dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

На Елагином под Чайковского и Мачинского. - Куда вострить лыжи в Питере? - Город и немножко нервно

Откатал сегодня пару кругов по Елагину. Лыжня чуть подрастаяла, затем чуть подмерзла - скользит отлично, народу ноль. Другое дело, что эта самопальная лыжня - как самострочный "ливайс".
Пока катался, дослушал Мачинского (курс лекций 1998-го по поэтам), затем врубил Шестую Патетическую, - ну, а на втором круге катил уже под бердяевские "Эрос и личность" . У Бердяева есть вполне разумные замечания (типа того, что аскетизм есть разврат немощи), но все же Бердяев по отношению к Эросу - то, что Бродский называл "русский размыслитель". Ни он, ни Розанов о собственном половом становлении честно писать не могли, а материала, так сказать, со стороны (будь то сторона социологов или медиков) им не хватало. Розанов, на мой вкус, страстнее и умнее.
Впрочем, эк меня занесло...
После таких же вот лыж неделю назад я написал колонку для "Росбалта" (оригинальный текст привожу ниже), где важны два момента.
Первый - что в Москве, в отличие от Питера, модным становится недорогой, подчеркнуто демократический тип жизни: лыжи, коньки, бары вместо ночных клубов, Ragout вместо "Турандот". Это очень приятный поворот.
Второй момент сводится к тому, что Питер, в отличие от Москвы, все же не город (хотя и Москва не особо город, она - бизнес-центр с жилплощадью при нем). Питер - это либо чистая декорация, либо кривое присобачивание декорации под бытовые нужды. В то время как город - это современная жизнь, вмонтированная в историческую декорацию. Как в итальянском дизайне, когда мебель от Старка отлично вписывается в palazzo эпохи quattrocento.
В общем, вот текст.
В обмен на одну услугу. Может кто подсказать, где в Питере или в ближайшем пригороде есть нормальная двухрядная лыжня, желательно освещенная и отратраченная? Того уровня, что в Финляндии? Знаю, что вроде бы есть в Киришах - но мне нужен либо сам город, либо север. В Зеленогорске, неподалеку от вокзала, куда многие ездят кататься, где старая турбаза - там дерьмо, а не лыжня.
Итак: кто знает?
Текст даю.

НАВОСТРИВШИ ЛЫЖИ - ИЗ ПЕТЕРБУРГА ПРОЧЬ!

В минувшие выходные в стране проходило мероприятие, называемое «Лыжня России».
Я люблю равнинные лыжи; это, кстати, чуть не единственный вид спорта, не имеющий побочных эффектов, кроме риска остаться с носом – с обмороженным, я имею в виду. Но в минувшие выходные было тепло, и я решил выйти на лыжню.
Не скажу, что на лыжню всей России – но на лыжню Елагина острова точно.
По простой причине: это ближайшая от моего дома лыжня.
- Билет, - равнодушно сказали мне у мостика на остров два тулупа, в одном из которых можно было различить пожилую женщину, а другой был неразличим.
- Полтавченко велел заниматься спортом пускать бесплатно, - спокойно ответил я. (Это правда. Когда Богородица устанет ходить по мукам и явится за нынешним питерским губернатором, единственное, что я смогу сказать в его защиту – это то, что он велел пускать в парки спортсменов бесплатно. Это символическое, но все же поощрение, потому что Питер так же неспортивен, как и вся страна).
- Мы бесплатно только бегунов, - угрюмо выдохнул невнятный тулуп.
- Я обещаю на лыжах именно бегать, - бодро ответил я.
- Билет, - скучно повторил тулуп пожилой.
Мне, знаете, не жалко пятидесяти рублей. Мне жалко Полтавченко (которого теперь на том свете не спасет ничто) и испорченного настроения. В будке для продажи сидело еще два человека. Они обилетчивали, а тулупы – проверяли обилетченнных на предмет обилетчивения. Четверо в одних воротах.
Белки на Елагином спрыгивали чуть не на лыжи, и вообще, день и парк были прекрасны, чего нельзя было сказать о лыжне. Кое-где лыжни не было вовсе, и я ее прокладывал сам. За полтора часа мне встретились штук семь обилетченных товарищей по несчастью, - мы, стало быть, принесли дохода по 100 рублей на обилетчивающе-проверяющий нос.
И из-за того, что на Елагином острове не было лыжни (и на соседнем, Крестовском, ее тоже не было; и если бы я поехал на машине дальше, до Сосновского парка, то нашел бы всю ту же, самопроложенную лыжню) – так вот, из-за этогона меня вместо покоя напала ярость.
Я бежал на лыжах и думал не вполне хорошо о директоре ЦПКиО – то есть распорядителе двух упомянутых островов – Павле Селезневе и, стыдно сказать, мечтал отправить его в компании Богородицы в попутном с Полтавченко направлении. Этот Селезнев уже несколько лет разрабатывает концепцию развития ЦПКиО (сводящуюся к заработку на помеси луна-парка с ресторанно-торговым бизнесом), но от так и не удосужился закупить для двух островов для укладки лыжней ратраки (про снежные пушки я уж молчу).
Ну почччему?! – думал я, в Москве – чиновник Капков, в два года превративший несчастный Парк Горького в самый крутой известный мне на земле (клянусь! Круче Центрального парка в Нью-Йорке!) – а у нас Селезнев?!
А вторая, двойная, князь-мышкинская (если кто еще «Идиота» помнит) мысль была о том, что питерцы мой гнев не поймут и только покрутят пальцем у виска – чо эттта он кипятится?
Питерцы вообще привыкли, что город – это жизнь в условиях старой декорации и бетонного новодела; питерцы не знают, что город – это рывок в будущее, новая организация жизни на фоне старой декорации; питерцы вообще дико обидятся, если я скажу, что сегодняшний Петербург можно считать городом только с большой натяжкой. Питерцы всем, кто Питером недоволен, указывают на дверь – это такая гордость обиженных и оскорбленных.
Так вот, дорогие мои.
Послушайте одну вещь, которая в Петербурге неведома ни губернатору Полтавченко, ни директору Селезневу, ни обычному горожанину.
Крайне нелюбимая мною за эклектику и наплевательство к истории, то есть к среде обитания, столица нашей Родины Москва проделала в последние годы несколько развых шагов по направлению как раз к современному городу. В частности, в Москве за последние пару лет стали дико популярны такие недорогие вещи, как лыжи и коньки. В Москве уже чуть не сотни катков с искусственным покрытием, и только в центре их десятки, включая каток все в том же Парке Горького (самый большой в Европе!) или каток на крыше галереи Artplay (сравните с Питером сами). В Москве не просто 600 километров лыжных трасс, но половина из них обслуживаются ратраками, снежными пушками, снабжены прокатами, раздевалками, подсветкой ночью и т.д.
То есть в Москве модник и модник катаются на катках и бегают на лыжах не потому, что у них есть лыжи и коньки – а потому, что для коньков и лыж создана комфортная, удобная, модная городская среда. Это так модно, что новым лыжным трассам Москвы был целиком посвящен номер газеты «Большой город» и часть номера журнала «Афиша».
И люди на лыжах и коньках делают Москву европейским городом – потому что модой и помешательством становится, наконец, не безумно дорогое, не «элит» и VIP, а дешевое, демократичное и доступное каждому...
А пока я катался, прокладывая в царство свободы дорогу на Елагином, мне встречались на лыжах только бабушки и дедушки. Они, конечно, молодцы, но ведь рядом с ними – ни одного молодца! Ни одной молодицы! Ни модника! Ни модницы! Парк на Елагином, нежен, прекраснен, красив, - да только некому украсить его.
Мне за Петербург в который раз стыдно. Не знаю, ведомо ли это чувство Полтавченко, Селезневу и всем прочим дядечкам с парками в подчинении. Богородица, ты их, что ли, просвети, а коли не просветятся - прогони.
А тех, что в тулупах на морозе – их в тепло на покой.
Subscribe

promo dimagubin март 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments