dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Детки в клетке. - Текст из Snob'a. - Еще раз для милых простофиль: вечных ценностей нет, есть эволюц

Ага.
В конце прошлого года, когда в Госдур... в Госдуме (у которой губа не дура кого надо схарчить) голосовали за известный закон, осиянный не столько вифлеемской, сколько кремлевской звездой, я написал для "Сноба" текст про "Золотого Петушка" в Большом театре и про малых, мелких, сопливых 4-6 летних детишек гастеров, вышвырнутых на московский мороз вместе с их родаками. Не то чтобы лично я связывал историю Додона, Шамаханской царицы и гастеров - эту историю Кирилл Серебренников связал на сцене до меня, а я, так сказать, лишний раз обратил внимание. Однако Леша Алексенко, редактор Snob'a, умница, стилист и подвижник науки, - этот гад Алексенко (а чего ждать от технаря?!) попросил убрать меня из текста первый абзац про нравственность как механизм эволюции (ссылки на Докинза не спасли, Алексенко этим Докинзом "Сноб" набил, как мешок картошкой) и прояснить, так сказать, генезис Шамахани. Что получилось в результате компромисса, можно видеть, ткнув сюда.
Оригинальный текст я восстанавливаю ниже, но перед тем, как к нему перейти, - вот запись из старого черновика, на который я сегодня наткнулся, вздрогнул, крякнул, и сразу вспомнил про Алексенко и "Сноб".

...нравственность – это просто система использования внешних условий, правила выживаемости, включающая как личные, так и видовые интересы: в последнем случае самопожертвенность компенсируется самоудовлетворением от принесения себя в жертву То есть нет нравственного и безнравственного вообще – есть конкуренция разных систем в конкретных условиях, дающая преимущества в той или иной перспективе Сила христианской нравственной системы в том, что она обеспечила именно долгосрочные конкурентные преимущества выживаемости Однако в конкретных краткосрочных перспективах она часто приводила к гибели индивида. Вот почему «страны Антихриста» исповедуют иную мораль, - дающие краткосрочные преимущества, то есть рассчитанные на срок правления конкретного местного Антихриста ; вот почему там не столько изучают, сколько интерпретируют историю; вот почему там история ходит по кругу: а на развитие и не рассчитано.

В России «быть нравственным» означает сделать ставку на ту или иную краткосрочную перспективу в надежде, что срок окажется пожизненным. Цикличность русской истории подсказывает, что надо идти вместе с Путиным (Пелевин очень точно подмечает, что сила вовсе не в правде: напротив, правда обычно в силе – иллюстрируя это примером силы кроманьонца, в пух и прах разгромившего правду неандертальца) Однако именно в силу ограниченности перспективы русская нравственность всегда ущербна по сравнению с европейской. Трудно скрыть отставание, второсортность по отношению к цивилизации Запада. В СССР при Сталине (и даже при Хрущеве, даже при Брежневе) еще могли быть иллюзии, но сейчас иллюзий нет Толстеющая на экспорте ресурсов, все более утрачивающая спортивную форму цивилизация. Все точки развития, все мировые центры тяжести – фундаментальная наука, прикладные исследования, медицина, архитектура, литература, электроника, биоэлектроника, - все вне русских границ Должно грохнуться просто по законам физики.

Ну, а теперь - популярное чтение

ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК, ДЕТИ И ГАСТАРБАЙТЕРЫ

Нравственность есть технология, способствующая выживанию. Подробности – в 12-й главе «Эгоистичного гена» Докинза. Глава называется «Добрые парни финишируют первыми»: там описаны смоделированные на компьютере соревнования ЭСС (эволюционно стабильных стратегий) с различными алгоритмами. Победитель – «Прощающая Око за Око»: стратегия, отвечающая злом на зло, добром на добро, но позволяющая другой программе менять алгоритм и забывающая про однократно причиненное «зло».

Ну, а теперь об искусстве.

Главный эстетическим впечатлением минувшего года для меня стал «Золотой петушок» постановки Серебренникова в Большом театре – премьера не этого года, но вещь все равно впечатляющая своей изощренностью. У Серебренникова есть один момент, который я бы проморгал, когда б не знакомая гримерша. Действие «Петушка» начинается в условных кремлевских хоромах, которые драят гастарбайтеры: треники, «вьетнамки», белые носки, швабры, смуглая тетка в платке… Ну, а потом появляются толстомордые парни в костюмах с трубками в ушах и овчарками, а потом снайперы занимают места на верхотуре, а потом появляется русский царь… Так вот: гастарбайтерша в прологе - это и есть Шамаханская царица из второго акта, а Золотой Петушок, от которого суждено принять смерть царю Додону, - ее сын. Все понятно?

Ну, а теперь о моей жизни в Москве.

Я снимаю сильно траченную жизнью квартирку на Тверских-Ямских, близ центра «Медицина», известного широкой публике тем, что там умер пианист Николай Петров, а узкой – тем, что там по утрам при входе играет арфистка, что задает эстетику: мебель с гнутыми ножками и адовы цены (мне там как-то предложили удалить зуб мудрости за $500, но мудрости хватило отказаться). Тверские-Ямские – qui pro quo московской недвижимости; полуруины соседствуют с наглым дорогим железобетоном; именно там разворачивается московская часть «Журавлей и карликов» Юзефовича (роман недурно описывает Россию и Азию). На Тверских-Ямских живут и Зюганов, и Собчак, и, вот, я (в домушке времен раннего Брежнева). Ну, а кое-какие дореволюционные дома «Медицина» недавно присоединила к себе, выпотрошила, нашпиговала чем положено – любо-дорого смотреть, не стыдно принять ни еще одного Петрова, ни хоть Дениса Мацуева.

А потрошением и шпиговкой занимались, понятно, таджики-гастарбайтеры. Которые шумным табором занимали совсем уж руину в минуте ходьбы от управления закупок администрации президента (можете представить, что это за контора…) И меня с соседями эти таджики все теплое время года ужасно доставали. Потому что с наступлением темноты мужчины высаживались вдоль 4-й Тверской-Ямской на корточках, как это принято только у гастарбайтеров и зэков, что, в общем, не красило район. А те, что помоложе, ночь напролет вели громкие разговоры под пиво у меня под окнами. И мы с соседями и замечания делали, и жалобы участковому писали, - все напрасно, потому что примерно ясно, на каких условиях взаимодействуют в России участковые с гастарбайтерами. Хотя я возмущался меньше всех, понимая неизбежное: москвич отправляется вечером в кафе, потому что у него есть деньги, - а во дворах разговоры ведут те, у кого денег нет... В общем, я терпеливо ждал, когда арфистки рассядутся по новым корпусам, и вдарят по струнам что-нибудь из «Садко» того же Римского-Корсокова, что написал и «Петушка», - тогда шумные черные соседи должны были, по идее, исчезнуть. Кто даст им долго жить в самом центре Москвы?

Им и не дали.

Было это в декабре, когда морозы даже в центре вдарили под -20.

У меня не завелась машина.

А когда после безуспешной реанимации я обреченно побрел домой, то в подъезде обнаружил какую-то смуглую тетку, смутно похожую на цыганку: юбки, платки, шали. И я бы, каюсь, потребовал от нее убираться на теплый Павелецкий вокзал, но тут увидел прижавшихся к батарее троих мал мала меньше детей. От четырех до шести лет, где-то так. И они молча глазели на меня. И я сказал «здрась…» - и прошел мимо.

А потом, когда снова вышел, тетки уже не было, но на морозе перед подъездом сидела другая тетка, тоже в платках-шарфах, а перед полуруинами на 4-й Тверской-Ямсокй стояли полицейские машины, я рядом с машинами молча стояли таджики.

И до меня дошло.

Я кинулся искать ту, с детьми, не нашел, стал расспрашивать – да, они живут и работают нелегально, но им же давали работу, и если бы предупредили, они бы исчезли сами, а полиция приехала без предупреждения в ночи, но они же никому не мешали! – а где дети, маленькие?! – да вон, сидят. Троица малышей сидела на улице близ полицейской машины, прямо на льду, прижавшись друг другу, кое-как прикрытая одеялом. Ну, а полицейские выполняли обязанности, которые не могли не выполнять в отношении нелегалов. А то, что обязанности можно выполнять, посадив детей внутрь машины, в тепло, - им в голову не приходило, потому что, как мудро однажды заметил Никита Сергеевич Михалков, - они русские, это многое объясняет.

Я дал денег пожилому таджику, который был близ детей, объяснил, что через улицу азербайджанцы держат булочную-кофейню, там недорогой чай, детей надо туда, хотя бы согреть, и дал денег тетке у подъезда, вообще роздал все, что было, и вернулся домой. Меня трясло – вид чужого унижения меня сильно пробивает. Стал звонить, кому мог. Прямой телефон детского омбудсмена, обладателя роскошных розовых галстуков и «мигалки» на автомобиле Астахова не отвечал. Астахов в те морозные дни вообще не брал трубку, у него была горячая пора – требовалось оправдать закон «Димы Яковлева». Написал ему в твиттер. Он не ответил до сих пор, и не ответит. Бросил через твиттер клич – привезти, у кого есть, термосы с чаем, у меня своего не было. Не знаю, привезли ли. Реакция была вялой. Кто-то поинтересовался, помнят ли таджики, как русские кувырком в свое время летели из Душанбе вместе со своими детьми.

А когда я снова вышел на улицу, пьеса была уже сыграна. Там кто-то еще прятался по окрестным дворам из мужчин, но женщин и детей я уже не нашел, и чувствовал я себя гаже некуда, как мелкая паскуда, пытающаяся деньгами купить ощущение приличного человека в нашем Третьем Риме, который все больше Третий Рейх.

Хотя я прекрасно понимаю, зачем я давал деньги.

Чтобы запомнили – разные бывают русские, чтобы рассказывали: когда нас в мороз с детьми выселяли, не все зверьми были, один чудик денег дал, другой чай привез…

И когда – в случае, если режиссер Серебренников прав – таджикский, узбекский, восточный, исламский жареный петух все же начнет клевать в темячко, может быть, он разок-другой и остановится.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal