dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Продолжая финскую тему. - Тихая лирика про Аланды. - Пора по грибы на велике

Поскольку пойти на субботний марш, да еще и тремя (в Питере) колоннами разом, означало для меня не просто разорваться, но еще оставить тещу на даче под Выборгом без воды и напиленных дров, - я сделал позорный выбор и до ночи грачьей таскал-пилил-колол, силой своей играючи.
А поскольку сделал я позорный выбор, то не фиг мне по возвращении с дачи писать про политику, а напишу-ка я про что-нибудь невероятно лирическое. Про личную туристическую политику в отношении Финляндии, напримерой. Я этой политикой занимался много. Кое-что из последнего можно подчитать в недавних постах: например, про то, как тучные русские годы нашу замечательную соседку изменили, или про то, что Университет Хельсинки - это открытый во всех смыслах университет, а любой русский университет - закрытый.
Ну, а на сайте журнала GEO можно найти текст про то, как я с одним чуваком из Минфина поймал на Аландских островах ваааатттааакууую щуку, и почти поймал единорога, и уж точно поймал кайф, собирая грузди и белые прямо с велосипеда.
Кому лень кликать по ссылке, даю текст ниже, предупреждая сразу: "Аландские острова" - это самые ближние к Петербургу острова изо всех островов в мире, красиво звучащих. В общем, можете отрастить ус, чтобы на него намотать. Итак:

АЛАНДЫ: НА ВЕЛОСИПЕДЕ ПО ГРИБЫ

Было одно лето, я ездил на велосипеде, собирал грибы на Аландских островах.

Во фразе ничто не кольнуло?

Я так и знал, что «Аландские острова»! А я-то, на самом деле…

Впрочем, все по порядку.

Аландские острова - замечательные, 6757 штук, добраться до них проще финской пареной репы, паромом пять часов из Турку: лежат они между Финляндией и Швецией, имея при этом собственный парламент, собственную почту с собственной маркой и даже российское консульство с консулом, существование должности которого на Аландах является несомненным доказательством существования если не Бога, то рая и божественной должности в нем. Потому что в местном представлении рай – это покой, тишина, малолюдье, развитая цивилизация при единении с природой (плюс – пока меня не слышат политики из партии Истинных финнов – автономия от Финляндии. А когда-то Аланды были самой западной точкой Российской империи, мир праху ее).

Нет прекрасней земли на свете Аландов! Там водится морская щука, метящая кругами свою территорию: когда она бьет хвостом, лодка качается на волнах (не вру, ей-ей!) Там белые лебеди взмывают с водной глади, хлопая при разбеге задницами по воде, как подушками. Там один остров – типа, юг с голубым морем и пляжами, а остров рядом – типа, на Севере диком растет одиноко, и край суровый тишиной объят.

Аландцы в шведском и финском бытовом сознании занимают примерно место шотландцев в сознании английском, то есть тихих богатеев себе на уме.



Паромная компания Viking Line, плюс еще шесть десятков крупнотоннажных судов, - все это у аландцев в собственности. За 28 тысячами аборигенов вообще числится чуть не 25 тысяч яхт, яхточек, катеров, катерков и лодок, и нормальный аландец – это банкир, который держит в шхерах на сдачу пару коттеджей, ездит на 15-летнем «вольво» (но «вольво» же ездит!), а на своем катере, помимо 200 –сильного, держит и маломощный моторчик, чтобы не жечь зря горючку по время глубоководного тролинга тайменя (паруса и весла, думаю, он прячет на кокпите).

Экзотики на Аландах – не меньше, чем на каких-нибудь островах Кука. В средние мрачные века здесь сжигали ведьм, чем сильно проредили женское население (вот почему, возможно, Аланды так малообитаемы), на архипелаге нередки рощи скрюченных, довольно страшных берез, выросших, по преданию, на месте кладбищ ведьм. Асфальт (во Франции были? Так вот, дороги во Франции – проселок, а не дороги по сравнению с Аландами!) – рыжего цвета (в него подмешивают местную скальную оранжевую породу). Живности нереальное количество, и ночью в лесу кто-то мяучит, бабучит и хнычет, а поутру прямо под носом обнаруживаешь следы неведомых зверей.

И, пока меня не слышат патриоты из числа истинно русских: русских на Аландах совершенно нет. По крайней мере, в тот недавний год, когда я там катался собирать грибы (минуточку, минуточку: сейчас я до грибов дойду!) русских на Аландах было четыре семейства. Упомянутого уже консула, мое собственное, затем вышедшей замуж за местного банкира питерской филологини Саши Решетовой  и семьи парня из Минфина, который умудрился изо всех островов не просто выбрать тот же, что и мы, Eckero, но и снять коттедж рядом с нашим. Очень милое, кстати, было семейство, отцы, дети и деды, а заправлял всем спец по региональным трансфертам по имени Миша.

И вот в первый же день я увидел, как Мишино семейство извлекает из багажников металлические ящики типа мангалов, только закрытые.

- Под рыбу? Коптильни? – поинтересовался у трансфертиста, к тому моменту уже сагитированному поблеснить щуку с лодки.

- Сушильни, - отвечал Миша. – Под грибы. Мы второй год с ними приезжаем.

Я мысленно хмыкнул. Моя теща, например, на даче под Выборгом в промышленных количествах закатывает трехлитровые банки с огурцами. Но, когда процесс важнее результата, полагается не крутить у виска, а вежливо кивать. Жене я на всякий случай сказал, что грибов, должно быть, на островах много, - и отправился за велосипедом в прокат, располагавшийся неподалеку от гастронома c именем не то Kantarellit, не то Kantarell, что в любом случае (и по-шведски, и по-фински) значит «лисички». Потому что и в Финляндии, и в Швеции никаких лесных грибов, кроме лисичек, жители не признают, считая все прочие заведомой отравой (известный эпизод в рогожкинской «Кукушке» есть чистая правда).

Когда я вернулся с велосипедом, над Мишиным коттеджем веял аптечный дух сушеного гриба. Я снова мысленно хмыкнул (с собой он грибов навез, что ли?) и решил прокатиться до ближайшей бухты: там, судя по карте, был рыбацкий причал. Я отъехал метров десять от коттеджа и дал по тормозам. У обочины росли крепенькие, замечательные, напоминающие детские кулачки сыроежки. Я вернулся домой за ножом и пакетом, набрать по пути грибов на жареху. Проехал еще метров десять. У обочины рос замечательный подберезовик. Через метр обнаружился подосиновик. Затем снова крепкие сыроежки. Через десять метров – россыпь волнушек. Потом пошли снова подберезовики, сыроежки, подосиновики, ага, вот белый, еще белый… ух ты, рыжик! Еще рыжик! В полукилометре от коттеджа обнаружился первый груздь (за все время походов по грибы в центральной России я груздь находил лишь однажды, - точнее, однажды нашел его мой дед, показав мне его с тем видом, с каким в петербургском Зоологическом музее посетителям демонстрируют мумию моего тезки мамонтенка Димы). Еще через полкилометра (пакет был почти полон) я стал кривить губу при виде сыроежек, а когда добрался до бухты (и правда очаровательной), то кривил уже при виде чего угодно, кроме белых и груздей.

Нет, я хочу, чтобы вы поняли: я не фанат грибного сбора. Но тут было нашествие, атака грибов на меня. Я оборонялся. Я размахивал ножом, беря грибы прямо в седле, испытывая азарт негодяя, который с вертолета гонит краснокнижных архаров по горам. (Но я не был негодяем! Клянусь! И в Финляндии, и в Швеции, и на автономных Аландах леса общие, и грибы-ягоду может брать кто угодно и без лицензии – в отличие от щуки!)

На следующий день жена и ребенок отправились по грибы со мной.

Еще через день ребенок отказался принимать в грибном расстреле участие, - он грибами был сыт по горло, в самом буквальном смысле (мы их не ели только на завтрак).

Миша со своим семейством мангалил с утра до вечера на полную мощь.

Даже полуметровая щука, которую мы с ним словили (внимание, граждане! Идя на щуку, непременно берите, помимо подсака, плоскогубцы: а как иначе вы будете выдирать блесну из утыканной, как лезвиями, зубами огромной пасти?!) – даже эта щука меркла на фоне грибной вакханалии.

Наша протопленная сауна была увешана низками грибов, как елка под Новый год (кажется, аландские сухие грибы еще сохранились по сусекам нашей кухни).

Невероятным усилием воли день на четвертый мы запретили себе грибы собирать, дабы побывать на сафари улиток, в деревне викингов и на развалинах крепости Бомарсунд…

Последняя ночь на Аландах была неспокойна.

Мы волновались, успеет ли просушиться к утру последняя порция белых.

Лес со скрюченными березами мяукал и гавкал в ночи громче обычного.

А часа в четыре утра нас разбудил ребенок, опрометью взлетевший к нам на второй этаж и бросившийся под родительское одеяло.

- Внизу, - сказал он, клацая зубами, - ходит топотун!..

…Забыл сказать, что мальчику в тот год стукнуло шестнадцать …

Грибы к утру просушились.

Под окнами трава была умята следами чьих-то гигантских лап.

Семейство Миши печально упаковывало свои грибные мангалы.

- Послушай, - отвел меня Миша в сторону, - у меня к тебе один вопрос. Ты только не смейся и не подумай – я вообще-то не пью. Скажи, а единорог – это мифическое или настоящее животное?

Он выразительно смотрел в сторону леса…

…Нет, товарищи, ничего увлекательнее сбора грибов на Аландских островах!



Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments