dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Метать диссер. - Как я не стал кандидатом наук. - Новое старое платье короля

В последнем "Огоньке" мой текст про то, что покупали диссертации между 1996 и 2006 годами не только нынешние губернаторы, сенаторы, депутаты - но и тогдашние журналисты. Просто потому, что в это десятилетие упоминать кандидатскую степень на визитной карточке стало так же модно, как десятилетием раньше находить дворян в родне, а десятилетием позже - Range Rover в гараже...
открыть материал ...
Метать диссер
// Дмитрий Губин: о растерянности общества перед диссертационным скандалом
Скандал с плагиатом в диссертациях летит, как паровоз. Что ни неделя, всплывают новые громкие имена. И никто не знает, что с этим делать
открыть материал…
Текст был сокращен, поэтому кое-какой перец из перечницы (старой; про про диссертацию Путина и vip-православие) высыпался.
Ниже даю оригинал:

МЕТАТЬ ДИССЕР

Скандал с плагиатом в диссертациях летит, как паровоз. Никто не знает, что с этим делать. Аннулировать звания кандидатов и докторов? А если они в прошлом веке получены? Другое дело – понять: а отчего все так помешались на ученых степенях?

Какой конфуз…
Замечательный мужчина в полном расцвете сил по имени Георгий Сергеевич Полтавченко в 2004 году стал кандидатом экономических наук. А в 2013 году выяснилось, что в диссертации Полтавченко (проделавшего за 9 лет впечатляющую карьеру от полпреда президента до губернатора Петербурга) из 200 страниц 152 заимствованы, и, по большей части, без упоминания источников. По крайней мере, к такому выводу приходят электронная система проверки на плагиат Dissernet, плюс проводившая расследование популярная газета «Мой район».
Полтавченко обвинения в том, что согрешил и выдал чужое за свое, не опровергает. Это разумно: иногда лучше жевать обиду, чем говорить. Да и что сказать? Защите диссертации, например, должны предшествовать научные публикации. Попробуйте у Полтавченко следы таких публикаций отыскать.
Разумеется, питерский градоначальник не одинок. «Лучше поищите, кто из губернаторов и депутатов диссеры не воровал!» - довольно популярный комментарий в социальных сетях.
А то!
Похоже, те же претензии можно предъявить рязанскому губернатору Ковалеву (в его диссертации куски из чужих работ даже скопированы с чужими ошибками). Или пензенскому губернатору Бочкареву. А в ближайшее время, уверяет в своем ЖЖ любитель сунуть нос в чужой текст Сергей Пархоменко, это ожидает еще девятерых их коллег. Лидирует в списке тульский губернатор Груздев: Dissernet констатирует, что из 182 страниц его научного труда 168 сворованы…
Так что Полтавченко не одинок ни в каком смысле. Еще до скандала с диссертациями губернаторов вспыхнул скандал с диссертациями депутатов. А до диссертаций депутатов, в 2006-м, была исследована с пристрастием даже боюсь и написать, чья диссертация. Правда, исследовали ее не у нас. Экономист Бруклинского Института Клиффорд Гэдди (звучащая фамилия!), заявил, что «в США это никогда не было бы признано диссертацией в университете ни первой, ни второй, ни третьей величины».
Консервативный охранитель моральных устоев Полтавченко не одинок и в том смысле, что плагиатом занимаются якобы лишь охранители. Скажем, вчерашний либерал (в 2003 – году защиты – он еще входил в СПС) кировский губернатор Белых легко проскакивает игольное ушко Dissernet, однако тут же попадает в руки блогера по имени labas. Тот анализирует первые 85 страниц диссертации и находит в них два десятка заимствований из книги научного руководителя Белых, только подредактированных (Dissernet реагирует лишь на дословное воровство).
Никита Белых, в отличие от Георгия Полтавченко, умело и активно пользуется твиттером, но на мою посланную через твиттер ссылку повел себя аналогично Полтавченко.
Промолчал.
Диссертационные скандалы порхают сегодня над Россией птичьими стаями, еще одной птичкой никого не удивить.
Однако обращу внимание на маленькую деталь.
Все эти скандальные диссертацию писались в период между 1996 и 2006 годами. Я хорошо помню это время. В начале 2000-х кандидатами наук, например, стали двое моих близких коллег. Причем один из них, делая карьеру медийного начальника в Москве, защищался в провинции. По теме влияния СМИ на воспитание подрастающего поколения. Когда же я, поздравив, восхитился тем, что он нашел на диссертацию время, в ответ получил ироничное замечание, что свое время тратят на диссертации лишь те, у кого нет денег. А умные люди вместо времени тратят деньги, потому что деньги, в отличие от времени, – это восполнимый ресурс.
Вот тогда передо мной и встал соблазн: тоже стать кандидатом наук. И остановила не цена (мне предлагалось самому выбрать тему, набросать основные идеи, а уж «негры» за умеренные $2000 перевели бы их на обычный посконный русский научный язык), а соображения сентиментального порядка.
Дело в том, что мои мама и папа – кандидаты технических наук. Они защитились в начале 1970-х. И мне, ребенку, пересказывали содержание своих диссертаций. «Вот представь, силиконы – это такие маленькие человечки. Начался дождь, и они ррраз! – раскрыли над собой зонтики». Я это помню до сих пор. И до сих пор абсолютно убежден, что любая диссертация – это небольшое, но научное открытие, а если по мотивам открытия нельзя написать увлекательную книгу или хотя бы рассказать историю, - то это не открытие, а обман. Потому что рассказать увлекательно можно даже про, не знаю, про открытие суперпозиций квантовых состояний. Роджер Пенроуз, во всяком случае, на эти темы еще какие книги пишет!
А я какое научное открытие мог сделать? Открыть аттестационной комиссии глаза на то, что Зюганов с Явлинским всегда говорят одно и то же и не слушают возражений?.. Тема типа «Ток-шоу как компонент общественного самосознания в процессе поиска социальной идентичности в современной России» для меня выглядела (и выглядит) абсолютным фейком, лабудой. Хотя именно по ней мне и предлагали защищаться.
Но вокруг, повторяю, тогда защищались все. И поэтому соблазн был. И даже неважно, передирались тогдашние диссеры или без всякого передеру сочинялись не имеющими отношения к науке людьми, - важен сам феномен соблазна научной степени в процессе поиска той самой идентичности. (Да, тема фальшивых российских диссертаций достойна диссертации).
И у меня есть, конечно, подозрение, что в обществах имитационного типа, где в себе самих не уверены, а оттого страдают комплексами и непременно ищут идентификации с чем-то большим и серьезным, всегда будет существовать такой предмет подражания. То есть в таких обществах вопрос «кто я?» неважен, а важен «за кого меня могут принять?» И очень важно, чтобы приняли за взрослого и серьезного.
Сейчас подзабыли, а ведь до бума на кандидатов и докторов, при позднем Горбачеве и раннем Ельцине, был бум на аристократическое происхождение. Все искали у себя в пращурах столбовых, понимаешь, дворян. И один друг нашей семьи был уж так доказателен в рассказах о дедушке-графе, о сгинувших в революцию ценностях! Умел так тонко покручиниться о былом!.. А потом я впервые поехал за границу, и в семье эмигрантов первой волны ляпнул про своего знакомого. На что они вскинули брови – да с чего вы взяли, голубчик, не было такого графа! – и тут же предъявили два толстенных тома «Истории родов русского дворянства» Петрова. Ух, как я краснел от чужого стыда!..
Соблазн имитаций всегда возникают на смычке самоуверенности и неуверенности. Так старик Хоттабыч, увидев у Вольки телефон, мгновенно создал такой же. Он был из чистого золота, только вот не звонил. И с диссертациями у нас примерно то же самое. Да и с наимоднейшим идентификатором, который правильнее всего назвать vip-православием (тот же Полтавченко ныне главный попечитель Русского Афонского общества! Ездит на святую гору! Общается со старцами!) – он, боюсь, из того же разряда. Проблемы имитаций в том, что они прикрывают пустоту. Они – и телефон Хоттабыча, и новое платье короля.
Выводы?
Да никаких.
Перебирать все диссертации и лишать диссертантов ученой степени за плагиат – глупо, потому что тогда нужно перебирать вообще все диссертации. Очень может оказаться, что большинство российских кандидатов и докторов никогда бы не смогли со своими трудами, пусть абсолютно самостоятельными, получить доктора философии, PhD, ни в одном западном университете.
А так – все при деле.
Пархоменко разоблачает, Полтавченко молится, публика развлекается, портные шьют, Гассан Абдурахман ибн Хоттаб верит в джина, Волька Костыльков в коммунизм, а король сидит на троне крепко.
При таком раскладе остается лишь пробовать себя в ипостаси сказочника.
Ну, или сымитировать.
Subscribe
promo dimagubin март 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments