dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Росбалт: Мариинская впадина. - Типа, главное, это тенора - Медведь, наступивший на глаз Гергиеву

На "Росбалте" вышел мой текст про здание новой сцены Мариинского театра (фотографии есть, например, у smirnoff_98 вот здесь).
Но такие прекрасные (поверьте, я трудился над подбором!) сочетания, как "слоновья жопа", "питерская кукарача" и "воркующие мудаки" редактором были сняты. Это наш уговор: "Росбалт" имеет право править, а я имею право восстанавливать в ЖЖ оригинальный текст.
За пару дней до моей колонки "Росбалт" опубликован на ту же тему текст Димы Циликина. Циликин - это давно махнувший рукой на сестру-метафору (хотя по молодости питал к ней чувства на грани инцеста) резонер от питерской журналистики, обычно скучно поучающий понимать музыку. Но на этот раз с тем же постукиванием линейки по столу учит понимать архитектуру. С чего он взял, что в мире "глупости больше, чем ума", я в ум взять не могу. Видать, он по головам считает.
Поминаю Циликина лишь с тем (а ведь какие - нет, удержаться не могу! - Дима колонки в молодости наверчивал, - как Шуберта, как чистый бриллиант! Я без иронии! И на какие темы! Был у него в "Часе пик" секс-ликбез с заголовками типа "Ой, цветет калина в поле у ручья. Парня мало. Дога полюбила я" - я их до сих пор считаю образцовыми...) - так вот, поминаю Циликина лишь с тем, что его главная идея, называемая "да фиг с ним, что снаружи оперы, главное, чтобы внутри были музыка и голоса", неожиданно оказалась популярной.
Что поделать: возраст заставляет предпочитать "внутреннее содержание" внешности.
Однако я заводящую внешность до сих пор ценю не меньше. И у Гери, и у Нимейера, и у Перро.
Тем более, несостоявшийся "золотой купол" (а точнее, небрежно наброшенная золотая шаль) Перро была не просто архитектурным приемом, а способом создать новое общественное пространство, внутрь которого мог бы попасть каждый, как в Англии по right of a free way; - шаль прикрывала он непогоды. Вот чего мы в Питере лишились, лишившись Перро. В Питере есть действительно хорошие архитекторы - Явейн, Герасимов, Шаров & Рейнберг, а Чобан и вовсе показал на "Лангензипене" (прогуляйтесь до Каменноостровского, 9!), как trubute истории можно отдавать посредством шелкографии на стекле.
Но Перро - это переход в другое качество. Это здание, прорастающее в общее, в общественное пространство - и наоборот.
Это вам не дубоватая скромность размашистого воровства, когда костюмчик по цене автомобиля.
Впрочем, вот мой оригинальный текст.


МАРИИНСКО-ГЕРГИЕВСКИЙ ПЛЕВОК

Я был в Москве, когда сняли леса с Мариинского театра-2 и по интернету понеслись фотографии новых фасадов, - и взвыл от непристойности.
Пока на театре были леса, популярной идеей в образованном кругу была та, что новый театр будет выглядеть как танковый завод. Увы, все куда хуже: новый театр похож на торговый центр в провинции, построенный силами местного архитектора (пиджак, галстук, волосы на пробор, а еще он был на семинаре в Голландии).
Видимо, не я один оценил размах непристойности. Взвыл Михаил Пиотровский: у сверхосторожного директора Эрмитажа, в социальной жизни играющего роль спящего Ктулху, любое публичное высказывание - это как удар кулаком по столу. Наш Ктулху за три месяца бьет уже второй раз: первый – когда ряженые в лампасах потребовали закрыть выставку Чепменов. Ну, он обнаружил, что новое питерское насекомое, питерская кукарача (с лицом одного из местных депутатов) уже настолько выросло, что готово слопать весь город.
Даже мои же московские друзья, после Церетели и Лужкова ко всему привычные, присвистнули: «Это не оперный театр! Это ёперный театр!» («п» у них звучало слегка озвонченно).
Новая чудовищная Мариинка, эта слоновья жопа, севшая на тихую Коломну, куда чудовищнее и жопее Большого театра-2. Новая сцена Большого, если кто не знает – это золотой крендель, «сделайте нам красиво», радующее дураков новодельным «богато» (с «г» фрикативным), такая церетелевщина с фальшивым Бакстом на росписи плафона. (Единственное, что могло бы спасти этот торт, - заказ росписи Бэнкси. Тогда бы Большой-2 вошел в историю, как вошла в историю рококошная Гранд-Опера с Марком Шагалом. Но московским воркующим мудакам до этой идеи так же далеко, как «Булаве» до попадания в цель с первого выстрела).
И вот эта новая чудовищная Мариинка теперь с нами пребудет вовеки, хоть собери все подписи мира за ее снос. Впрочем, я своей не поставлю: смысл этого памятника набиванию карманов – напоминать, что в Петербурге, как и во всей России, в начале XXI века деньги сожрали все. От стыда и ума до совести и гармонии.
Не буду напоминать историю приезда в Россию Доминика Перро (он – и правда великий архитектор, я его работы видел). Достаточно сказать, что Перро в истории русского позора начала XXI стал фигурой знаковой. Он – первый, на ком власть (от тогдашнего министра культуры до тогдашнего губернатора Петербурга) опробовала технологию, у российских бандитов конца ХХ века называвшуюся «откармливанием бычка». Бандосы находили толкового, но доверчивого бизнесмена и накачивали его деньгами. Когда бизнес расцветал, бизнес у него отбирали. То же и с Перро. Он был первым в числе архитектурных звезд, которого звали не затем, чтобы он что-то построил (ни одна приглашенная в Россию в России так ничего и не построила), но чтобы, прикрываясь громким именем, выбить бюджет и попилить: сначала – на сносе старых зданий, потом – на рытье котлована, затем – на освоении нового бюджета, после заявлений, что «хваленые западные светила не знают русской специфики». По такой же схеме пилили бюджет по сносу Кировского и строительству нового стадиона под прикрытием имени Кисё Курокавы.
Нет уж, пусть торгсин Мариинского-2 воняет на всю Коломну, страну, мир, удостоверяя собой, что превращение людей в шлюх, отдающихся деньгам, без последствий не остается. И жаловаться будем, и слезы горько лить, но постыдного стирать нельзя.
Это чудовищное здание должно напоминать и еще об одной вещи: о том, что неприкасаемость даже очень талантливого человека играет дурную службу и этому человеку, и его делу. Я о Валерии Гергиеве.
После Юрия Темирканова – мастера piano и pianissimo – я, каюсь, не сразу воспринял безумца Гергиева, изо всех музыкальных темпов признающего лишь forte и fortissimo. Однако Гергиев выдающийся музыкант. Кроме того, у него огромный талант менеджера, организатора, бизнесмена. Он сделал невозможное: марка Mariinsky во всем мире заставила забыть марку Kirov opera & ballet. Она ее перевесила.
Но у Валерия Гергиева есть, увы, природный недостаток. Он абсолютно неталантлив во всем, что касается архитектуры и дизайна. Таким он родился; бывает. Он архитектурные формы не чувствует и не понимает, - с ним в архитектуре ровно то же, что в музыке с теми, кому медведь на ухо наступил. Достаточно зайти в концертный зал Мариинского театра, чтобы в этом убедиться. Сам зал делал Ксавье Фабр – потрясающий французский мастер, благодаря чему мы имеем один из лучших, красивейших залов мира. А вот вестибюль и фасад Фабру делать не дали (типа, мы экономить будем) – злые языки говорят, что Гергиев для отделки вестибюля попросту подогнал бригаду знакомых шабашников из осетинского аула. По результату похоже: вестибюль концертного зала – это такой (как бы поточнее сказать?) одесский дельфинарий 1970-х, колхоз «Светлый путь».
И никто, абсолютно никто, ни из шестерок и холуев, ни из сопрано и баритонов, не сказал Гергиеву:
- Маэстро, в музыке вы гений, но в архитектуре вы ноль.
И Гергиев оказался брошенным в пасть архитекторам, министрам и губернаторам – в эту финансовую лесопилку (забыл сказать, в политике и в гражданской жизни Гергиев примерно таков же, как в архитектуре).
И вот об этом – о трагедии большого таланта и слабого человека – здание-универмаг теперь будет рассказывать тоже.
Ну да, вполне допускаю, что внутри у универмага (торговый жанр в сегодняшней России является важнейшим из искусств, у нас с ним как с автоматом Калашникова в СССР) все будет в порядке с репетиционными залами, гримерками и с акустикой. В конце концов, внутренний скелет задумывал тот же Перро. Но плевок в город не смыть.
Впрочем, многим привычно ходить оплеванным.
Subscribe
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments