dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Между Сетью и тьмой. - Отчего образование образует дыру в мозгах. - Русский мем

Совершенно забыл вложить в ЖЖ, на манер рекламки, этот вот текст из еще октябрьского "Огонька". Впрочем, время публикации неважно - плюс-минус тройка лет ничего не меняет. До нового года вообще обещаю "Огонек" повнимательнее полистать и выложить все, что упустил.

открыть материал ...
Между Сетью и тьмой
// Дмитрий Губин утратил популярную иллюзию
В моем кругу была популярна идея, что новые технологии, и прежде всего интернет, суть ключ к просвещенности, с которой Россия воспрянет ото сна. Но, боюсь, ключ сну не помеха
открыть материал…
Для тех, кто на медляке - оригинал вот, включая заголовок. При публикации сокращения были, но не принципиальные.

КРУШЕНИЕ МЕЧТЫ ПРОСВЕЩЕННОГО ИДИОТА

В моем кругу была популярна идея, что новые технологии – и прежде всего, интернет – есть ключ к просвещенности, с которой Россия вспрянет ото сна. Но, боюсь, ключ сну не помеха.

Давайте поясню.

В моем кругу было популярно (и сейчас популярна) утверждение, что российское социальное устройство поддерживается темными, плохо- и малообразованными людьми, обладателями небольшого ума. А если и не дураками, то теми, кто живет там, где из всех средств информации – три канала пропагандистского ТВ.

Эта концепция рассматривает интернет как золотой ключик доступа к разнообразным источникам информации. В соответствии с нею любой разумный человек (и даже дурак) сравнив, например, пропагандистские бяки в исполнении Аркадия Мамонтова на НТВ с программами телеканала «Дождь», а также с дискуссиями в твиттере и ЖЖ, поумнеет и отделит зерна от плевел, агнцев от козлищ, овес от овсюга.

Эту концепцию много что питало. Например, технология телевидения, основанная не только на эмоциональном объединенном воздействии картинки, музыки и речи, но и на клиповом характере подачи (неизбежно низводящему великие идеи до простеньких). А также – внимание, это обычно упускают из вида! – на отсутствии обратной связи. Даже в книгопечатании обратная связь устойчивее, чем на телевидении: написал Фукуяма свой «Конец истории» - получил в ответ десяток книг-опровержений, после чего сам кое-что подкорректировал в «Великом разрыве».

То есть пока власть телевидения монопольна – три канала могут трубить что угодно о западном враге, продавшейся оппозиции и о вековых православных устоях. Если у тебя только эти программы ящик принимает, а кругом дерьмо и грязь до горизонта, - то, безусловно, утешительно в это все верить.

Идеи власти информационной тьмы были и другие подтверждения. Среди поддерживающих тьму до сих пор нет, например, ни одного писателя. Ни одного поэта, который пел бы власть столь же искренне и сильно, как когда-то Маяковский. Нет известных ученых. Актеров встретить или попсу встретить можно, это да. Но актер играет сегодня героев, а завтра злодея, и честь для него в перевоплощении, а не в чести. Попса же и вовсе продукт телевидения, без которой она исчезает, как призрак с рассветом... И вообще, все умные – в оппозиции.



Так что надежды просвещенной оппозиции на просветительство интернета были понятны. В 2010 году Алексей Навальный триумфально лидировал на электронных выборах мэра Москвы, устроенных на сайте «Коммерсанта». Он набрал 45,02% (следующий, Немцов - 11,99%, а Собянин лишь 2,82%).

Вот, - предвкушали прогрессисты, - когда интернет действительно овладеет массами, Навальный станет национальным лидером!

Летом 2010 года, по данным ФОМ, суточная аудитория интернета в России составляла 28,6 миллиона человек, месячная – 43,7 миллиона. Спустя два года эти показатели выросли соответственно до 45,1 и 59,4 миллиона. Только с февраля 2012 по сентябрь 2012 года узнаваемость Алексея Навального (беру теперь данные ВЦИОМ) возросла в стране с 29% до 48%. Геннадия Гудкова – с 21% до 60%. Сергея Удальцова – с 26% до 42%.

Однако – внимание! – это был рост отрицательной популярности. В феврале к Навальному относились положительно 24%, а отрицательно 31%. В сентябре положительно 22% (и отрицательно 46%). У Гудкова эти пары цифр 24/29 и 24/43.

Да, я понимаю, что пропагандистская телевизионная машина постаралась. Но почему россияне, имея доступ к разнообразным источникам через интернет, продолжают пить из мутной (как это видится моему кругу) лужи?

Идея ведь была в том, что правда побеждает кривду, и что одно от другого каждый сможет отличить, дайте только инструмент доступа!

Вот вам инструмент. Вот вам интернет. Уже не только в двух столицах, но и во всех округах (уровень проникновения интернета сегодня колеблется от 48% в Сибири и Привольжье до 58% на Северо-Западе). Вопрос: почему правда (как мы ее понимаем) не побеждает кривду?

Я слышал массу ответов. Глава ВЦИОМа Валерий Федоров объясняет отрицательный рейтингов оппозиции усталостью от политики и от митингов.

Но я боюсь, что все объяснения являются крайним упрощением, исходящим из базовой идеи: правда должна торжествовать, потому что она правда.

Я очень боюсь, что правда никому ничему и ничем не обязана. Россия не просто остается консервативным, косным, негибким и умеренно бесчеловечным государством с несменяемой властью (Путин с нами, вероятно, теперь до смерти, просто пока не понятно, до его или нашей). Более того, Россия за последние – интернетные! - годы стремительно дуреет. В том смысле, в каком мы двоечника, не знающего ничего на свете, считаем дураком.

Я пару месяцев как веду файл, озаглавленный «хроники пикирующего идиотизма». О боже мой! В Свердловской области гаишники зовут попов освящать дороги. 27% россиян хотят ввести в Уголовный кодекс телесные наказания. В Белгороде запрещают рок-оперу. Минтранс запрещает продавать любые билеты за пределы региона без предъявления паспорта. В Госдуме хотят запретить выход без паспорта в интернет. В Питере запрещают выставку Марата Гельмана и фильм Майи Милош, а питерские депутаты обсуждают запрет топота котов в ночное время и запрещают обсуждать конца света.

По-моему, конец света уже настал.

Из последнего – вот: в Национальном исследовательском ядерном центре МИФИ открывают кафедру теологии. С чем и поздравляю инженеров и физиков. Заведовать ею будет митрополит Иларион, который, как истинный православный, разумеется, верит, что мир был создан Богом за шесть дней (видимо, ядерная физика скоро станет русской).

В общем, я хочу сформулировать очень неприятную для моего круга вещь.

Доступ к источникам информации никак не гарантирует того, что нравится моему кругу: толерантности, терпимости, развития науки (молчу уж про развитие гражданского общества). То есть не гарантирует европеизации страны.

Похоже, то, что называется «русской матрицей», влияет на убеждения, поведение и принятие решений в куда большей степени.

Здесь, если еще не устали, я перехожу к одной гипотезе. В моем кругу обычно имеют некоторые представления о генетике, и знают, что биологическим репликатором является ген. С точки зрения гена, люди – просто генетические машины, позволяющие генам выжить. И если не происходит ничего чрезвычайного (например, радиационного облучения), то ошибки в репликации редки и поправимы: «неправильный» ген попросту умираем вместе сего носителем… Я остановлюсь, отослав читателя к популярной литературе, типа «Эгоистичного гена» Ричарда Докинза…

…А с отточия продолжу: есть гипотеза, что представления людей о добре и зле, о должном и о греховном реплицируются в пределах наций и цивилизаций таким же матричным путем, мельчайшей структурной единицей которого является, по аналогии с геном, мем.

Слово «мем» недавно вошло в наш язык из английского (первым о мемах заговорил тот же Докинз) и пока что существует в значении «прилипчивое выражение, запущенное в интернет». Например, мем – это реплика блогера и муниципального депутата Веры Кичановой: «А я девочка, я не хочу брать на себя ответственность, я новое платье хочу». Фраза не просто облетела Рунет, не просто тысячекратно варьировалась («а я мальчик, я не хочу писать для «Огонька», я красную «Феррари» хочу!»), но и сохранила изначальное представление о том, что все мы остаемся людьми и детьми, в какие бы взрослые игры ни играли… Однако такое определение мема крайне неполно. Мем – это устойчиво воспроизводимая единица культурной информация. А культура – это вовсе не кино и домино (хотя и это), а вообще все то, что отличает страны и цивилизации друг от друга.

И вот, - тут я подхожу к главному, - мем, похоже, устойчив к образованию и образованности, к знаниям. Идея, что Россию достаточно образовать, просветить, как она изменится, - весьма стара, ее разделяло тьма народа, от Чаадаева и Новикова до Горького и Быкова, однако она неверна. Темного сиполапого мужика в России давно нет (а еще Тэффи в переписке с Горьким яростно уверяла, что сиволапый никогда не научится пользоваться носовым платком) – а русский строй есть. Все та же автократия, все тоже целование сапога тому, кто выше, и пинок под зад тому, кто ниже, - если докапываться до глубинных, и вовсе не христианских, основ.

Мы живем примерно в той же стране, какая сложилась между Иваном III и Иваном IV, когда уничтожена была конкурирующая матрица – республиканская. Петр I заставил русскую матрицу мутировать, внешне европеизироваться (он подействовал на страну, как жесткое облучение; с тех пор русские сравнивают себя с Европой, а не с Азией), однако матрица в основе устояла, и либеральный мем в ней является рецессивным, а не доминантным . И даже большевики не смогли ее сломать, лишь царя переименовали в генсека да взяли под контроль личную жизнь: по счастью, временно.

И хотя пороки русской матрицы всем известны, пора делать вывод, что никаким интернетом ее не изменить. И пора делать вывод, что вопрос «кто виноват?» по отношению матрице вообще бессмыслен: человек, с точки зрения меме, есть машина для его вопроизводства.

Остаются еще вопроса: «Что делать?» и «С чего начать?»

Но отсутствие ответов на них не отменяет необходимости развития интернета и просвещения общества: пусть основ существования это и не меняет, зато делает жизнь куда более приятной.



Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments