dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Про ОМОН и оперу я уже писал, но вышел мой большой текст в "Огоньке"

Если кликнуть на баннер ниже (интересно, Пушкин бы понял, что я предлагаю сделать?), то откроется красивая верстка с картинками. Для тех же, кто в нете по воздуху (о, Пушкин, Пушкин!) или на прочем медляке, или кому лень, или кто любит полные версии, или кто любит меня до прожилок и слез, внизу даю полную оригинальную текстовую версию.
открыть материал ...
На закрытом воздухе
// Не попал на оперу — иди в автозак. Петербургский репортаж Дмитрия Губина
В Питере этим летом предложена новая модель массовой госкультуры, трехтактовая. Третий такт — разгон недовольных ОМОНом
открыть материал…

«ОМОНЕВСКИЕ ВОЛНЫ»

В Питере этим летом предложена новая модель массовой госкультуры, трехтактовая. Третий такт – разгон недовольных ОМОНом.

Про ОМОН – не придумываю.

19 июля 2012 года во внутреннем дворе Михайловского замка (того, где убили Павла I) вечером должны были петь «Иоланту». Это шел фестиваль «Опера – всем», вход свободный, постановки оплачены горбюджетом, и если кто никогда на опере не был, так вот шанс: иди и слушай. Замечательная идея, весьма популярная в мире. Однако за двадцать минут до начала несколько сотен человек, не успевших попасть внутрь (кто говорил – «все забито», кто – что пускали только избранных по пригласительным), стали вытеснять наружу, закрывая перед носом ворота – и вытеснили, не удосужившись снизойти ни до объяснений, ни извинений. Еще часа полтора эти люди потрясали запертыми створками – прямо как у Эйзенштейна в «Октябре» (но взять твердыню  не получилось, оковы тяжкие не пали), скандировали внутрь «По-зор! По-зор!», пели «Интернационал» (там было много иностранцев, кстати) и «Марсельезу», и какой-то тенор-любитель исходил арией Готфрида…

Результат был такой: часа через полтора к Михайловскому подкатили четыре милицейских автомобиля, включая страшилище-автозак «ОМОНа», битков набитое бравыми ребятами, которым не в падлу получить зарплату за разгон старушек в букольках и прочего меломанного сброда. Что там было дальше – не знаю. Мы с женой позорно, по-крабьи, бочком, смылись: шанс огрести штраф или срок за организацию массовых беспорядков или неповиновение – был.

Однако этот бравурный аккорд (на следующий день в оргкомитете фестиваля клялись, что учтут «недочеты» и «недоработки», - ну, не ожидали такого «наплыва», - а чего ждали? - однако извиняться и не подумали) был не первой нотой на партитуре скандалов, потрясших в Петербурге время белых ночей.

Началось с праздника выпускников «Алые паруса»



- он был сильно смазан дождем, шоу на Дворцовой площади было, вероятно, худшим за все годы («Вялые паруса» - типичный заголовок с отчетом), Иван Ургант вел его с таким лицом, что в какой-то момент казалось, что уж сказанет, наконец, все, что думает, и даже кораблик с алыми парусами почти сразу после фейерверка темным призраком стал на якорь. Но дело даже не в дожде (хотя представьте себе девочку на шпильках, в бальном платье, с клатчем и сложносочиненной прической, мокнущую четыре часа подряд?! – тут и парням не сладко…) А в том, что выпускники, по мысли организаторов «концерта-девертисмента сборного», ни на секунду не были ни участниками, ни героями действа. Вот губернатор Полтавченко был: произнес со сцены поздравления от власти. А самих школьников, ради кого весь сыр-бор – их как бы и не существовало вовсе. Кроме как в мантре «с прррраздникам, дарррррагие выпускники!!!», их никто и не поминал. Додуматься до сводного хора отличников со сводной подтанцовкой двоечников, лавровыми венками увенчать лучших, и, не знаю, предусмотреть пена-пати на случай дождя, - не-а. Форма парадная, концерт сводный, исполнители молодежные, мы оплатили, вы слушайте. Вперед марш.

В праздники, впрочем, по Питеру особо не походишь. Вариантов для просмотра «Алых парусов» два. Либо у тебя есть пригласительный – тогда под дождь на Дворцовую. Либо сиди дома перед телеком. Набережные, площади у мостов, вообще вся грандиозная городская сцена – там ни экранов, ни звукоусиления, вообще не фига, а мосты перекрыты, как в октябре 1917-го: чтобы никто из тех, кто без пригласительных, не прорвался к Зимнему…

Второй скандал разгорелся в дни Петербургского экономического форума, когда на приеме в Петропавловской крепости крашеные серебряной краской детки изображали у искусственного водоема сцену «дуют-веют молодые ветра», гоняя по воде бумажные кораблики. Это идея очень хорошего режиссера – и правда мастера массовых постановок – Виктора Крамера, а скандал разгорелся, потому что организаторов вечеринки (да и вообще «власть») стали обвинять в эксплуатации детей. Сразу скажу: я тут эксплуатации не вижу никакой, участие детей в любой «литературно-музыкальной композиции» в День знаний – тут эксплуатации не меньше, а про детей спортивных или балетных лучше вообще помолчать. Во втором действии «Пиковой дамы» крашеный золотой краской мальчик традиционно изображает живую статую Купидона – застынь-ка на одном месте на полчаса с колчаном и луком в руках!

Но скандал просто обязан был разгореться, потому что экономический форум – одно из самых ненавидемых петербуржцами мероприятий, съезд «жирных котов», на время которого жизни горожанину нет. Форум этот, обратите внимание, проводится не в феврале-марте, когда Петербург тих и пуст, и турфирмы считают убытки, а в самый разгар белых ночей, когда желающих приехать и так выше крыши и шпиля. Но в городе во время форума жизни нет, всюду менты, движение перекрыто, в половину привычных мест не пускают, питерцам откровенно советуют куда-нибудь сбрызнуть, чтобы не путаться у бар под ногами. Упомянутый прием, вечеринка в Петропавловке – это ведь не просто прием, а пир на Олимпе (ну, или шабаш на Брокене), когда в крепость не то что нельзя войти – подъехать-подойти близко к Заячьему острову нельзя. Пробки чудовищные. Злы все невероятно. Да пошли вы к черту, форумщики, да чтоб вас в Неву с раската! – таков механизм скандала, а уж дети на приеме сыграли роль спускового крючка. Эта лакейско-барская особенность питерского форума особенно видна тем, кто бывал на российском форуме в Лондоне (а я бывал), где все передвигаются на метро или блэк-кэбах, - тихо, мирно, как цыпочки и лялечки. Ну, Лондон же, Европа!

И здесь должен обратить ваше внимание на внутренее сходство всех трех скандалов.

Первое – все они связаны с участием «власти» в массовых мероприятиях (называйте, как хотите), для которых, повторюсь, Петербург представляет идеальную площадку с уже готовой декорацией.

Второе – «власть» (кто бы за этим словом ни стоял) представляет себе эти мероприятия проводящимися в темпе вальса, то есть на счет раз-два-три. Первый такт: мы тут для вас нечто культурное устроили. Такт второй: приходим и занимаем места согласно расчетам. Такт третий: если кто без билета, того по зубам (хотя, конечно, ОМОН против опероманов – это уникальное достижение; мировое ноу-хау, поздравим Смольный).

Все.

Мы – боги Олимпа, вы – бессловесное быдло, малчать!..

Ну так у нас вообще во всем и всюду, как только общество начинает действовать само по себе. Когда организаторов митингов штрафуют за то, что пришло не столько народа, сколько в заявке, - это тот же идиотизм.

Я, в общем, давно перестал стыдиться того, что в моей стране происходит: когда понял, что моя страна уже не моя. Я даже не протестую – себе дороже, - а лишь бурчу: о господи, какие возможности профуканы, угроблены!.. Ведь любое массовое уличное мероприятие, на открытом, что называется, воздухе – от шествия до фестиваля – прекрасно прежде всего тем, что нет четкой границы между артистом и зрителем. Зритель – такой участник, пусть и в составе миманса: часть представления, живой картины.

Собчак в Петербурге это увидел еще в 1990-х. Он все пытался превратить Питер в финансовую столицу, ничего не вышло, - но ему удалось другое: сделать Петербург городом-фиестой. Когда в 1996-м после реставрации на шпиль Петропавловского собора вернулся ангел, устроили не банкет, а грандиозное ночное шоу, когда вспыхнула подсветка крепости, а вдоль центральных набережных (аппаратуру специально завезли) звучала музыка, причем не Глиэр и не Чайковский, а Гребенщиков. И это мог видеть и слышать, - то есть участвовать в этом мог - каждый. Это не «Опера – всем», где «недоработали» и действие из замкнутого пространства и не подумали, благодаря технике, перенести в открытое. Установка изначально была другой.

Да и этим летом – между форумом и «Иолантой» - я был на Елагином острове на фестивале «Стереолето», специально пошел послушать Регину Спектор. И вот там – где «властей» и «власти» не было никаких – все устроилось как раз первосортно. На полянах стояли батуты, на батутах прыгали дети, спонсоры раздавали подстилки, чтобы после дождя устроиться на траве с корзиной со снедью, роллеры-скейтеры-байкеры прыгали, вино и музыка лились рекой, экраны показывали. И - какая музыка была, какая музыка играла! Удовольствия – на миллион.

В общем, мой вам совет: если увидите афишу какого действа под открытым небом, который проводится частной компанией, - то покупайте билеты и идите.

А если в афише будет строка, что типа, «проводится управлением культуры» - бегите прочь.

Это все, конечно, ужасно неправильно, убого, провинциально - но другое в ближайшее лет двенадцать откуда взять?!.



Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments