dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Родина-мать как отдельно живущая женщина (в ее отдельной от нас жизни и правда многие убеждены)

На Росбалте вышел мой текст про эффект ощущения самостоятельно живущей, вне всех своих жителей, России.
Это когда кулаком в грудь, и - "У России есть свои интересы!"
Нету, на хрен, у России никаких интересов. У России много есть лесов, полей и рек, а вот интересов нет ни одного.
Интересы есть у русского царя, у холопов русского царя, у горожан и селян, купцов и опричников. Иногда интересы даже совпадают.
Но никакой Отчизны со своим собственным автономным интересом не существовало и не существует.
Текст был весьма серьезно сокращен.
Я на эти сокращения согласия дал (потому что понимал причины), но вот ниже оригинал.

ОТДЕЛЬНО ЖИВУЩАЯ РОДИНА-МАТЬ

Недавно, если помните, депутат Госдумы единоросс Маркелов заявил по поводу певца Андрея Макаревича: «Можно быть хорошим музыкантом, популярным или не очень, но главное, чтобы человек был патриотом, любил свою Родину!».
Сказано это было после аннексии Крыма, и явно на публику (требовавшей если не крови Макаревича, то лишения его госнаград – из-за позиции по Крыму), и в победном угаре. Потому что обычно на приоритете лояльности над профессионализмом настаивают те, кому предъявить миру нечего, - а депутат Маркелов не сказать, чтобы глуп. Он всей жизнью доказывает, что ему профессионализм важнее патриотизма. Из того, что он носит, чем себя обставляет, чем пользуется – от машины до трусов – нет ничего, что было бы произведено русским патриотом. Даже песни патриотов Газманова и Валерии Маркелову вряд ли по нраву. Ведь он из того поколения и слоя, которое смахивает слезу под Wind of Changes, Love Me Do, «Кострома mon amour» и «Вот новый поворот».
То есть Михаил Маркелов – образцовый циник и типичный герой отечественной истории. Он хорошо понимает, куда ветер дует. И ветер перемен не только кремлевских, но и народных, ветер большинства. Маркелов точно подметил (и оценил), что на русско-крымском духоподъеме вопрос о сочетании патриотизма и профессионализма изменил и форму, и содержание. Если до Крыма вопрошалось: «Как относиться к тем, кто не патриоты?» и «Если не любишь свою страну, чего не уезжаешь?», то теперь вектор изменился: «Имеет ли право русофобная пятая колонна работать в государственных структурах?», «Имеют ли право агенты Запада на эфир в российских государственных СМИ?»
Как видите, дурацкое предположение («раз не любишь Россию, то работаешь против России») превратилось в утверждение. И я как-то в марте час слушал в машине то «Маяк», то «Вести FM» как раз о русофобах – и звонившие настаивали: «Непатриоты не имеет права работать в Россию». Думаю, если бы их спросили: «А на жизнь непатриоты имеют право?» - отрезали бы: «Пусть убираются вон – и там живут». Мы ж не звери, чтоб сразу убивать...
Однако ничто не ново под луной.
Я довольно много читаю по истории (сейчас – по истории Третьего Рейха: от мемуаров любимого Гитлером архитектора Шпеера до записных книжек гонимого Гитлером филолога Клемперера) и знаю, что патриотический дух торжествовал и в Германии середины 1930-х – начала 1940-х, и в России в 1905-м (когда потребовалась «маленькая победоносная война» с Японией, в итоге бесславно проигранная), и в 1914-м.
И всегда рост патриотических настроений стимулировал поиск шпионов и «пятой колонны»: например, в 1914 году в Петербурге в поисках спрятанной антенны на крыше немецкого посольства  толпа сбросила вниз и уничтожила скульптурную композицию из двух мощных коней и приданных им голых арийских бестий. А жаль: сейчас бы парни сверкали своими причиндалами близ голых Диоскуров у Манежа, растравляя тайны раны депутату Милонову, спешащему в Заксобрание… Правда, в 1941-м поиск пятой колонны в Ленинграде «пятую колонну» неожиданно спас: из города, как потенциальных шпионов, в первую очередь вывезли немцев, и они не погибли в блокаду…
В этих угарных всплесках есть два примечательных момента.
Первый – искренность. Циники не бросаются первыми в бой. Первые ряды – для искренне любящих Родину (я не иронизирую), а авансцена –  та и вовсе для кликуш типа Аркадия Мамонтова (но я не спец по неврозам).
Циники из прозападнического стана (их там тоже хватает: оттуда и берутся перебежчики) обычно говорят о «проплаченном патриотизме». Но кликушам и невротикам платить не надо по определению, а любовь нельзя купить. Я чувство любви к России не разделяю, но хорошо понимаю. Я точно так же – иррационально, сердцем, бешено – люблю Петербург. Все гадости знаю – и про дурной климат, и про бегство талантов, и про отсутствие слона в зоопарке – но это на меня не влияет.
А второй, куда более важный момент – патриоты России представляют Россию неким живым и, что еще более важно, живущим независимо от них существом со своими персональным, независимым от населения, характером и привычками. Родина-мать – это такая отдельно живущая женщина, богиня античного типа, у которой свои привычки, пристрастия, возможности миловать и карать. А мы можем лишь смиренно приносить на ее алтарь сыновнюю жертву (от наших чувств до наших жизней), надеясь вымолить доброе к себе отношение. «Родина нуждается в нашей любви», - как сказал бывший демократ, либерал и западник, а ныне храмовник Дмитрий Киселев, когда возглавил процесс по превращению информационного агентства РИА-Новости в часть храма. Ну да. Родина – где нам понять ее мысли. Мы ее дети, мы часть ее семьи, но мы не ее часть.
Эта архаичное поклонение перед Родиной (словно разом перед Афиной и Герой) идет от неразвитости, слабости нашего общества. Если общество слабо, его интересы заменяются государственными, то есть интересами аппарата, узурпирующего распределение благ: тут все по Марксу. В России с ее автократическим устройством интересы аппарата сводятся к интересам человека, возглавляющего аппарат, которому жизненно важно сакрализировать свои интересы, выдать их за интересы Родины. Поэтому Родина должна являться народу, как Моисею горящий можжевеловый куст, и вещаемое ею сомнению не подлежит.
Скептики, вроде меня, полагающие, что это говорит не Родина, спрятавшийся в кустах человек, объявляются кощунниками и русофобами, недостойными ступить на священное крыльцо (вот откуда «не нравится – вали!»). Знаменитое тютчевское «Умом Россию не понять… в Россию можно только верить» блестяще описывает эту структуру глазами верующего поэта. Для Тютчева Россия тоже была не обществом, состоящей из него самого плюс еще 60 миллионов человек различных убеждений, взглядов и вероисповеданий, - а мистическим образованием, мыслящей великой равниной, существущей сама по себе. И вся самобытная русская философия – от Бердяева до Леонтьева – сводится к тому же. Потому что русский философ не пытается скучно понять движение общественных сил: он пытается силою духа прозреть мысли Родины, предсказать священный ее путь.
Правда, у отдельно живущей в своем Кремле (или Зимнем дворце) Родины есть одна особенность. Взгляды ее резко меняются в среднем каждые 20 лет – ровно в тот момент, когда очередной автократ отправляется на тот свет или на выселки. Например, сейчас Родина-мать обличает либерастов, грантососов и пиндосов: это главный жрец, утверждаясь, сводит счеты с предыдущей, ельцинской, эпохой. Он бы и с Ельциным счеты свел, да не может: обещал, что не будет трогать ельцинскую семью и Семью, а он человек слова.
Но еще 20 лет назад Родина-мать дико любила либеральную идею и дружила с Западом, параллельно сводя счеты с застойным социализмом. А 40 лет назад Родина-мать обожала развитой социализм, сводя счеты с хрущевским волюнтаризмом. А 60 лет назад Родина-мать в порыве волюнтаризма клеймила культ Сталина. А 80 лет назад Родина-мать и была Сталин… Потому что новые люди влезали внутрь передаваемой по наследству статуи и вещали то, что укрепляло их власть.
С времен установления в России самодержавия у нас все происходит только так. И как в нашем генетическом коде закреплены 2,5% генов неандертальцев, так и в нашем меметическом, культурном коде закреплены какие-нибудь бироновщина и немецкое засилие времен Анны Иоанновны (хотя немцев при ее дворе было не больше, чем при дворе ее дяди Петра – как, к слову, и фаворитизма. Почему это вранье закрепилось? Да потому что с Анной сводила счеты захватившая трон Елизавета. И, вещая от имени России и считая себя Россией, она громила предшественницу.
К чему я все это пишу? И не далеко ли ушел от Маркелова с Макаревичем?
Ушел недалеко, а пишу вот зачем.
Если вера в священную Родину-мать не бушует в вас с такой силой, как в Аркадии Мамонтове, а получить от чужой веры в священную Родину-мать таких прибытков, как Дмитрий Киселев, вы не можете, помните простую вещь.
Никакой Родины-матери нет. Есть вы, друзья, родственники, коллеги, соседи – какое никакое, но реальное общество.
А внутри пустой, мертвой статуи сидит человечек, который больше всего на свете боится свою власть потерять, то есть выйти из статуи наружу.
И об ужасной смертной тоске этого человечка и о поклонении его паствы кстати, порою и поет – если прислушаться – Макаревич.
Subscribe
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →