?

Log in

No account? Create an account
Вечный фашизм и "Вечный фашизм". О Быкове, Умберте Эко и прочем. Моя лекция в СПб 20.01
dimagubin

Читаю в каментах про Быкова, который неосторожно и неточно, однако ж публично, высказалсяся, что если бы Гитлер не уничтожал евреев, то его бы в СССР приветствовали многие: "Жидовская морда, как ты смел оскорбить память тех, кого уничтожали фашисты! Да тебя бы в Освенцим!"

Это типичный русский современный рессентимент вперемежку с таким же современным русским невежеством - и с типично современной русской повернутостью вспять. Эмоционально Россия 2019 года все еще ведет войну 1939-1945 годов, причем редуцировав ее до рамок 1941-1945.

Ну да, Быков в данном случае неточен (что со всеми часто случается при публичных выступлениях). Гитлер ни во что не ставил не только евреев, но и вообще Untermensch в широком диапазоне - от гомосексуалов и свидетелей Иеговы до цыган и славян. А если бы ставил, и если бы ставил задачей освобождение СССР не от унтерменшей, а от коммунизма - да кто бы ему не аплодировал, а? Но, как говорится, если бы у бабушки были яйца, она была бы дедушкой.

Между тем, фашизма в Германии при Гитлере не было. Был социализм в разновидности национал-социализма: такая же крайность, экстремум на гауссиане фашизма, как и сталинский коммунизм. Образцовый фашизм был в Италии, а вариации фашизма были всюду - в Испании (Франко), Португалии (Салазар), на Балканах (усташи)... Европа 1930-х, - да что там! мир 1930-х, поскольку Европа и была миром! - был фашистским. Фашизм был всюду, но не победил лишь в трех странах: США, Великобритании, Франции.

Почему победил всюду, кроме них? - у меня есть простой ответ на этот вопрос. Почему победил Гитлер? - здесь простого ответа нет. Хотя я уже и практичеки живу в Германии, хотя и съездил специально в Дахау (где через час мне реально стало плохо), хотя и прочитал тьму всего, от Клемперера до Хафнера - у меня нет четкого ответа о живучески фашизма и даже крайних его форм, как сталинизм и гитлеризм. Фашизм в определенных штаммах сохранился сегодня много где, включая современную Россию. Фашизм - массовый идеологизированный отказ от личности в пользу общности, приватизированной политическим харизматиком - несомненно, имеет основу в биологической природе человека. Как и любая болезнь. И, как и любая болезнь, он имеет и анамнез, и симптоматику. Об этом - несколько лохматое, но совершенно знаменитое эссе Умберто Эко "Вечный фашизм", о котором я читаю лекцию в воскресенье 20 января в Питере, в ДК Лурье, в коворкинге "Ясная Поляна" (это минута от метро "Петроградская").

Три года назад при попытке прочитать эту лекцию все в том же ДК Лурье владельцы площадки отказали в предоставлении зала (победа фашизма - это еще и неизменно сопутствующий ей страх; владельцам позвонили и порекомендовали лекцию не проводить, представившись сотрудниками петербургского ФСБ). В этот раз, надеюсь, все пройдет нормально. Так что вас ждет разговор о 14 признаках "вечного" фашизма (или ур-фашизма).

Билеты (800/900 рублей) - здесь.

Кстати, синкретизм (смешивание в кучу невозможного с полным пренебрежением к логике: выражением этого подхода и является "жидовская морда, как ты смеешь Гитлера обелять, тебя бы в Освенцим!") является, по Эко, первым признаком ур-фашизма.

В общем, приходите.

Я теперь в Питере нечасто.


promo dimagubin march 23, 2016 11:38 35
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Мой абсолютно точный прогноз на 2019 год и далее
dimagubin
Текст только что опубликован на "Росбалте". Там в комментариях споры по пустякам, но подчеркну главное: в России "история масс" не имеет никакого значения.

Абсолютно точный прогноз на 2019-й и далее

Будущее России предсказывать на редкость просто, - если отказаться от взгляда на сегодняшний день, согласно которому этот день великолепен, а день грядущий будет даже лучше, чем может себе представить самое пылкое воображение.

В своем прогнозе я исхожу из более реалистической оценки, что Россия – одна из многочисленных стран с автократическим правлением, в которых крайне слабы формальные горизонтальные общественные связи, а потому будущее зависит не от общества, а от воли и недовольств политической элиты. То есть от самоощущения богатейших людей страны, которые либо встроены в систему власти, либо хорошо знают, как она работает.

Иными словами, когда в России действительно назревают перемены, то в момент смены правителя эти перемены совершаются «сверху», а не «снизу», - за редчайшим исключением вроде большевистского переворота 1917 года. Воля же народа ни к каким преобразованиям не приводит, - чему забавной иллюстрацией являются русские кварталы за границей, где живут избавившиеся от русской власти эмигранты. Эта Россия вне России всегда настолько убога, архаична и провинциальна, что метрополия на ее фоне даже при всех своих гнусностях выглядит прогрессистом.

В общем, если кто-то хочет предсказать будущее России, ему следует забыть о том, чего хочет, чего боится и на что надеется простой человек. Принимать в расчет нужно только то, чего хочет и чего боится властный класс.
Давайте взглянем с этой точки зрения на все переломные точки в новейшей истории нашей страны.

Вопрос: чего больше всего боялся и о чем больше всего мечтал властный класс при Сталине? Правильно: об избавлении от страха репрессий. Поэтому после смерти Сталина реформы вылились в ограничение власти НКВД-МГБ-КГБ, в реабилитацию жертв ГУЛАГа и к осуждению культа личности. Эти преобразования своей цели достигли, чему доказательством судьба Хрущева. Свергнутый, он не сгинул на Лубянке или лесоповале, а спокойно дожил век на госдаче.

Следующий вопрос:Read more...Collapse )

Об утилизации лампочек как о чуде
dimagubin
Ну да, сегодня русский сочельник, и полагается о божественном и добром, типа, шел по улице малютка, счастья в жизни он не знал... И я, разумеется, к хэппи-энду сейчас приведу, но вначале всем братьям и сестрам по жизни в России, - вопрос: вы куда деваете перегоревшие энергосберегающие лампочки?

Ну, помните, было время низкопоклонства, и некий Димон с айфоном велел насадить на Руси энергосберегающие лампочки, как Петр насаждал картошку. Димон, правда, ни слова не сказал про то, что эти лампочки тоже перегорают. И про то, что выбрасывать в обычную помойку их - ни-ни. Это как выбрасывать ртутные лампы.

И я повторю вопрос: что вы со своими перегоревшими лампами делаете? Я довольно долго отвозил их в "Икею" - там был специальный сдаточный пункт. В прошлом году в питерских "Икеях" его аннулировали. Поиск в гугле вывел на ездящий по хитрому расписанию по Питеру экомобиль, лампочки принимающий - но мужество при мысли об одном экомобиле на 5,000,000 населения покинуло меня...

Так куда, а?..

У меня в Питере погоревших, как и Димон с айфоном, лампочек уже целая полка. Других идей, кроме как везти их от себя в Питере к себе в Германию, нет. Потому что в Германии нет проблем с утилизацией лампочек. Ну вот, например: такой стенд стоит в любой немецкой сетевой дрогери Rossman. Die Drogerie - это особый тип магазина, что-то вроде товаров для дома, только много шире: там и БАДы, и презервативы, и вино, бакалея, и мелкая бытовая техника, и лампочки те же...


А на выходе из магазина - прием мусора по 5 категориям. Пластик, бумага, "всякий прочий мусор", батарейки (кстати, я тоже не знаю, куда их в России девать), лампочки. И вы правильно догадались, что вверху - рулоны абсолютно бесплатной подарочной упаковочной бумаги плюс ленточки для бантиков.

И в дивную ночь перед Рождеством я сладко мечтаю, чтобы такой вот контейнер появился в каждой российской дрогери. В каждом, условно говоря, "Мосхозторге" или в "Улыбке радуге".

Господи, - да бог с ними, автокефалиями да томосами! Ты этому их вразуми!

Новая музыка - это немногое, что обозначило в России назревающую смену парадигм
dimagubin
В современных российских кино, театре и литературе так и не появилось молодой шпаны, транслирующей то, что происходит подо льдом архаики, наросшем на стране. Это понятно. Кино и театру легко свернуть голову: они финансово затратны, требуют помещений, их легко контролировать. Достаточно арестовать Серебренникова, чтобы холодок пощекотал темя сразу у всех. А чтение сегодня в России воспринимается эдаким домом для сов престарелых: оно не в чести, прежде всего, как жанр.

А вот в музыке новые - от Хаски до Монеточки - появились. Попытка государственного силового подавления усилила их популярность, но, обращу внимание, не создала.

Показательно, что сразу три важных сайта, Фонтанка, Росбалт и Медуза, завершили год и открыли новый с текстов, посвященных этой музыке. Фонтанка взяла интервью у Артемия Троицкого, Медуза опубликовала манифест "Эпоха Земфиры и "Мумий Тролля" закончилась" Александра Горбачева. А "Росбалт" выложил мой 3-й финальный текст "Монеточка против энтропии" (1-й текст здесь, 2-й здесь).

Мы не сговаривались. Но написали об одном и том же ("что стоит за новой музыкой?"), упомянули одни и те же имена и пришли к сходным выводам. И симптоматично даже то, что Троицкий теперь живет в Эстонии, я в Германии, а штаб-квартира Медузы в Латвии.

На Росбалте мой текст был несколько, хотя и неприниципиально, сокращен, поэтому ниже даю его полностью.

МОНЕТОЧКА ПРОТИВ ЭНТРОПИИ
(Заметки о русском рэпе того, который не будет его слушать: ч. 3).

Хайп, хипеж и шум, поднятый репрессиями силовиков против новых русских музыкантов, заставил многих людей с тонкой, что называется, организацией вслушаться в тексты новых русских музыкантов. И, конечно, люди, сформированные прошлым веком, испытывают сильные эмоции при столкновении с новой поэзией.

«Ты вообще не знаешь, сколько твоё время стоит // Думаешь, это бабло тебе его удвоит? // Все свои мечты ты продаёшь и покупаешь // Вижу я всё то, что ты внутри себя скрываешь» - это IC3PEAK, «Айспик»: те самые, которым всюду срывали концерты, а в Перми удостоили наружного наблюдения тайной полиции.

Для людей с тонкой организацией это продолжение «я поэт, зовусь Незнайка, от меня вам балалайка». Или, как сказала одна замечательная женщина с гуманитарно отягченной жизнью: «Они вообще откуда такие вынырнули? Ощущение, что прямо сейчас родились!»

Стихотворные тексты всех запрещантов, от Хаски до Элджея, в этом смысле близки: как будто не было веков русской поэзии от Антиоха Кантемира до Веры Полозковой: «Дисконнект, между нами океаны, // Дискотека алкоголя и мариванны».

Однако от этих претензий легко отмахнуться. Стихи вообще не являются главным компонентом удачных песен. «Битлз» долго довольствовались десятком слов, от «Love me do» до «I’ll be true» - и ничего, слушаем до сих пор. А вот композитор Матецкий в сговоре с певицей Ротару превратил блестящее стихотворение Тарковского «Вот и лето прошло» в такой бодрости пошлятину, что и рвотного не надо.

Однако здесь нам (несущим груз старой культуры) очень важны два вопроса.

Первый – зачем очередное поколение прибегает к стихам? То есть не просто выкрикивает слова, а рифмует и структурно организует их?

Второй – а какая волна и какой тектонический разлом стоят за этими молодыми ребятами (если, конечно, стоят)?

На второй вопрос ответить проще, потому что любая долгая музыкальная популярность плывет на социальном корабле: например, барды были зеркалом советской интеллигенции, а патлатые рок-музыканты – лицом последнего советского поколения, которое уже и в интеллигенцию эмигрировать не хотело, а хотело жизни как на Западе. И так далее, вплоть до какого-нибудь Стаса Михайлова – кумира упавших в никуда женщин возраста 50+, упоенно читающих стихи Ларисы Рубальской, сводящие к тому, что ежели платье новое надеть, губы подкрасить и дерябнуть коньячку – то мы еще ого-го!..

Самые же значительные эстрадные явления, начавшиеся в прошлом веке и дожившие до наших дней – это Шнуров и Земфира. За первым плещет мореRead more...Collapse )

Под конец 2018-го: русская архаика и русская истерика
dimagubin
Меня больше всего занимают под конец года две мысли. Первая довольно очевидна: что в России абсолютно по всем направлениям откатилась в невозможную архаику, иногда (например, по публичному осуждению гомосексуалов) - даже не в ХХ, а в какой-то ХIХ век. О господи, в стране с якобы высоким уровнем образования и просвещения до сих пор считают, что тело человека не принадлежит ему самому!.. В этом откатывании назад, из времени постмодернити во время домодернити, с его патриархальным взглядом на сакральность власти, на общественные отношения, на мир придется, возможно, прожить еще одному, а в случае крепкого здоровья Путина - и двум новым поколениям. Поэтому рекомендация "уезжать" для молодых, энергичных, неархаичных русских меняет статус с "возможно" на "желательно". Но помимо этой очевидности, в теме эмиграции есть неочевидные подводные камни. Собственно, про эти подводные камни я сейчас с пишу новый текст, который пока еще не знаю, кому предложу. Но, если вы с такими камнями сталкивались (речь не идет о проблемах получения визы типа D или о прочих чисто бюрократических процедурах - тут как раз все ясно), буду рад вашим соображениям.

Вторая мысль сводится к тому, что главной претензией граждан к государству должна быть не эффективность его работы, или строгость соблюдения законов, или социальная поддержка нуждающихся. А создание условий, в которых могли бы проявляться лучшие качества людей, а не худшие. Это моя главная претензия к режиму Путина, первой жертвой которого пал он сам. Путин вовсе не был от рождения дурным человеком (он был, скорее, пустым человеком), и дурными не были от рождения Дима Киселев (тот даже наоборот), или Миша Делягин, или Саша Марков. Но, как разумно подытыжили Зимбардо и Милгрэм после своих знаменитых опытов по социальной психологии, - "не надо преувеличивать свою способность сопротивляться злу". Сегодняшне российское государство является структурой, способствующей размножению истеричного зла, - истерично уничтожающего и унижающего все, что таковым злом не является. Вот почему зло проявляется и растет даже в тех, кто в себе его не замечал. Я знаю, что моя идея звучит очень по-социалистически - "нужно создавать условия, в которых проявляются лучшие свойства человека, и тогда..." Но, как только примеряешь ее к тому, в чем сам участвуешь, начинаешь как-то очень по-иному смотреть на то, что делаешь.

С наступающим! 2019 год начинается для русских в России явно не как год ХХI века, но все-таки (скорее с обреченностью, чем с неизбежностью) он к этому веку будет приближать. И попробуйте остановить себя в злобных, унижающих комментариях - даже если хочется. Лучше их вообще тогда не писать.

2018: самое интересное из мною прочитанного non-fiction, от "Пениса" до "Бога"
dimagubin
Простите меня: я, к сожалению, оливьезависим, и у меняя сейчас горячая пора (слегка странноватая для баварцев, не считая обитателей russen Viertel). Времени на большие тексты нет: музы заняты снабжением и предновогодней готовкой.

Поэтому до НГ успею перечислить лишь те из 48 прочитанных нонфикшн-книг, что лично на меня произвели наисильнейшее впечатление. Не все из них, кстати, новинки.

1. Дэвид Фридман. Пенис. История взлетов и падений. - Блестящее ретроспективное кросс-дисциплинарное исследование, да еще и начинающее со сцены неподалеку от моего нынешнего обитания: с 1600 году у мюнхенских городских ворот сожгли 50-летнюю Анну Паппенхаймер, одну из тысяч, обвиненных в соитии с дьяволом. Я бы рекомендовал эту книгу всем, начиная примерно с 13 лет.

2. Стивен Хокинг. Теория всего. Происхождение и судьба Вселенной. + Черные дыры и молодые Вселенные. - Обе книги я перечитывал, готовясь к лекциям о Хокинге. И я абсолютно убежден, что без Хокинга чтение современного интеллектуала неполно. Имейте в виду, что "Черные дыры и молодые Вселенные", несмотря на устрашающие название - это сборник коротких очерков, лекций и интервью, в том числе и о жизни самого автора. Тем же, кому жизнь Хокинга интереснее идей Хокинга, рекомендую Китти Фергюсон. Стивен Хокинг: жизнь и наука. Кстати, динамика идей Хокинга в этой книге тоже блестяще прослежена.

3. Карл Саган. Наука в поисках Бога. Саган - любимчик главы издательства "Альпина нон-фикшн" Павла Подкосова, а птому умерший еще в прошлом веке знаменитый американский астроном издается и переиздается. Но Саган - действительно блестящий мозг и блестящее перо. Я бы рекомендовал "Науку в поисках бога" (частью написанную, условно говоря, на грант Папы Римского) и верующим, и неверующим. Последние главы - абсолютные шедевры.

4. Ольга Романова. Русь сидящая. Моя рецензия на эту страстную, с заносами, с росчерком жженых покрышек по асфальту, книгу - здесь.

5. Ричард Пайпс. Я жил. Мемуары непримкнувшего + Два пути России. Готовясь к лекции о знаменитом гарвардском историке России, "Два пути" я перечитывал (там особенно важна первая часть), а "Мемуары" читал. "Два пути" легко качаются с flibusta.is (в России сайт блокирован, качайте за границей либо ставьте анонимайзер), а вот "Я жил" достать сложнее. Я с трудом купил бумажную копию через антикварный сайт alib.ru. Но хлопоты того стоили: интересна не (с)только биография Пайпса, сколько развитие его идей. Формула "поставлять СССР все, что уменьшает валютные запасы коммунистов, не поиставлять ничего, что усиливает их экономику" востребована не только рейгановской, но и сегодняшней администрацией США.

6. Себастьян Хафнер. Некто Гитлер. - Mustread для любого русского, невольно вынужденного засовывать голову в историю "Сталин против Гитлера". Моя рецензия - здесь.

7. Петр Авен. Время Березовского. - Очень важный обобщающий труд по 1990-м, тем более важным, что банкир Авен является всего лишь лицом суперпрофессиональной команды, стоявшей за книгой и параллельно снимавшимся одноименным фильмом. Моя рецензия - здесь.

8. Генри Марш. Призвание. О выборе, долге и нейрохирургии. + Не навреди! Истории о жизни, смерти и нейрохирургии. - Это книги старого желчного умного, - в общем, совершенно очаровательного английского врача. Моя рецензия - здесь.

9. Роберт Сапольски. Кто мы такие? Гены, наше тело, общество. - Сапольски - приматолог и нейробиолог, а также прелестный болтун, вроде меня, - и мой новый любимец. Перевод небрежен, но у Сапольски вышла новая книга, где в редакторах замечательная биолог Елена Наймарк (жена не менее замечательного зав. кафедрой эволюционной биологии МГУ Александра Маркова): я еще не прочел, но предвкушаю.

Так что вот, в сумме, 12 книг от 9 авторов, удостоенных моего "ку!". Еще 36 нон-фикшн книг были разными - и хорошими, и полезными, и полным гуано (в роли последнего для меня выступили книги по петербургской истории Наума Синдаловского и книги по транснациональной историиНоя Юваля Харари). Но о о них - уже в новом году.

Отчет о проделанной работе: книги, фильмы, театр. Начнем с книг и с сенатора Клишаса
dimagubin
Для отчета-2018 мне придется прибегнуть к всеобщему эквиваленту, каковым для меня являются штуки (и не баксов). За год я прочитал 61 штуку книг, посмотрел или пересмотрел 22 фильма, а также 26 театральных постановкок, включая оперу и балет.

Начну с книг. К "художке" я отношусь не в полной мере любви. В постиндустриальном мире худлит перестал выполнять две прежних важнейных функции: служить системой распознавания "свой-чужой" и быть хранителем знаний. Возьмем какой-нибудь простой пример - скажем, сенатора Клишаса, выпускника философского факультета, на днях разоблаченного Алексеем Навальным как держателя безумных поместий, земель, квартир, машин и часов.

Вот скажите: мог ли выпускник филфака, пусть и провинциального, не читать Пелевина? Полагаю, не мог. То есть читал сенатор Клишас и Generation П, и Empire V, и читал в "Пи" размышление Татарского, что "где-то начиная с пятисотого или, пожалуй, даже с триста восьмидесятого турбодизеля <у "мерседеса" - Д.Г.> ... сам становишься таким говном, что ничего вокруг тебя уже не испачкает. То есть говном, конечно, становишься не потому, что покупаешь шестисотый "мерседес". Наоборот. Возможность купить шестисотый "мерседес" появляется именно потому, что становишься говном".

А также не мог не знать сенатор Клишас упоительой фразы из "Ви": "
какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает, что перед нами блядь и провокатор. Потому что если бы этот человек не был блядью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил — там три кольца оцепления с пулемётами. Элементарно, Ватсон: если девушка сосёт хуй в публичном доме, из этого с высокой степенью вероятности следует, что перед нами проститутка".

Но когда Алексей Навальный обратил наше внимание на очевидное: что сенатор Клишас произносит слова на политической сцене в сиянии даже не "шестисотых" "мерседесов", а каких-то уже шестимиллионных, - начитанный сенатор Клишас не промолчал, а, как лошара серебристый, возопил, что да!!! - одних турбийонов у него 32 штуки, но все заработаные!!! То есть сенатор Клишас в рамках пелевинской парадигмы во всеуслышанье проорал, что он честная блядь, говно и провокатор.

Ну, и, скажите - на хрена было читать Пелевина?!. Лучше уж - комментарии к уголовному кодексу!

В общем, из 61 книги "художки" мной в этом году было прочитано 13 штук. Включая и новый роман Пелевина (Пелевин раз в год пишет, и я его обязательно читаю) "Тайные виды на гору Фудзи". Там Пелевин в очередной раз втиснул немудреную концепцию мира как субъективной идеи в актуалочку за окном. На этот раз у Пелевина фигурируют стартапы, феминизм плюс немножечко Индии (чувствуется, что на довольно второсортной индийской вилле автор недавно проживал). Больше мне про Пелевина сказать нечего. Я все его романы провожу в гроссбухе по графе: "Нестыдно и почитать, если нет лучшего".

По этой же графе у меня проходит и свежй Владимира Сорокина - сборник "Белый квадрат" и роман "Манарага".Read more...Collapse )

Все там будем: о записках из богадельни Хендрика Груна
dimagubin
Обычно, когда в Аугсбурге я бегу к своей знакомой К., то срезаю дорогу через двор альтенхайма, дома престарелых. Можно идти другим путем - но тоже получится мимо альтенхайма, только другого. Я даже знаком с директором этого дома, герром Бадером, и с кое-кем из его обитателей. И я про это обязательно буду писать - и про то, например, как впавшая в деменцию русская старуха кричит: "Фашисты! Убивать вас надо!", а впавший в деменцию немецкий старик выкрикивает в другом конце коридора нацистские лозунги. Они оба и правда впали в детство, только каждый - в свое. А домов престарелых в Аугсбурге много, как и всюду в Германии, потому что в Германии очень много стариков, и становится еще больше.

Но пока я собираю материал, приближаясь день за днем к собственной старости, - вот вам моя рецензия на книгу "Записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни". Это настоящий международный хит, вышедший уже и в Германии (в Германии, впрочем, вышло уже и продолжение под названием Tanztee, - "Танцы за чаем"). Рецензия опубликована в "Деловом Петербурге", ниже публикацию я дублирую. Я от этой книги не мог оторваться, что со мной, поверьте, приключается нечасто. В общем, искренне рекомендую.

* * *

Новостей две, и начну с хорошей. Жить вы, скорее всего, будете долго: за восемьдесят. А если вы – свежеродившаяся в Евросоюзе девочка, то у вас шанс в 50% дотянуть до 100. Бонусом к этой новости является то, что срок активной жизни тоже возрастает, - лет до 80 мы плевать будем на всех, и колбаситься, и растопыриваться.

А вот дальше – новость похуже. Где-то после 80 необходимость патронажа все же возникнет. Это плата за длинную, длинную жизнь. Мы уже не сможем сами парковать машину перед супермаркетом, чтобы пополнить запасы кофе без кофеина, сладостей без сахара и памперсов для взрослых. Нам, скорее всего, придется отправляться в чужой дом, - nurse house, альтенхайм, пансионат для престарелых… В общем, в богадельню.

И вот про этот период жизни нам решительно ничего не известно. И мы хотим и страшимся узнать про свой финал суровую правду, - так подросток в начале полового созревания заглядывает в медицинскую энциклопедию.

Тут много неожиданного. Например, в старости включенность в социальную жизнь оказывается важнее здоровья (то есть старость – лишь во вторую очередь медицинский вопрос). Или: билингвы в среднем на 5 лет позже впадают в деменцию, да и любая тренировка мозга оказывается полезна.

Нас это удивляет, потому что на русском языке популярных книг по гериатрии и геронтологии нет. Мы ничего не знаем про глубокую старость, а незнание пугает хуже самой ужасной правды. Единственная толковая книга на эту тему, известная мне – «Стареть, не старея» Рюди Вестендорпа (убеждающая, однако, что не стареть, увы, не получится). Вот почему, услыхав о свежей геронтологической бомбе от Corpus, я впился «Записки Хендрика Груна».

Это был абсолютно правильный выбор.

83-летний автор дает, что называется, социальный очерк жизни нидерландского дома престарелых. Чем-то она напоминает жизнь в «Республике ШКИД»: обитатели воют с руководством, порою сильно закладывают за воротник (хотя принимать алкоголь, согласно правилам, можно не чаще 2 раз в день), устраивают теракт против аквариумных рыбок и прячут запрещенную к проживанию таксу.Read more...Collapse )

Послушай русский рэп: это очень смешно! (3аписки о русском рэпе того, кто не будет его слушать: ч.2)
dimagubin
Продолжение текстов о русском рэпе опубликовано на "Росбалте", сейчас я дописываю третью часть, а ниже привожу оригинал с сохраненной последней фразой.

2. Послушай русский рэп – это очень смешно!

В развороте на 180 градусов русской власти к русскому рэпу (который я точно не собираюсь слушать, но за которым краем глаза слежу: какой-нибудь MC Карандаш из Чебоксар всегда наполняет меня умилением, словно гукающий ребенок), есть вот какой важный момент.

Когда русская власть сильно прижимает кого-то к себе, она непременно ломает объекту своего обожания хребет. Это мое личное наблюдение, которое, однако, подтверждается каждый раз, когда я в очередной раз слышу, какой поток протухшего киселя и соловьиного помета несут с телеэкрана бывший демократ К. и бывший либерал С.
Но, видимо, это суждение не только мое. Популярно опасение, что сейчас власти под эгидой ФСБ создадут и накачают деньгами какой-нибудь рэп-клуб, и тогда придет русскому рэпу капец, как он пришел русскому року, под который тоже под эгидой КГБ создавали рок-клуб.

Но я эти страхи не разделяю.

Хотя бы потому, что вовсе не власть угроза русскому рэпу. Пусть даже она и вкрадчиво предложит вложить в речитативчики на баттлах что-нит типа «Путин – герой! Кремль – горой!». Это рэп как таковой представляет угрозу национальной эстраде. Он вообще представляет угрозу национальной эстраде любых стран, кроме англоязычных.
Про рэп мне все объяснил лет пятнадцать назад в Лондоне один черный малый по имени Пирс. Лицо у него было, как у кукол театра Образцова в спектакле «Необыкновенный концерт». Губастый рот начинался у одного уха, а заканчивался у другого: когда Пирс рот раскрывал, череп разваливался на две половинки.

- U ‘no, man, - вбивал в мое сознание Пирс, отбивая ритм и дергаясь, как марионетка на шарнирах, - all music is of two types: wake’p’n’dance – shut’p’n’listen!..Read more...Collapse )

Оправдание Путиным
dimagubin
Вот еще один текст, на днях вышел в "Деловом Петербурге". Ниже привожу полный вариант, со своим заголовком.

ОПРАВДАНИЕ ПУТИНЫМ

У меня был недавно дивный съемочный день на канале «Совершенно секретно».

Телеканал этот крохотный, финансовые ремни затянуты до предела, и (только меня не выдавайте!) в худшие дни в студии на две камеры приходится один оператор. Но – свобода и гордость, которая, как известно, паче унижения.

Так вот, в один день мы снимали четверых гостей. Сначала финансовый омбудсмен рассказал мне, как несладки перспективы мелких инвесторов: инвестировать им не во что, можно разве что сохранить деньги в застрахованных вкладах. Потом интернет-омбудсмен рассказал, что интернет-бизнесу, потерявшему деньги на борьбе Роскомнадзора с Telegram’ом, потери никто никогда не компенсирует. Затем представитель общественного объединения врачей объяснил, что медиков начинают сажать, чтобы спустить на них собак зреющего в обществе недовольства. Ну, а затем представитель общественного профсоюза полиции объяснил, как галочная система заставляет полицию фабриковать дела.

После съемки я, в поисках радости, позвонил поздравить с днем рождения друга, всю жизнь проведшего в мелких бизнесменах, начиная с фарцы в СССР, - и услышал в ответ продолжение темы. Дела друга как сажа бела. Становится хуже и хуже. Денег все меньше и меньше, чиновники и силовики все наглее. И надежд никаких, пока система не сменится, пока не уйдет, пока не умрет… Ну, сам понимаешь, кто.

И я вздрогнул. Потому что эта тема звучит все чаще, и отовсюду, - перемены в стране перезрели, а перемен не будет до ухода сами-знаете-кого. А еще вздрогнул потому, что слышал такое и в 1980-х. Все эти анекдоты про сантехника, который приходит менять унитаз, но, повозившись, заявляет, что менять надо всю систему. Все эти разговоры тогдашних непризнанных гениев, поэтов-писателей-художников, которые потому и непризнанные, что в СССР их никто никогда не опубликует и не выставит. Помню одного художника, говорившего, что хочет написать цикл: Христос в общественном транспорте. Типа, никто в СССР второго пришествия и не заметил. Но ведь запретят! Я слушал его, и ярость благородная вскипала: ну что за страна, в которой нас всех дернул черт с нашими умами и сердцами родиться?!

Ну, а потом спелым яблоком упала в руки свобода. И тот гений с бородкой никакого Христа в метро не написал. Думаю, не хватило ни таланта, ни мастерства. Да и тема, теперь ясно, тянула максимум на карикатуру на сайте «Православие и жизнь». И никто из тех непризнанных, несложившихся, оправдывавших несудьбу Брежневым, КГБ и КПСС, после смерти Брежнева карьеры не сделал. Сделали другие, часто успешно вписанные в систему. Чтобы далеко не уходить от телестудии: звездами «Взгляда», первой несоветской программы страны, были юнцы с пропагандистского иновещания, плюс более чем успешный при Брежневе Игорь Кириллов. И время Брежнева было мерзко не только тем, что равняло под гребенку любые лохматые всходы, но и тем, что давало возможность оправдания тем, кто талантами не отличался.

Мне есть что сказать о влиянии нынешней системы на мою профессию и судьбу, - в смысле, есть, кого обвинить.
Когда я однажды в эфире сказал пару ласковых слов о губернаторе Матвиенко, меня запретили на всех государственных телеканалах. На «России» меня вымарывали электронной ретушью из уже смонтированных передач: как Троцкого с фоток в 1930-х. А когда крохотный частный канал «Совсекретно» (единственный, где мне предложили работу) выдал в эфир интервью с Навальным, Собчак, Гудковым и так далее, Ростелеком отключил нас от кабельных сетей.

Да что я или мы, - посмотрите на судьбу лучшего тележурналиста допутинской России Леонида Парфенова. Или на умницу и острослова Дмитрия Быкова, которому, как и Парфенову, закрыт доступ к любому госэфиру. Журналистика как профессия сегодня в России почти уничтожена, и это такой же факт, как огосударствление экономики. Однако факт и то, что в условиях несправедливости выживает не тот, кто изображает жертву, пусть и режима. Дуров уехал за границу. Парфенов снимает кино и ведет интернет-канал. Быков стал главным лектором страны. Я вожу экскурсии по питерским дворам.

Несправедливость наших гонителей еще не делает нас победителями, - вот и все, что я хотел бы сказать. И оправдывать себя ею нечего.