dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Крошка Цахес, писатели и Новая Русская Империя

На "Росбалте" - еще в пятницу - вышел мой текст про встречу Путина с благородным литсобранием.
Собственно, сам по себе этот факт мне не очень интересен, за исключением того, что Володин работает куда топорнее Суркова. Это как в журналах при смене главреда: вроде верстка та же и темы те же, однако ж интеллектуальный шик не тот. Но в целом, повторяю, не очень интересно. Интересно другое - отсутствие хотя бы одного писателя в стане Путина. Не мразеватого же автора "Гастарбайтера" писателем считать, - хотя выпуск "Гастарбайтера" как раз и был в свое время проектом Суркова
Мой текст, как видите, был опубликован, однако подстрижен и причесан.
Куаферская процедура (проведенная, надо отдать "Росбалту" должное, только после моего согласия), имела несколько принятых в "Росбалте" правил в качестве резонов. Например, там не допускают резких выражений в адрес коллег. Вот почему я туда не пишу о трагедии Димы Киселева - не его трагедии, он вполне счастлив - а моей трагедии, когда человек, бывший для меня образцом мужского и профессионального достоинства, несгибаемости, рухнул, как дуб: по трухе жучки-червячки ныне ползают. Вот почему в тексте про литсобрание были убраны мои оценки Проханова.
А заголовок, полагаю, был изменен по очевидной причине. После того, как некогда в "Куклах" на НТВ Путин был показан как крошка Цахес (по прозвищу Циннобер) - и показан очень точно и очень обидно - и начался разгром и "Кукол", и НТВ. Чур-чур!
Однако здесь мой журнал, и убранное восстанавливаю.

КРОШКА ЦАХЕС И ПИСАТЕЛИ

Случившееся в Москве «российское литературное собрание» (русский царь плюс Достоевский-Пушкин-Толстой на тему состояния умов и распределения грантов) вызвало поток зубоскальства: Хармс, Гофман, Кафка. Однако все это не смешно.

В строительстве Новой Русской Империи – лишь одна неудача, ошибка. Однако системная.
Среди живущих ныне художников и творцов нет ни одного, кто бы воспевал эту стройку во главе с ее прорабом. Или хотя бы без него.
До сих пор прораб, с издевкой относящийся к бла-бла-бла о лучших свойствах человеческой души (потому что точно знал, что две вещи – насилие и деньги – могут вылепить из любого человека все, что нужно), добивался успеха абсолютно во всем, что затевал.
И на его мнение о человеческом естестве мне нечего возразить. Потому что, возможно, большие деньги или средних размеров насилие и меня бы превратили в пыль. Вон, какие кряжи рушились на глазах! А мои возражения, что в человеке живет не только пугливое и охочее до денег животное, но и иное, высшее, свободное – это же возражения козла-нищеброда. На полторастамиллионную страну широко известны лишь двое, не подчинившиеся насилию и деньгам: Ходорковский и Толокно. Пренебрежимо малое число, округляемое до нуля. А миллионы, как минимум, шли на компромиссы: то есть подчинялись.
И вот в стране, где все легко затачивается, словно карандаш, под желание самодержца и покорно ложится под него, выясняется неприятная вещь. Что нет ни одного приличного писателя (и тем более поэта), который бы этот порядок вещей воспевал. Талантов, поющих величие «либеральной империи» и «суверенной демократии» – ноль и ноль в периоде.
Нет ни «я знаю город будет, я знаю, саду цвесть», ни «Двенадцати», «Разгрома», ни «Батума». Ни Маяковского, ни Блока, ни Фадеева, ни Симонова, ни Пастернака с Мандельштамом, которые тоже, случалось, давали слабину, пытаясь поверить в великую строительную идею – «люблю шинель красноармейской складки, и волжской туче родственный покрой»! Ни, отмотаем ленту назад, Пушкина с посылаемыми Николаю белозубыми стишками и искренним (хотя и позорным) «Клеветникам России», ни Гоголя с «птицей-тройкой», ни Фета, ни Державина, ни Тредиаковского с верноподданническими одами! Ни – время, вперед! – даже Евтушенко с «Братской ГЭС».
В наше время ни Быков, ни Терехов, ни Улицкая, ни Сорокин, ни Пелевин и вообще вся литература первого ряда, ни Акунин, ни Шишкин, ни Глуховский, ни Крусанов, ни Прилепин и вообще вся литература второго ряда, - никто не поет песен стройке. Даже Татьяна Устинова оппозиционно настроена! Даже Проханов – о боги, Проханов! – это воробей совка, дочирикавшийся до соловья генштаба, расправивший вдруг после краха СССР по-орлиному крылья, заговоривший о молодой имперской сперме и крови, - господи, даже этот птеродактиль и птероанапест не за нынешнюю стройку и гениальное руководство: прочтите «Господина Гексогена».
То есть, еще раз: все легло в современной России, замерло все до рассвета, дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь.Телевидение легло под самодержавную власть и занялось пропагандой вместо журналистики, журналисты легли (и скоро «Коммерсантъ» и «Ведомости», надо полагать, будут добиты, а за ними придет черед интернет-сайтов), легли спортсмены, школьные учителя, авторы учебников, Академия наук и ВАК, депутаты абсолютно всех уровней, бизнес, министры. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк. Уснуло все. И лишь, как одинокая гармонь, пиликает на этом фоне литература. Потому как рождается не из приказа, а из боли, или воодушевления, или любви, или мысли, или чего-то еще – но за деньги и под принуждением не рождается. Под принуждением и за деньги у нее выкидыш.
И на литературу и литераторов бы плюнуть, но фишка в том, что ничто, кроме искусства, не дает власти пропуска если не в вечность, то в будущее. То есть в будущее нынешняя власть все равно войдет, но с каким знаком – зависит от писателешек, щелкоперов. Напишет Пушкин про самодержца «властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой» - и все, прилипнет не только к Александру (не худшему, прямо скажем, императору), но и к нынешнему.
Никакой хвалебный учебник истории не гарантирует почетного места в истории (о чем все чаще должен думать стареющий, бесконечно одинокий нынешний самодержец, которому нечем больше утешиться, потому что нечем утешиться тому, что знает, что человек по природе гнусен – и точка, ни который никогда не любил, ни которого никогда не любили). Потому что этот учебник перепишут с обратным знаком, не успев забросать гроб землей.
А вот литература – да. Попробуйте-ка выкинуть из нее возвращение в Советский Союз Горького и лобызания со Сталиным, чем бы они ни вызывались. Попробуйте выкинуть пронзительную советскую лирику – где тот же Евтушенко объясняется  в любви к советской России, где и Пушкин и Стенька одинаково в героях, и если будет Россия, значит, буду и я!
В литературе властная коса нашла на камень, а камень оказывается замыкающм, ключевым.
И вот тогда, уже не по-сурковски, а по-володинки, то есть примитивно, зато гарантированно, строится потемкинская литературная деревня. Если Быков и Акунин на встречу гарантированно не придут, то Достоевский гарантированно придет, и не важно, что он головою не в деда, и Толстой гарантированно придет, тем более, что многие Толстые головою в прадеда-деда, тут Толстые прямо как Михалковы…
Господи, да эта деревня, картонная, разваливающая на глазах от тихих вопросов про политзэков Сергея Шаргунова, который, прямо скажу, не тот писатель, которого я читаю, зато человек, которого я уважаю, попробуйте пойти наперекор хоть собственному страху! – это же так стыдно, так видно!.. Зачем эту хрень было строить, этот дешевый огород с овощами городить?
А вот именно потому.
Что без творцов никак. Творцы творят будущее. А туда очень хочется.
А ничего, кроме потемкинских деревень, в утверждение этого желания создать невозможно, тем более, что потемкинские телевидение, дума, сенат, суд, полиция и, возможно, даже разведка и ФСБ, как-то через потемкинские пень-колоду, но работают.
И приходится рисовать фальшивое будущее, скрепленное канцелярскими скрепками, с фальшивым Достоевским, - потому что любая империя сегодня будет фальшивой, и любой трон будет фальшивым.
Хотя бы потому, что время настоящих империй давным-давно кончилось.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments