dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

В болезни. - Хуй в карман и дети. - Ну, сами придумайте третье...

Глаза слезятся, из носа течет, горло хрипит.
Два года не болел - и вот те на!
У моих болезней есть свойство мерзкое: не могу сочинять тексты. Так что валяюсь, пью чай с медом и колдрекс, читаю "Теллурию" вперемежку с Ноамом Хомским, вперемежку с книжкой Андрея Остальского про деньги, вперемежку с ни на что не годным Бердяевым, потому как в его "Размышлениях о русской революции" замечания порою точны, а выводы улетают за грань смысла в область чистой надежды и веры. Да и замечания об эмиграции у него точнее, чем о революции. Неа, лучше уж "Окаянные дни". Бунин - хлесткий, едкий, страдающий, живой. Люблю, собаку! Бердяев же - как говорящая просфора.
В общем, ни фига сегодня писать не буду.
Вот текст с октябрьского "Росбалта", я его ради хуя выкладываю. Там они у себя, после всех проблем с судами-надзорами, все бескрайние русские хуи запикали.
Вперед, товарищи - и на!

МАТ, ДЕТИ И ПОЭТ ЖУКОВСКИЙ

У издательства «Олма медиа групп» - пусть не очень большие, но все же проблемы. Роскомнадзор запретил к распространению и переизданию «Большой словарь русских поговорок». Брянский детский омбудсмен Елена Литвякова – меткий глаз! – заметила в словаре непристойные слова и выражения. Елена Литвякова – эта такая духовная сестра Елены Мизулиной, если я правильно понимаю. Она тоже считает своим долгом оградить детей от непристойностей, разврата, жестокости, даже если все эти ужасы существуют лишь на бумаге.
Теперь предстоит изымать словарь из продажи, перемаркировывать с «12+» на «18+», а книготорговцам не продавать его ближе чем в 100 метрах от культурно-образовательных учреждений. Хорошо хоть, что на 101-м метре можно.
По моему тону понятно, как я отношусь к поступку Роскомнадзора и Елены Литвяковой. Нужно быть искусным дипломатом, чтобы обуздать порыв глупых родителей, которые защиты от книжной непристойности ищут у властей. Но брянская омбудсвумен, похоже, относится к тем людям, которые в таких случаях меня неизменно спрашивают: так что, я за то, чтобы дети читали книжки с матом?! А своему ребенку я бы дал их читать?!
С логикой в моем многострадальном отечестве неважно. Это как если бы я спросил негодующих – а хотели бы они, чтобы их дети какали, писали и пукали? На самом деле, неважно, чего хотят родители: людям свойственно перечисленное вследствие их физиологии. И раз избежать каканья и писанья нельзя, то нужно минимизировать последствия: вот почему мы кроху-дитя приучаем детей к горшку и гигиене.
То же и с матом. В возрасте примерно от 5 до 8 лет дети знакомятся с обсценной, табуированной лексикой, составляющей важную и совершенно уникальную часть русской лингвистической системы. Дети вполне могут сказануть запретные слова в присутствии взрослых: сначала по причине непонимания смысла, а став постарше – чтобы проверить на прочность границы взрослого мира. Предохранить от этого нельзя никак – для этого пришлось бы изъять отовсюду и Пушкина с «Гаврилиадой», «Царем Никитой» и «Сводня грустно за столом…», и Лермонтова с «Расписку просишь ты, гусар…», не говоря уж про Баркова, Сорокина, Лимонова, Ширянова, Жене и Берроуза.И запретить интернет, в котором ребенок, чье любопытство подогрето запретами, теперь непременно узнает, какие такие поговорки и пословицы любит народ, частью которого он является.
Единственным же ограждением ребенка от мата является не Роспотребнадзор, а возраст, в котором куда интереснее игры в куклы или машинки, чем листать словари или продираться сквозь зубодробительные словесные трипы Берроуза.
Проблема вовсе не в том, чтобы придумать какой-то особый, надежный запрет (никаких эффективных запретов по части освоения мата в России не было и не будет), а в том, как подготовить родителей к тому, что дети встретятся с ненормативной лексикой и, возможно, зададут родителям пару вгоняющих в краску вопросов. В самом деле, как вести себя? Что говорить? Как реагировать?
Повторю: запреты, не решая этой проблемы, ее усугубляют, заставляя многих взрослых пребывать в уверенности, что они сделали все для охраны детей «от гадости». А на самом деле не сделали ничего.
(Не исключено, что тут мой въедливый критик заметит, что, например, в Великобритании тоже выводят на телеэкран идиотскую – если с моей точки зрения – нашлепку «16+», по размеру даже большую, чем у нас. Отвечаю: зарубежный идиотизм не есть основание для его копирования. Не копируем же мы идиотизм британских инженеров, сконструировавших вагон с 12 дверями (по 1 на каждое купе – не вру!) или с ручкой для открывания двери лишь с внешней стороны (чтобы открыть дверь, нужно опустить окно в тамбуре и высунуться наружу – чесслово!).
Что же до поведения взрослых в двусмысленных ситуациях, в которые их порой ставят столкнувшиеся с великим и могучим, правдивым и свободным русским матерным языком дети, то вспоминается исторический анекдот.
Будто бы во времена Николая I одна из великих княжон, прелестное дитя, громко спросила за обедом, что значит слово "хуй", которое мужик написал на заборе. Повисла гробовая тишина, в которой раздался голос воспитателя наследника престола поэта Жуковского:
- Сие слово есть форма единственного числа повелительного наклонения  глагола «ховать», то есть «прятать». Однако слово сие столь просторечно и грубо, что не пристало великой княжне его более повторять…
Все облегченно вздохнули, а после обеда Николай, отведя Жуковского в сторону, протянул ему усыпанную бриллиантами табакерку:
- Спасибо тебе, братец! И хуй в карман…
Так что образец для подражания есть.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments