dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Поклонникам ОАЭ, компании Emirates, бизнес- и первого класса - а также про танцы на высоте 10000 м

Забыл дать ссылку на вышедшей в GEO мой текст, про то, как я летал в Дубаи бизнес-классом Emirates. Исправляюсь. Если совсем кратко (а я на трансконтинентальных линиях бизнес-классами до этого летал немало) - новый бизнес-класс Emirates круче, чем первый класс Lufthansa. По отделке он куда как пышнее, хотя в некотором смысле и пошлее (но последнее в России недостатком у богатых никогда не считалось). Но отделка в данном случае - лишь вторая кожа. В бизнес-классе "Эмирейтс" особенно наглядно видна идеология этой национальной компании, и эта идеология состоит в оглушительном интернационализме. Впрочем, судите сами.

ВОЗДУШНЫЙ КОРАБЛЬ

Узнав, что авиакомпания Emirates начала с января совершать полеты из Москвы новейшими аэробусами А380, редакция GEO провела эксперимент по выживанию в условиях бизнес-класса на подопытном журналисте Дмитрии Губине.

В общем, до полета я уже знал, как начну свой отчет: «Однажды нелегкая журналистская судьба занесла меня в бизнес-класс Emirates…»
М-да… Теперь понимаю: на «троечку». Эпигонство. Классика жанра – написанное главой администрации Ельцина Юмашевым (правда, еще до того, как он стал главой): «Однажды нелегкая журналистская судьба занесла меня в публичные дома Амстердама».
И ему, надо признать, приходилось несладко.
А мне предстояло пережить 4,5 часа из Москвы в Дубай, полсуток в аэропорту и рейс обратно. В качестве отягчающего обстоятельства – запрет высовывать нос из аэропорта в город, где, подкалывая меня и восточное небо, высилась 828-метровая игла небоскреба «Бурж-Халифа», а также, прижимаясь к земле, лежала труба с искусственным снегом. Там кататься вдвое дешевле, чем в красногорской трубе Снеж.ком, - да еще выдают горнолыжный костюм.
В общем, я должен пережить то, с чем непременно сталкивается много летающий пассажир. Пытку попыткой поспать на борту. Приведение себя в порядок на месте пересадки (душ, кофе, еда). Ожидание стыковочного рейса. И – самое главное! – надежду превратить перелет в путешествие. Потому что, увы: то, что дано пассажиру любого пароходика, не дано пассажиру авиалайнера, с его механистичностью загрузки в трюм и выгрузки обратно.
В самолете ты – место номер такое-то. Просим пристегнуться и поставить в вертикальное положение. Ты лишен самостоятельности. Вот в чем настоящий самолетный ужас.
Ты – карго. Ты – груз.

До полета

Любой полет бизнес-классом из Москвы является полетом московским бизнес-классом, - и с этим ничего не поделать.
Emirates присылают за пассажирами бизнес-класса автомобиль, Audi A6: в меру скромно, в меру просторно, у нас таких ездят сенаторы.
Радовало то, что мой рейс значился в половине первого ночи. Днем нет разницы, на какой машине стоять в пробках. Настоящим бизнес-классом в Москве может быть только бизнес-вагон метро, с ветерком доставляющий к электричке до аэропорта. Вот это был бы класс! Его бы оценили героини «Секса в большом городе». Там, если помните, все четыре веселые девчата, заветные подруги летят из Нью-Йорка в Эмираты рейсом Emirates, бортом А380 (правда, не бизнес-, а первым классом), - а прилетев, творят в Абу-Даби все то, что в этом эмирате применительно к женщине называется словом «творить», - Саманта в итоге оказывается местной кутузке.
Впрочем, для меня кутузка началась в Домодедово.
Рейс задерживался на три с половиной часа.
Я понял, что это значит – самый большой самолет в мире, 525 человек на двух палубах в трех классах. Было ощущение, что весь стадион, со своими запеленанными в прозрачную пленку чемоданами (так, случается, пеленают талию женщины, мечтающие после десерта избавиться от аппетитных бочков – видимо, содержимое и чемоданов, и женщин равно привлекает бесчестных мужчин) – так вот, было ощущение, что весь этот чемпионат мира проходит здесь. Очередь была и на бизнес-регистрацию. Отстояв свое, я уже спокойно воспринял, что меня отказываются регистрировать. У меня же не было визы, я ее собирался покидать аэропорт. И милая уставшая женщина в фирменной круглой шапочке, - она куда-то звонила и звонила. И я бы потерял терпение, когда бы не твиттер. Потому что на истошные твиты получал спокойные советы разбить перед стойкой Emirates бедуинский шатер, развести угли в кальяне и дать корма любимому верблюду.
В общем, когда с немыслимой высоты (полагаю, со 162-го этажа «Бурж-Халифа») пришло решение меня все же сажать (на борт, на борт!), мне уже требовался отдых. А моему телефону – зарядка.
Я пошел в «домодедовский» бизнес-зал.

Перед полетом

Бизнес-зал аэропорта «Домодедово» - это …
Ну, если подбирать слова – это памятник времени (недавнему), когда сотовые телефоны заряжали раз в три дня, а про айпэды не знали.
Не скажу, что этот зал плох. Смотря с чем сравнивать. Если с «Пулково», так дворец. Есть душевые, кстати. Горячая еда. Даже спиртное, стыдливо прячущееся в уголке.
Но еще более стыдливо жались по темным углам немногие розетки. А имевшиеся были пенетрированы зарядными устройствами моих собратьев (и сосестер) по рейсу. Теоретически нас должна была собраться почти рота: верхняя палуба А380 рассчитана на 80 привилегированных пассажиров. Но, по счастью, рота не собралась. Заметив девственную розетку, я бросился к ней. Она не работала. Я устремился на поиски. Я понимал, что выгляжу маньяком. Пробило полночь, собратья-сосестры сдвигали кресла в подобия диванов, дабы покемарить (ну почему в бизнес-зоны не ставят козетки-шезлонги от Ле Корбюзье, чтобы спящего не путали с бомжом?!). Я перешагивал через ноги и ножки, но в итоге взял свое.Молодая кровь вливалась в коммуникатор. Я читал познеровский «Тур де Франс» с описанием завода в Тулузе, где делают А380, и где «чистота такая, какая встречается только в общественных туалетах Швейцарии и в некоторых больницах». «380», читал я, есть нарушение привычной нумеризации, которая шла так: А310, 320, 330, - а на «340» совершила прыжок. И когда я узнал, что «8» - это счастливая цифра в некоторых странах-заказчицах, напившийся электричества коммуникатор разразился звонком.
Небесный голос попросил меня пройти на посадку до того, как ее официально объявят. И тогда старший стюард Emirates по имени Vinay Thomas проведет мне экскурсию по самолету.

Самолет

Если кому-то нужен идеальный дворецкий – Винэй Томас такой дворецкий и есть. Услужлив без угодливости, благороден без гордости, гибок без лукавства, тверд без упорства, скромен без притворства, - и, конечно, еще он Мистер Улыбка.
Хотя я глазел больше все же на самолет.
Потому что, как писал в таких случаях классик, «Прага» поразила Лизу обилием зеркал и цветочных горшков.  Это надо видеть – 10 кресел в ряд, 3+4+3, в эконом-классе, в каждое вмонтирован персональный монитор – полное ощущение, что самолет-робот перевозит других роботов. Надо видеть палубу верхних классов с ее квадратными километрами пластика под дорогое дерево. И, конечно, первый класс, где вместо кресел устроены каюты, именно каюты, с раздвижными стенами, с зеркалами с подстветкой, и, видимо, инкрустацией жемчугом среднего размера. И там был еще водопад, в который превращался во время посадки бар первого класса. И две душевых кабины, каждая размером с маленький бизнес-джет. Даже в моем бизнес-классе вместо кресел были эдакие полукаюты! Поверьте, я летал бизнес-классом на трансконтинентальных рейсах и «Аэрофлота», и «Люфтганзы», и искренне полагал лучшим изобретением человечества кресла типа «кокон», раскладывающие в полуизолированную кровать. Но бизнес-класс «Эмиратов» превосходил первый класс «Люфтганзы», - без обид. Повторяю: отдельные полукаюты, с персональным минибаром в каждой, с массажными креслами, и – о нега! – с электроподъемниками шторок на окнах.
Я плюхнулся в свою.
С мягким шорохом выкатился ящик для обуви.
Мистер Улыбка обратился в Мистера Счастье и объяснил, как пользоваться системой дублирования пульта дистанционного управления Вселенной на сразу двух интерактивных экранах. Кажется, это было уже чересчур – я не про меняющуюся подсветку минибара, а про включение лампочки для чтения посредством алгоритма всего лишь в пять прикосновений к тач-скрину.
Пес Шарик в таких случаях вставал перед Филиппом Филипповичем Преображенским на задние лапы и творил намаз.

Полет

Есть, конечно, способ адекватно описать мой полет.
Написать «ми-ми-ми» пять тысяч раз, завершив бравурным: «ванилька!»
Но я соблазн пересилю, банально документируя все важное по пунктам.
1. Вы тоже обращали внимание, что «у них» самолеты набирают высоту стремительно, а «у нас» медленно? Вопрос, почему так происходит, я тьму раз задавал знатокам, - неизменно выслушивая насмешливое: старичок, все дело в разрешенной глиссаде, а она от типа самолета не зависит… Все это, разумеется, так, но должен сказать, что когда с бешеным опозданием мы вылетели из Домодедово, то взлетели какой-то ракетой, в 10 минут набрав высоту. Факт!
2. Аэробус-гигант не трясет ни при взлете, ни в полете. Так что вопрос о просиживании штанов в баре (сейчас до бара дело дойдет!) или приема душа во время турбулентности отпал. Тот же Познер, описывая ощущения от сверхзвукового «Конкорда», прибегал к глаголу «зависает» («нет, конечно, не зависает, но кажется, что именно это он и делает, потому что не ощущается никакого движения вообще. Никаких тебе воздушных ям»). Так вот, А380 тоже «зависает». Ощущение поезда, только без стыков рельс. Возишься с двумя тысячами теле-радио-видеоканалов персональной развлекательной системы (русская музыка: DJ Mourrka, ДДТ, Пугачева, «ВИА Гра». Русские фильмы: «Дом», «Слон», «Ёлки 2»). Съедаешь 5 перемен блюд, - и отправляешься вальяжненько за дижестивом в бар (не путать с баром салона первого класса – всего на верхней палубе баров два).
3. О! Бар! (нет, я не отрекся от идеи «ми-ми-ми»!). В общем, я умудрился потанцевать в этом баре. Бар в бизнес-классе – круглая стойка, Hennesy XO в качестве дежурного коньяка, барные стулья, диваны по стенам, а между диванами и баром – места именно на танцпол. И в этом баре, потягивая 20-летний порто Graham’s, я познакомился с двумя дамами. Они с мужьями были, чтобы сразу отвести подозрения. И мы болтали сначала по-французски, а потом по-английски, а потом случайно выяснилось, что дамы русские, и одна за своим мужем-голландцем уже 15 лет, а другая только что вышла замуж за его коллегу. И тогда – вероятно, под ощущением вот этого зависания в воздухе, свадьбы на небесах, - я и сказал, что молодым пора танцевать. И барменша слегка покосилась на полукаюты за спиной – тсс, отдыхают! - но мы так тихонечно все же включили айфон. На круг «медляка». И я перехватил одну из дам в этом танце. А что? На летучем корабле на высоте 10 тысяч метров над землей можно и потанцевать.
Это были высокие отношения.

Старый терминал

Наш корабль пришвартовывался в новом терминале дубайского аэропорта – Concourse A, специально спроектированном под «триста восьмидесятые», которых во флотилии Emirates на момент моего прилета была 31 штука, но на подходе ожидалось еще 59. У меня было полно времени до обратного рейса.
Это были настолько новенькие, всего пятый день работающие терминал и галерея, что об их существовании еще не все знали, включая систему чекинга, указавшую мне в обратном посадочном талоне старый добрый терминал B. Я в терминале B уже бывал, просто сейчас до него пришлось добираться на автоматическом поезде. Но там обнаружился все тот же, хотя и посвежевший от ремонта бизнес-зал, где я напился кофе, а затем принял мыло душистое и полотенце пушистое из рук банщика-филипинца, порадовавшись, что, что в душевые нет очередей, как в гигантском хабе Франкфурта, - и отправился за покупками.
Шопинг в аэропорту Дубая – дело страшное по той причине, что ни один из эмиратов не производит ничего такого, что могло продавать в duty free, поскольку недвижимость и нефть в duty free не продают. А покупать на Ближнем Востоке Hugo Boss или водку Stoly неинтересно. Но я четко знал, что мне нужно - фаршированные орехами финики, а также кандура (она же дишдаша, но непременно с тарбушей), плюс гутра с италем (и, разумеется, гахфином). Словом, я шел покупать для летнего ношения на даче одежду правоверного мужчины из ОАЭ, игравшую, признаю, для меня в некотором смысле роль полного доспеха бухарского еврея. (Уверен, что самый правоверный мусульманин не бросит в меня камень, если узнает, откуда взялся в русской культуре «доспех бухарского еврея»).
И я купил. Нет ничего приятнее – ходить в жару в просторной легкой одежде на голое тело, с прикрытой платком головой. Даже популярные у кяфиров шорты в жару не так хороши.
И фиников тоже купил.
И потратил еще полчаса, кокетничая с девчонками, предлагавшими сфотографироваться в разнообразных позах на фоне пустого зеленого задника-«хромакея», что позволяет затем совмещаться в компьютере со всем, чем Эмираты гордятся – от отеля Бурж-аль-Араб в виде паруса (с интерьерами в стиле венчания Барби со Змеем Горынычем) до пресловутых намывных островов.
- 25 долларов за снимок, итого с вас 550 долларов, сэр!
Я лихорадочно стал вертел головой в поисках спасения.
- Сэр, но для вас скидка – итого 250 долларов, сэр!
Тут я увидел табло рейсов и не поверил глазам. Рейс на Москву отправлялся не с терминала B, где я находился, а с того самого, новенького А. И я рванул к автоматическим поездам, слыша за спиной:
- Сэр! Всего 125 долларов, сэр!

Новый терминал

Знаете, бывают молодые страны, юные нации. Как правило, юная страна позволяет себе главную наглость молодости – игнорирование старых правил, рушащихся под «а на кой это надо?»
Так появились американские небоскребы, часто рассчитанные не на века, а на сколько-то лет, после чего дешевле разобрать и построить новые, чем ремонтировать старые.
Так в Дубае появился новый терминал с галереей А380.
Потому что молодая – 1971 года рождения – страна ОАЭ задалась вопросом: «А почему, собственно, в терминале, где обслуживаются двухпалубные самолеты, под обслуживание верхней палубы нужно отводить какой-то зал? Почему не отдать весь второй этаж терминала?»
И отдали. Все три гектара.
Вы, возможно, чувствуете по моему письму, что я, мягко говоря, уже подустал к тому времени, когда ступил на эти бизнес-гектары. Я их смутно уже вспоминаю. Я запомнил одно – там были добрые всходы в виде очень хорошей кухни (возможно, лучшей среди всех известных мне аэропортов мира) и очень хорошего современного дизайна. И еще – у каждого столика там произрастала целая электрическая лоза, увешанная гроздьями розеток. Их там была чуть не дюжина на куст на торчащей из пола ноге. Там был энергетический рай.
Я думаю, современный рай сегодня от этого и должен танцевать – от зарядки энергией, от связей со всем остальным миром, поддержание которых каждую секунду и составляет сегодня главный комфорт путешествия.

Обратно

Ну, а потом снова был самолет с посадкой прямо со второго этажа на вторую палубу, и снова индивидуальный полукабинет у иллюминатора. Я пил «Вдову Клико», принесенную фантастической красоты стюардессой (ох, я не запомнил имя. Но их там было невероятное количество, стюардов и стюардесс!) И пил дивное пюи-фюме под подкопченного лосося. И стелленбош под креветки-карри по-гоански (или положено говорить наоборот? Креветки под стелленбош?). В общем, я давал стюардессам проделать с собой то, что обычно они проделывают с пассажирами бизнес-класса на долгих рейсах: накормить досыта, напоить допьяна, а затем выключить верхний свет, задраить шторки иллюминаторов, превратить кресла в кровати – и погрузить всех в анабиоз, как в фильме «Пятый элемент». И под спиной у меня мягко рокотали кулачки массажной системы, и в режиме волны, и в обычном, и z-образном. И я немного посмотрел «Линкольна», а потом просто включил забортную камеру и смотрел облака.
И перед тем, как заснуть, я, улыбаясь, вспомнил, что есть очень важная штука…  Да, может быть, самая важная вещь, за которую следует уважать Emirates. B она вовсе не в электронных подсветках или пластмассовой карельской березе. И даже не в отдельных каютах и выдаваемых косметичках от Bvlgary.
Она в другом. Мой рейс обслуживали 33 стюарда и стюардессы. Они обслуживали рейс авиакомпании, являющейся лицом объединения исламских монархий. Так вот, это были 33 стюардессы и стюарда двух десятков гражданств и национальностей, весьма отличных от ОАЭ. У этой команды на борту общим был английский, но родными были 18 разных языков, включая польский и русский.
То есть настоящий класс Emirates был не в псевдохиджабах, закрытых лицах, красе Востока и прочей малине.
Класс был в потрясающей открытости миру, в этом объединении мира на борту…
И я спокойно заснул, и мир мягко и нежно поворачивался у меня под боком.
Subscribe

promo dimagubin март 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments