем к Сталину: он тоже законопачивают все щели, дабы в Россию не проникла Третья Волна. Как выглядит дамба под ударом волны, можно наблюдать ныне у любого обменного пункта.
Bonus. Книга Тоффлера написана в популярном на Западе футурологическом жанре, аналогов которому в России нет. Еще один великолепный образчик этого жанра - «Следующие 100 лет», написанные главой американского частного разведывательного агентства STRATFOR Джорджем Фридманом. В писавшейся 6 лет назад книге Фридман описал военную экспансию России на Украину, равно как и последующий коллапс страны вплоть до полного распада.

3.     Макс Вебер. Протестантская этика и дух капитализма

Знаменитому немецкому социолог было 3 года, когда вышел первый том марксова «Капитала», однако он объяснял происходящие грандиозные исторические процессы (т.е., в терминах Тоффлера, пришествие Второй Волны) не с позиций экономического детерминизма, а с точки зрения представлений субъектов экономики, то есть людей. Грубо говоря, как люди представляют себе добро и зло – так и будет устроена их экономическая жизнь. Позже метод Вебера будет назван «понимающей социологией». Читая Вебера, поминутно бьешь по лбу: ну конечно! Для протестанта честный упорный труд – это то же, что для православного покаяние. И если западный человек работает, условно говоря, боясь и славя Бога, то православный – условно говоря, боясь и славя Отечество… А дальше мысли перетекают в совершенную крамолу: уж не потому ли мы так горячо одобрили историю с Крымом, что Отечество у русских важнее Бога, а благом Отечества может быть оправдано все, даже воровство?
Bonus. Марксизм все больше входит в моду среди восточноевропейских интеллектуалов (а среди интеллектуалов Гарварда и Принстона он из моды и не выходил). Так что имеет смысл после Вебера прочитать его антипода, Маркса. А если четыре кирпича «Капитала» не осилить, то хотя бы «Маркс. Инструкция по применению» Даниэля Бенсаида.

4.     Даниел Ергин. Добыча

Показательно, что главная в мире книга про добычу, перегонку и продажу нефти написана американцем с русской фамилией (unfortunately for us, Mr. Yergin doesn’t speak Russian). Колоссальнейшая история добычи нефти (от Рокфеллера в Пенсильвании и Нобелей на Каспии до Хусейна в Ираке) написана как детектив, после которого пресны даже приключения Эраста Фандорина в насквозь пропитанном бакинской нефтью историческом детективе «Черный город». Когда читаешь у Ергина про садящуюся на нефтяную иглу Америку полуторавековой давности, начинаешь хохотать в голос: «Цены, которые составляли $10 за баррель в январе 1861 года, опустились до 50 центов к июню и до 10 центов к концу 1861 года. Множество было разорено…» А чего стоят свидетельства современников об американских нравах времен нефтяной лихорадки! «Суд бездействует, адвокатура развращена, общество расколото, и все наши привычки, понятия и связи перевернулись вверх дном в отчаянной погоне за богатством…» «Добыча» для русского человека будет, пожалуй, посильнее «Фауста» Гёте.
Bonus. Предисловие к русскому изданию «Добычи» написано Вагитом Алекперовым, Ергина включает в список своих любимых книг Билл Гейтс. Однако для тех, кому труд по освоению 800 страниц тяжек, можно порекомендовать 250-страничную «Нефть. Чудовище и сокровище» Андрея Остальского, - гражданина Великобритании и бывшего главреда Русской службы Би-Би-Си (сохранившего, впрочем, российский паспорт).

5.     Найл Фергюсон. Восхождение денег

Один из двух переводчиков одного из главных мировых экономических бестселлеров – Александр Коляндр, нынешний корреспондент The Wall Street Journal (тот самый, который спросил Путина про личную ответственность за крах рубля на последней пресс-конференции). Поэтому довольно сложный экономический текст понятен и гуманитарию. В книге нет почти ничего про бытовую историю денег (ракушки, шкурки белок и т.д.): это история их внутреннего усложнения, история становления деривативов (и крахов, как это произошло с закладными на недвижимость в США). Трюк, иллюстрирующий разницу между денежным агрегатом М0 (выпущенными наличными) и М1 (наличными + производными) может повторить в кругу друзей каждый, продемонстрировав на голубых глазах изумленной публики, как тысяча рублей размножается до десятков тысяч. После Фергюсона ясно, зачем Набиуллина повышала учетную ставку, куда улетел рубль и как современная финансовая система устроена. Рубль улетел, кстати, потому, что деньги – это расписки доверия.
Bonus. Андрей Остальский умудрился отметиться и здесь, издав куда более простую и тонкую книгу «Краткая история денег» (Остальский, кстати, когда-то участвовал в появлении «Финансовых Известий» - совместного проекта старых умных «Известий» (не путать с сегодняшними) и Financial Times). Книга идеально подойдет усаженному за реферат школьнику, да и половине взрослых, познанием о финансах не сильно отличающихся от детей.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments