dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

День ресторана, или Почему современная русская городская гастрономия - это дочка рок-н-ролла

В продолжение вчерашней записи о ресторанном дне в Питере и о тайных местечках Питера.
Мой текст о смысле современной городской гастрономии - а точнее, о том, что эпохи для выражения одних и тех смыслов не обязательно используют одни и те же культурные жанры - только что вышел на Росбалте.
Мне мысль о том, что смыслы к жанру не привязаны, кажется очень важной.

РЕИНКАРНАЦИЯ РОК-Н-РОЛЛА В ФАЛАФЕЛЬ

Господи, как же я люблю вкусно пожр… то есть поесть!
Нет, все же вкусно пожрать – в том значении, в каком слово дал, скворчащим и урчащим, Заболоцкий в «Столбцах»:
Хочу тебя! Отдайся мне!
Дай жрать тебя до самой глотки!
Мой рот трепещет, весь в огне,
Кишки дрожат, как готтентотки!
Но и вся моя любовь к жратве, включая Большую Жратву, включая ту, что трагически воспета в одноименном (La Grande Bouffe) дивном фильме  с Мастроянни, Нуаре и Пикколи (когда за еду не жалко и умереть – во Франции и умирали, кончали с собой повара, с ресторанов которых снимали звезду Мишлена), - так вот, даже эта любовь не способна была подвигнуть меня к простенькой и теперь очевидной мысли.
Мысль состоит в том, что городская гастрономия сегодня заняла в России место, занятого в СССР рок-музыкой, рок-н-роллом. То есть бескомпромиссно приготовленный бургер – это наш нынешний Шевчук, а фалафель с хумусом – несомненно, Гребенщиков. Хотя в массе, конечно, современная городская российская кухня - это «АВИА» или «Серьга», один-два почти случайно удачных хита, и все. Не Бельгия и не Франция. Ну, так и СССР с его полуподпольным роком не был Англией или США…
К этой простенькой, повторю, мысли я пришел на прошедшем в воскресенье в Питере Restaurant Day, ресторанном дне (занявшем, если мысль развивать, на петербургской карте место ленинградского рок-клуба). Зародившая в Хельсинки в 2011 году идея (для открытия нормального ресторана нужны деньги, налоговый учет, разрешение СЭС и т.д. – но почему бы на один не разрешить всем желающим кормить всех желающих без всех этих инвестиций и разрешений, как не требуется их у тещи на блинах?), - она перепрыгнула через границу в Россию, охватив Москву, Воронеж, Владивосток и, конечно же, Петербург. В Питере эта тема реализовалась в минувшее воскресенье уже в шестой раз. В предыдущие разы одноразовыми ресторанами отметилась тьма моих друзей, и моя собственная жена открывала харчевню «Кролик и чечевица» (с точки зрения итоговой бухгалтерии, это был небольшой удар по семейному бюджету, но с точки зрения идеи и вкусовых ощущений – ням-ням!). Но ведь для того и ресторанный день, чтобы почувствовать на своей шкуре, чем обслуживание потока отличается от готовки для друзей и гостей, которые все равно воскликнут: «Ах, как вкусно!»
Про технологию открытия одноразового ресторана я ничего говорить не буду, она очевидна (нужно договориться с помещением, где есть электричество и вода и которое не сильно загружено днем – например, с баром; некоторые, впрочем, открывали разовые шалманы и у себя во дворе, таская еду с кухни собственной квартиры, следуя канве другого прекрасного фильма, «Кус-кус и барабулька»). За деталями желающих отошлю на http://www.restaurantday.org/ru.
А вот про ощущения от ресторанного дня скажу.
С точки зрения ощущений это был квест: по городу приходилось ходить, разыскивая нужный, нередко полутайный, адрес. Начиная с района постоянного гнездования Достоевского, где работал проект «Ешь. Люби. Путешествуй» (о, какой там был гуакамоле! Какие аргентинские пирожки-эмпанадас!) и заканчивая районом временного проживания Гумилева, где на Восстания, 24 (а я и не знал) двор давно преобразован в фуд-корт, с граффити по брандмауэрам, террасами и лестницами, ведущими на крыши. На пути мне встретилось и какое-то убогое детское кафе с невкусными пирожными (его и правда открыли дети, лет по 16, они намазали готовые кексы готовыми взбитыми сливками – дети, что с вами будет, когда вы станете взрослыми?!), и тайный двор на Большой Казачьем переулке, где жуткие гаражи жестко преобразованы в пару баров – на их крышах палатка, раздолбанные диваны и кресла, шалаш с картинами и статуей из плексиглаза.
Это не было гастрономическим путешествием, гастро-кроулингом, потому что энтузиазма у участников было куда больше, чем умения, и честно скажу, что на рождественской ярмарке в Зальцбурге на улице кормили намного, намного вкуснее. Но это было нереально прекрасным путешествием по Петербургу, которого я не знал, по тайным кишочкам и закоулочкам, от вегетарианского бурека к веганскому бургеру, от веганского кебаба к хумусу и фалафелям (да, вегетарианский акцент доминировал). Это невероятно напоминало квартирники и сквоты 30-летней давности, пиратское телевидение с Мамышевым-Монро и Бугаевым-Африкой, бывшим еще мальчиком-Банананом, а не доверенным лицом В.В. Путина. Я и вход-то в эти никак не обозначенные на карте места находил по ручейку особых, легко идентифицируемых мальчиков-девочек, - умненьких, модненьких и оппозиционных. Но я и 25 лет назад в Питере находил квартирный рок-концерт по такому же модному и оппозиционному по отношению к официальной стилистике ручейку. И 10 лет назад в Берлине по такому же ручейку находил дорогу на очередной illegal party, прячущийся в подвале заброшенного завода.
Понимаете? Мы все ждем нового витка эпохи свободы, полагая, что свобода будет возрождаться в тех же культурных формах, что существовали прежде, и поглядываем на улицу: не соберут ли снова поэты вокруг себя стадионы? Не появились ли молодая музыкальная шпана, что сотрет с лица земли всех этих стасов-михайловых-лепсов-и-прочая?
Но такое ожидание – ошибка.
История не повторяет, а заменяет культурные формы, резонирующие с духом времени.
Сегодня подвернувший джинсики-лосины хипстер, скидывающийся с товарищами на шалман с вегетариенскими бургерами и велосипедными стойками входа, несет тот же культурный message, что и рок-музыкант или хиппарь-«системщик» времен гниения СССР: вы, с вашей официальной убогой культурой, с вашей ложью, с вашей эстетикой «богатых» интерьеров и жратвой «шашлычок под коньячок вкусно очень», с вашей мешаниной русской ксенофобии, кальяна, православия, оливье, кто-если-не-Путин, суши-сашими, #Крымнаш, солянки мясной сборной, - вы достали! Вы – тухлая жвачка. Мы хотим по-другому. Мы хотим Европы здесь и сейчас. Мы хотим свободы. Мы хотим перемен.
И тогда станет понятно, почему один из одноразовых ресторанов в этот питерский ресторанный день был пошинкован в капусту приехавшей полицией. Формально она шинковала за отсутствие регистраций-санкнижек-кассовых аппаратов, а реально, конечно, вот именно за это. За реализацию свободы без санкции государства.
И здесь я бы поставил точку, но дело в том, что пришедшая к нам из Финляндии идея «вседозволенности на день» ресторанами не ограничивается. В Хельсинки существует «день барахолки» - когда каждый может стать котом Матровскиным, продавая что-то ненужное и покупая что-то ненужное.
Гениально, конечно, было бы запустить Flee Market Day по городам и весям России. Торговля старьем – это ведь оборот исторических свидетельств.
Но, боюсь, запустить историю в свободный оборот не разрешат, подсунув взамен, как всегда, единый учебник истории.
Subscribe
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments