?

Log in

No account? Create an account
Гадкий я: мои экскурсии и лекции в ближайшие дни в Питере. Ну, и (бонус!) гадкий текст про Пулково
dimagubin
Кратко повторю (детали в предыдущей записи):

Четверг 18 апреля 19.30 - моя лекция о знаменитой цивилизационной теории Элвина Тоффлера (автора книги "Третья волна"), Невский пр., 8, билеты здесь.

Пятница 19 апреля 11.05 я в "Особом мнении" в прямом эфире "Эха Петербурга".

Понедельник 22 апреля в 19.00 моя первая лекция абонемента "Об эволюции всего": об эволюции семьи; квартирник "Росбалта", Марсово поле, 3, подробности и телефон бронирования здесь.

Ну, и об экскурсиях. Прогноз на субботу обещает дождь и холод, а вот в воскресенье потеплеет и будет солнце (но я бы без зонта все равно не выходил). Поэтому в воскресенье 21 апреля у меня будет 2 экскурсии:

12.00 сбор у павильона метро пл. Восстания напротив "Стокмана", идем дворами Невского и Литейного вдоль исчезнувшего Итальянского сада (но обещаю, что найдем все сохранившиеся его кусочки!). Закончим около 14.00 в одном тайном дворике возле дома Хармса на Ковенском переулке. UPDATED: УВЫ, МЕСТ БОЛЬШЕ НЕТ. ОСТАЛИСЬ ПОСЛЕДНИЕ НА 16.00.

16.00 сбор у памятника Достоевскому у метро Владимирская, идем дворами улицы Рубинштейна, - тем районом, который начинался с дворянских усадьб, а завершился домами-городами и первым петербурским пентхаусом. И где обитала половина русской литературы (от Дельвига и Достоевского до Довлатова), половина русской музыки (от Римского-Корсакова до Рубинштейна) и половина балета (от Дидло до Баланчина). Закончим около 18.00 возле дома Рубинштейна.

Это не столько экскурсии, сколько прогулки, поэтому группы маленькие, не больше 10 человек. Чтобы записаться, напишите, пожалуйста, мне по dima.gubin.ru@gmail.com, укажите время, имя и телефон для связи. Пожертвование экскурсоводу - 800, но щедрость не осуждается (и, кстати, борзыми щенками экскурсовод тоже не брезгует). Меня легко будет узнать по невероятной красоте, легкой седине и белой бейсболке.

Ну, а теперь - бонус: для тех, кто со мной физически не пересечется. Мой недавний текст из "Делового Петербурга" о различиях в практиках повседневности, в соответствии с которыми РФ никогда не догонит США по производительности труда. И о том, что отличает российский аэропорт от европейского.

НЕПРОИЗВОДИТЕЛЬНОЕ И БЕСЧЕЛОВЕЧНОЕ

Сразу несколько высших чиновников (включая Кудрина) буквально на днях заявили, что Россия по производительности труда отстает от «мировых лидеров» чуть не втрое. Тоже мне, Америку открыли. В качестве мирового лидера.

Другое дело – в чем и почему отстает. Тут начинается интересное.

Вот, скажем, приезжаю я в аэропорт Пулково, чтобы лететь туда, где производительность труда втрое выше.

Уже на входе у меня просвечивают весь багаж (в отличие от аэропортов мировых лидеров, где вход в аэропорты свободен).
Дальше – очередь на регистрацию, чтобы сдать чемодан (сдать самостоятельно в автоматическом режиме, как у некоторых мировых лидеров, не получится). В начале очереди двое людей проверяют паспорта и визы, чем берут на себя работу иммиграционных властей мировых лидеров. Еще они наклеивают на паспорт ярлычок, который через пять минут отклеится. И допускают меня к стойке регистрации, где еще раз проверят паспорт и заберут чемодан в обмен на посадочный талон.Read more...Collapse )

promo dimagubin март 23, 2016 11:38 35
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Я в Петербурге в ближайшее время: от лекций и "Эха" до экскурсий. На меня продают абонементы!
dimagubin
Вот где будет меня видно и слышно в ближайшее время.

18 апреля, четверг, 19.30, ДК Льва Лурье в "Лавке художника" (Невский, 8) - моя, пожалуй, самая громкая лекция: о теории цивилизационных волн Элвина Тоффлера. В Москве я читал ее и на закрытых мероприятиях айтишных фирм, и студентам, потому что Тоффлер первым четко охарактеризовал каждую волну с точки зрения безового продукта и главных принципов, необходимых для его производства. Это действительно многое объясняет: например, чтобы сегодня массово вернуться к "базовым семейным ценностям", нужно массово вернуться к станку и жизни по гудку. То есть то, что Мизулина или Милонов - идиоты, мы и без Тоффлера знаем, но он очень хорошо показывает, на чем зиждется такого рода идиотизм. Билеты - здесь. Цена - от 800 до 1000 руб.

19 апреля, пятница, 11.05 - я в "Особом мнении" в эфире "Эха Петербурга" (91,5 fm).

22 апреля, понедельник, 19.00 - я, как какой-нибудь Чайковский по абонементу в Филармонии, прозвучу в рамках первого абонемента серии лекций "Об эволюции всего" на квартирнике "Росбалта" (Марсово поле, 3). Первая лекция (подхватывая тему цивилизационных волн Тоффлера") - об эволюции семьи. Условия попадания - здесь. Цена абонемента - 600 рублей. Сразу скажу, что самый быстрорастущий новый тип семьи - вовсе не однополая. И даже не die Patchworkfamilie (немецкий термин, означает семьи, где вместе растут дети от предыдущих браков). А... Ну, ок. Поговорим о шведской семье, потому что этот тип распространеннее всего в Швеции.

И вот теперь - про экскурсии. Я хочу разминочно открыть сезон в субботу и воскресеное, 20 и 21 апреля, экскурсиями по дворам Невского и Литейного вокруг утонувшего в веках и всеми забытого Итальянского сада и по дворам Рубинштейна. Но: прогноз грозит на субботу дождем. "Долгий" прогноз всегда неточен, но окончательное решение по датам и времени (скорее всего, в 12.00) я приму в четверг - и тогда же обнародую. Если кому-то хочется ну непременно-непременно, и готов мокнуть и мерзнуть, - пишите dima.gubin.ru@gmail.com, сообщайте о своем желании. Что до цены вопроса, то после консультаций с Богородицей решено было плату не брать, но пожертвования принимать. Я спросил, не ножом ли по горлу 800 рублей, и от Богородицы возражений не последовало.


Книги на выходные: американский хирург Гаванде о том, как быть и жить, когда смерть совсем уже рядом
dimagubin
Эта моя рецензия была недавно опубликована в "Деловом Петербурге". Ниже повторяю.



ВСЕ ТАМ БУДЕМ

Не знаю, как вы представляете себе долгую, долгую, долгую (и счастливую, ага?) старость, но я с недавних пор представляю хорошо. Старость обитает на ручье Вольфсбах недалеко от моей немецкой квартиры и называется домом престарелых Санкт-Рафаэль. Это дом при католической церкви, но сейчас там 15 национальностей, и директор уже привык, например, что умершего мусульманина укладывают с кинжалом на груди. А еще там есть отделение паллиативного ухода, то есть место, где не лечат, но облегчают страдания. И там лежали одно время две дамы, немка и русская, шедшие к Стиксу под ручку с Альцгеймером, и пришедшие к совершенному детству, в котором немка кричала: «Heil Hitler!», а русская вторила: «Сталину слава!..» И от этого вздрагивали прочие обитатели, платившие, кстати, за пристанище на Волчьем ручье минимум 1000 евро в месяц. Пока у них еще оставались деньги. Или родственники, согласные платить. Или недвижимость, которой от их имени распоряжался государственный патронат. И если вы спросите этих людей, как им живется там, в светлом просторном доме, в отдельных комнатах, с круглосуточным уходом, с диетами и прочим, - они, подкатив инвалидное кресло поближе, скажут, что главная проблема - каждый день одно и то же…

…Похоже, вы другим представляли себе долгожительство. Я тоже. И не только я. Владимир Яковлев, основавший когда-то «Коммерсантъ», уехавший потом за границу, вернулся в Россию с идеей прессы для пожилых. Пенсионеры сегодня – это ведь те, кто поднялся и разбогател в перестройку, нет? Значит, есть рынок. На обложке его журнала для аудитории 55+ красовалась бабуля на горных лыжах. Не думаю, что Яковлев, которому ныне 60, до конца ведал, что творил. Никто не ведал. Мы, постсоветские люди, надеясь жить долго, оказываемся в ситуации советских детей, вступающих в пубертат: не понимаем, что с нами произойдет. Довольствуемся мечтами и слухами. А не надо…

Тогда открывайте книгу Гаванде – американского хирурга индийского происхождения. Его дед в Индии умер почти в 110 лет в кругу патриархальной семьи, окруженный детьми и внуками. Его отец, уролог, умер в США на девятом десятке от опухоли. Сам Гаванде ежедневно имел дело со старостями и смертями. И тогда он решил привести в систему вообще все, что мы знаем о финале жизни, и о том, в какую практическую систему выстраиваются наши представления об этом. Он говорил с врачами, со стариками, с их родней, он объезжал дома престарелых.

Главный вывод ошеломляющ. Гаванде настаивает, что медицинский, лечебный подход к старости ничего не дает, кроме нагромождения проблем. «Все наше существо стремится в бой и готово умереть с химией в крови, с трубкой в горле, со свежими швами на теле. И нам в голову не приходит, что мы сами сокращаем срок оставшейся нам жизни и ухудшаем ее качество». Хронические болезни не лечатся, немощи нарастают, прием больше пяти лекарств разом приносит скорее вред, чем пользу. Но врачи занимаются привычным – борьбой со смертью, но часто ведут ее (замечает Гаванде) как генералы, которые сражаются, пока не погибнет последний солдат. И все вокруг ведут себя так же. Мы настроены на борьбу – но ради чего?

Гаванде рассказывает, какие имеются варианты. На что обратить внимание при выборе домов престарелых (тут главное отличие не в условиях быта, а в границах самостоятельности жильцов). Объясняет, как выглядит отказ от лечения в пользу паллиативного ухода, и каковы правила разговора о смерти. «Когда человек осознает, что жизнь его конечна, ему нужно совсем немного. Он просит лишь об одном: дайте мне, пока возможно, самостоятельно писать историю своей жизни в соответствии со своими приоритетами».

Многие утверждения Гаванде – вроде того, что физическая безопасность старика не должна быть главной задачей его окружения, - опрокидывают все представления о должном. Но я бы поставил эту книгу в начале любого списка текущего чтения для тех, кто перевалил хотя бы за 40. Даже если вы в отличной форме и даже если убеждены, что болезни и старость придумали трусы.

Чморить ли врагов наших, как и они чморят нас?
dimagubin
Вышло недавно на "Росбалте". Ниже оригинал.

Правила поведения по отношению к врагам

На днях скверная история произошла в окружении Алексея Навального.

За Навальным ходят по пятам некие молодые люди со смартфонами и снимают каждый шаг. Я Навальному очень сочувствую, как, впрочем, и любому публичному человеку: известность обратно пропорциональна свободе. Возможно, за Навальным ходят тайно в него влюбленные. Возможно – папарацци из бульварных медиа. Сам он утверждает, это «пригожинские»: нанятые сподвижником Путина и, предположительно, основателем «фабрики троллей» Евгений Пригожиным соглядатаи. Версия выглядит правдоподобной. Навального столько раз поджидали видеокамеры во время приватных встреч и поездок, что объяснить это можно лишь тем, что телефон Навального прослушивается, а ведущие прослушивание сотрудники спецслужб в нарушение всех законов сливают информацию тем, кому им скажут. Знакомый почерк.

Я понимаю, что все это безобразие должно Навального из себя выводить. Не только потому, что это вторжение в личную жизнь, - но и потому, что оно бесцеремонно и бесчестно. И на это, полагаю, и расчет: что Навальный выйдет из себя и даст кому-нибудь по физиономии. За что будет немедленно возбуждено дело по уголовной статье. Расчет свинский, мерзкий, но – здравый. Мерзость вообще часто идет рука об руку со здравым смыслом: кража, как известно, - самый быстрый способ разбогатеть.

И этот расчет отчасти оправдался. Навальный при виде своих преследователей из себя не вышел, но стал сам их снимать. После чего один из сподвижников Навального, Николай Касьян, определил преследователя (такого юненького, в очечках, трепетного) как Александра Вайнштейна. И не просто определил, но и выложил для публичного обозрения домашний адрес Вайнштейна, телефон, а также скриншоты интимных объявлений на сайтах знакомств. Так сказать, получите ответочку, и пусть страна знает героев. Пусть придет к квартирной двери и скажет бестрепетно в лицо все, что думает. Ну, а не окажется дома – пусть скажет в лицо маме, папе, бабушке или, не знаю, в морду йоркширскому терьеру, если таковой имеется.

Идентификация в сети тех, кто следует на Навальным по пятам, меня обрадовала. Это честно: тот, кто соглашается играть в охотника, должен понимать, что анонимных охотников в наши дни не бывает. Но вот раскрытие персональных данных возмутило. Нельзя по отношению к противнику использовать те методы, которые мы не хотим, чтобы были использованы против нас. Я живу давно, и мой опыт убеждает, что борьба со злом посредством зла лишь увеличивает объем зла.

В общем, примерно об этом я написал в твиттер соратнику Навального Касьяну. А в ответ получил поток ответов со стороны сочувствующих Навальному. Думаю, вы легко можете угадать содержание. Что они нас уничтожают, а мы что – терпи?!. Что я защищаю мерзавца. Что я забыл, что «они» и Немцова убили. Что вообще во мне сильно разочарованы. Что на войне как на войне: все средства хороши…

Мне крайне неприятно это писать, но, увы, я должен: боюсь, что те, кто защищают Навального от травли, часто становятся неотличимы от тех, кто травит.Read more...Collapse )

Сравнительная русско-немецкая этажность
dimagubin
Я почти не пишу сюда; простите. Причины просты: утром просыпаюсь, сажусь за немецкий; после обеда сажусь на велосипед и еду на на курсы немецкого. Затем километров 30 катаюсь по лесам и полям, вдоль рек и озер, - а в ночи сажусь за немецкие слова или смотрю немецкое ТВ. В общем - ничего интересного. Хотя - масса всего. Расцвел миндаль под окнами (впервые в жизни увидел), часть леса огородил местный ферайн природолюбов, и после Пасхи туда завезут лошадей Пржевальского. Цветут магнолии и форзитции, а вот крокусы давно отошли, их место заняла хохлатка. Что еще? Чуть было не сбил, катаясь на велике, коршуна (низко летел), не задавил зайца и мышь. Сплю с открытыми окнами, но в 5 утра приходится закрывать: птицы поют нестерпимо. В лесу полно лесных голубей, а на озера прилетели черные белоклювые уточки, по-немецки Reiherente. А лебеди, прилагающиеся к каждой местной луже, никуда и не улетали. И аисты кружат в небе абсолютными птеродактилями.



Я Чарушин, Бианки и Пришвин, и отстаньте вы от меня, - чего вам надо от счастливого человека?! Вот текст, опубликованный только что в "Деловом Петербурге". Он о городской среде, но из него, думаю, понятно, почему я фантомными болями не страдаю, - хотя со стороны может показаться, что наоборот.

НАШ ПЕТЕРБУРГ ОБЯЗАН БЫТЬ РАЗРУШЕН

Я сейчас обитаю в городе со страшным дефицитом жилья. Это областной центр Аугсбург, Бавария. На одну сдающуюся квартиру – по двадцать претендентов.

Одна из причин дефицита – запрет многоэтажного строительства. Все новые дома – в три-пять этажей. В общем, не выше крыши Зимнего дворца, когда бы здесь знали это питерское дореволюционное правило. Что любопытно, в городе ни комитета по архитектуре, ни главного архитектора. Однако все строительство утверждают на комиссии, в которую могут войти и социологи, и психологи. В 1970-х город наэкспериментировался с высотным строительством и обжегся. Местная пародия на Новый Арбат, три 20-этажных параллелепипеда на общем стилобате, вызывают тоску. Слава у места дурная. Велосипед советуют не оставлять.

Социологи и выяснили, что в домах выше 5 этажей у жильцов появляется чувство отчуждения: дом перестает быть своим. Отсюда – криминал, депрессия, разобщенность. Современный же урбанизм подразумевает общение. Поэтому поощряется все, что способствует коммуникации. Игровые площадки, скверы, пляжи, биргартены с общими скамьями… У моей знакомой квартира в средневековом доме: там после ремонта сделали огромные лобби на этажах, чтобы соседи могли устраивать совместные трапезы. Под моими окнами есть забавное местечко, пивной садик с гамаками между каштанов, - однако мясо можно принести свое и пожарить на общей жаровне. Жизнь – как на даче. Соседи с последнего этажа ужинают на балконе, соседка с первого этажа высаживает рассаду. Ах да: к многим квартирам на первом этаже прилагается и земля. У кого клочок, а у кого и сотня метров: хватает на сад-огород  и площадку для барбекью.

При таком жизнеустройстве чувствуешь город своим. Вот отцвели твои нарциссы, а вот время Пасхи: на деревьях висят яйца. И теперь каждый раз, когда я смотрю на русские новостройки, то прихожу в ужас. Это даже не советские микрорайоны, где во дворах были какие-то столы и какая-то жизнь. Но какая жизнь может быть вне дома в Мурино или на Парнасе?! То, что построено там, - даже не олицетворение девелоперской наживы, а какое-то бесконечное отчуждение ото всего. Запарковать машину, перегрызть глотку чужаку, если занял твое место – и бегом в дом за железную дверь.Read more...Collapse )

(no subject)
dimagubin
Моя недавняя колонка для "Делового Петербурга". У вас тоже загранпаспорт шесть раз проверяют, прежде чем пускают в самолет? Хотя текст на самом деле про отношения стыда не столько с совестью, сколько с производительностью труда.

НЕПРОИЗВОДИТЕЛЬНОЕ И БЕСЧЕЛОВЕЧНОЕ

Сразу несколько высших чиновников (включая Кудрина) буквально на днях заявили, что Россия по производительности труда отстает от «мировых лидеров» чуть не втрое. Тоже мне, Америку открыли. В качестве мирового лидера.

Другое дело – в чем и почему отстает.

Тут начинается интересное.

Вот, скажем, приезжаю я в аэропорт Пулково, чтобы лететь туда, где производительность труда втрое выше.

Уже на входе у меня просвечивают весь багаж (в отличие от аэропортов мировых лидеров, где вход в аэропорты свободен).
Дальше – очередь на регистрацию, чтобы сдать чемодан (сдать самостоятельно в автоматическом режиме, как у некоторых мировых лидеров, не получится).

В начале очереди двое людей проверяют паспорта и визы, чем берут на себя работу иммиграционных властей мировых лидеров. Еще они наклеивают на паспорт ярлычок, который через пять минут отклеится. И допускают меня к стойке регистрации, где еще раз проверят паспорт и заберут чемодан в обмен на посадочный талон.

Далее – вход в «чистую зону», со второй проверкой ручной клади (или даже третьей, потому что поклажу у меня нередко проверяют еще в метро, что исключено у мировых лидеров). На входе в чистилище – гнездилище еще нескольких работников аэропорта, единственный смысл работы которых – очередная проверка паспорта и посадочного талона. Тут, конечно, веселая история происходит с теми, кто понадеялся на электронный талон. Электронные в Пулково недействительны. То есть формально они с февраля узаконены Минтрансом, но реально, как заявляют в аэропорту, «сейчас нет возможности проходить, не предъявляя распечатанный посадочный талон»…

В удивительное время мы живем! Наимельчайший предприниматель, когда ему надо, в три секунды и за три рубля обзаводится аппаратурой, позволяющей считывать информацию с любых устройств. А в Пулково такой возможности нет. Не сомневаюсь, что ради реализации этой возможности Пулково вскоре объявит тендер на многие миллионы. Как пел еще Элвис Пресли – “Love me, tender, love me, sweet…”Read more...Collapse )

Эльбская филармония (Гамбург) vs Мариинский-2 (Петербург)
dimagubin
Я сейчас в Гамбурге. Давно мечтал. Давно мечтал посмотреть "Набукко" Серебренникова в гамбургской опере и полушать - хоть что-нибудь! - в новой гамбургской филармонии, называемой Эльбской (Гамбург - он ведь не на Северном море, а на Эльбе, - в этом смысле Питер, который не только на Неве, но и на Балтике, куда более морской порт).

Но пролетел и мимо дат, и мимо билетов. В филармонию вообще все, похоже, раскуплено на пару столетий. Это и без музыки выдающееся здание (работы швейцарцев Herzog & de Meuron), новый контур города, новое оформление фасада со стороны моря, новая доминанта, к тому же меняющая цвет в зависимости от цвета неба:




Однако доступ внутрь есть. Я сначало  расстроился, увидев при входе кассу и турникеты, но  оказалось, что это бесплатно. Билеты на определенное время - просто способ отрегулировать толпу на входе. А дальше поднимаешься наверх...



...и попадаешь в огромное общественное пространство (кафе, холлы, бары, и так далее) с гигантской обзорной площадкой по всему периметру:




Публика в восторге - ничуть не в меньшем, чем та, что приходит на концерты.

А теперь небольшие параллели. Главная новая смысловая, архитектурная, высотная доминанта жесткого портового (я эту жесткость вижу, я живу на Риппербане возле проституток и ночующих прямо на тротуаре бомжей) Гамбурга - филармония. Главная новая смысловая, архитектурная, высотная доминанта Петербурга - Газпром.

Доступ в Эльбскую филармонию в Гамбурге - открытый всегда и для всех. Доступ в новый, построенный почти одновременно с Эльбской филармонией Мариинский театр в Петербурге - только по билетам, через охранников, металлодетекторы и прочее. Эльбская филармония - открытое пространство. Мариинский театр - закрытое пространство, и на открытую смотровую площадку вход запрещен.

Все могло быть по-другому (я про Петербург). Доминик Перро проектировал здание Мариинского-2 именно как здание театра, несущего внутри себя открытое публичное пространство под золотой шалью, укрывающей от непогоды всех горожан:



Начатое строительство, в итоге, зарубили, Перро из России убрали (думаю, по банальной причине - нужно было пилить бюджет, а не осуществлять проект). Единственный человек, который мог добиться осуществления проекта Перро - это  Гергиев.

К сожалению, Гергиев, обладающий несомненным талантом музыканта, обладает массой негативных качеств как руководителя. Он не понимает ни в чем, кроме музыки относительно узкой направленности. Он нетерпим к конкуренции. Он доверяет не специалистам, а родне.

В итоге, полагаю, произошло то, что однажды в виде версии высказал Григорий Ревзин: Гергиев сдал Перро, чтобы никто не называл новое здание Мариинского "оперой Перро" - подобно тому, как в Париже все называют Гранд Опера "оперой Гарнье".

Итог: выстроенное в Петербурге новое здание, напоминающее смесь универмага с танковым заводом:



Еще раз повторю: над портовым Гамбургом как символ города волной возвышается Эльбская филармония, вход в которую открыт всем желающим, и вид с которой обогатил город.

Над претендующим быть центром культуры как символ города возвышается контора нефтегазовой компании, а вход в главный новый театр закрыт всем, кто без билетов, - и даже обилеченных шмонают, как при обыске.

Мне очень жаль.

Снова книжки: о последнем томе "Истории российского государства" Акунина
dimagubin
Давно нужно было запостить - моя рецензия в "Деловом Петербурге" вышла еще в начале февраля - но я попросту забыл это сделать. Исправляюсь.



Неутраченные аллюзии

Начиная с ноября 2013-го, раз в год, как с беззабастовочного конвейера, в магазины поступает очередной том «Истории российского государства». Тома все крупноформатные, прекрасно изданные, пухлые: начиная читать в старом году, завершаешь в новом, используя бой курантов как закладку.

Тогда, в предкрымском 2013-м, писатель Акунин был впервые удостоен звания либераста из пятой колонны, и сразу по выходе книги на ней был опробован новый механизм публичной травли. Суть в том, что в интернет вбегала стая троллей с безбожно перевранными цитатами. Тролли ставили целью убедить, что «История» - русофобский пасквиль. Заинтригованные, следом в игру вступили все, кто умел читать, включая профессиональных историков. Историки с обидой находили, что на их поляну вторгся чужак: здесь пропустил, тут дал маху, - и досаду выплескивали в публичное поле. Акунин оказывался со всех сторон нехорош.

Страсти с тех пор улеглись, да и Акунин теперь живет не в России, а отсутствие реакции со стороны жертвы сильно расхолаживает собравшуюся на лобном месте толпу. И поскольку каждый том «Истории» построен по единой схеме (вот вам даты и события, а вот портреты правителей и причастных к власти, а вот замечания и обобщения), то и ощущения от «новых Акуниных» схожи.

К неожиданным огорчениям (или удивлениям, или, наоборот, достоинствам: я до сих пор не могу разобраться) следует отнести то, что Акунин в «Истории» оказался не слишком ярким портретистом. Портреты даже самых знаменитых сатрапов – Ивана Грозного, Петра – прописаны отнюдь не кистью Репина (или хотя бы Лансере). Это, скорее, карандашные зарисовки доктора: вот так выглядит пациент, а вот его ущемленная грыжа, а вот картина вскрытия. После чего Иваны и Петры перестают быть великанами: априорно навязанного величия в них уменьшается.

А самой большой радостью при чтении для меня являются нередко брошенные вскользь акунинские замечания и обобщения. Например, что все «птенцы гнезда Петрова» обладали «неуемной прожорливостью, хищными клювами и стальными когтями».

То же и с нынешним томом про эпоху женщин на троне. Все описания баталий, битв и войн – вообще все, что требует перечисления, как учебнике – и дано с интонацией учебника. В портретах императриц по-прежнему мало размаха – никакого сравнения, например, с той чувственной силой, с какой выписал вообще никакую (как нам в школе внушали) Анну Иоанновну петербургский историк Евгений Анисимов в томе ЖЗЛ. То же и с Елизаветой, и с Екатериной Великой: перед нами зарисовки патологоанатома. И невольно начинаешь думать, откуда у Екатерины титул «великой», если она не добилась ни одной из поставленных целей в радении на «благо народа и справедливости» – «гора родила мышь»... В общем, акунинские неотфотошопленные цари производят впечатление и сильное, и странное, заставляя особо чувствительных кричать о русофобии. Хотя историк Анисимов, думаю, не закричит: на него Акунин ссылается уважительно и чуть ли не постранично.

Ну, а наибольшую ценность шестого тома, на мой вкус, снова представляют концептуальные замечания и обобщения. Например, что если страна устроена как военная империя, то она будет воевать и расширяться, даже если правитель мечтает о вечном мире. И что монарх удерживает на троне, лишь покуда его причуды не мешают идеям империи. И что русской особенностью является существование двух полиций, из которых одна защищает граждан, а другая, тайная, – государство от граждан. И что особенность русской тайной полиции не в не эффективности работы (ни один из дворцовых переворотов XVIII века она не предотвратила), а в поддержании авторитета власти через нагнетание страха.

Одного этого хватит обвинить Акунина в навязываемых параллелях с сегодняшним днем. Но это как Бродского обвинять в том же самом из-за строчки "Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря".

Наши города так и не стали постиндустриальными. По удобству жизни им далеко до Европы
dimagubin
На сайте Mercer опубликован свежий рейтинг городов по качеству жизни. На первом месте Вена, на втором Цюрих. Ближайший от меня Мюнхен - на 3 месте вместе с Ванкувером и Оклендом. Москва и Петербург - на 167 и 175 местах (а это вообще два немногих города, где в России можно хоть с каким-то комфортом жить).

Здесь бы в пору обвинить (привычно) Путина, но следует обвинять не только его, создавшего сверхцентрализованную страну, где шаг из центра - и ты никто. В России в целом не состоялась постиндустриализация, в том числе и урбанистическая. С жутким ограничением персонального автотранспорта в пользу общественного и велосипедов; с созданием общественных пространств уже на уровне дворов и даже домов (вон, у моей немецкой знакомой в средневековом доме после конверсии появились общие, для всех жильцов, лобби на этажах, а внизу - огромная комната для всех: взрослые могу чаи гонять, а дети на брошенных матах кувыркаться), с раздельной сортировкой мусора. У нас многие восстанут против возможности передвигаться по городу на личном авто. Пусть даже приличный постиндустриальный город (включая Мюнхен) живет как за городом: машин мало, на любом газоне можно валяться и загорать, на балконах - жарить шашлыки, а лес вбегает прямо в город. Например, мюнхенский знаменитый Englischer Garten - это, по сути, вклинившийся в город лес. И там развлекаются, например, так:


(Этот снимок я сделал 3 марта прошлого года).

Современные города - это машины по производству качественного наполнения времени. А у нас москва - это машина по перекачиванию денег в свой карман. А Петербург - место обиженного существования среди грязных и пыльных дворцов в невозможности сделать дырочку в деньгопроводе.

Забавно, но за неделю до публикации рейтинга Mercer у меня в "Деловом Петербурге" вышел текст как раз о несвершившейся русской урбанистической постиндустриализации. Привожу его полностью.

ДОГНАТЬ (ХОТЯ БЫ) ИМАТРУ!

Мой друг, питерский музыкант, работающий в Европе, полтора года не был в городе, знакомом до слез. И вот прилетел глотать рыбий жир речных фонарей. За новостями на родине он следил, но на мои ехидные комментарии к происходящему реагировал неизменным: «Ты преувеличиваешь». Даже когда я его просил в этот прилет предельно осторожным на обледеневших тротуарах под сосульками. Он ведь уже привык к жизни в чистеньком, уютненьком европейском городе, где поутру после снегопада все ездят на велосипедах, и где асфальт через час после ливня сух. Мой друг испытывал классическую ностальгию: город, Адмиралтейство, Петропавловка, Невский…

…Он позвонил мне, когда самолет едва коснулся колесами посадочной полосы «Пулково». Сказал, что счастлив. И что, кажется, готов заплакать, и не стыдится. А еще через два часа звонил из питерской квартиры в абсолютной ярости, крича: «Что ЭТО?!! Что ЭТО вообще?!! Что ТУТ происходит?!!»

Я в таком состоянии его видел впервые. Он не срывался, даже когда играл больным, даже когда падал после репетиций от усталости, даже когда работал неделями без выходных… А тут - что?! Ограбили?! Упал и сломал руку?!!

Но повод для шума и ярости оказался простым. Просто моему другу, словно профессору Плейшнеру, ударил в голову воздух: обычный, всем питерцам привычный, грязный, загазованный воздух Петербурга. Музыкант поехал из аэропорта в автобусе. Окна были заляпаны грязью. Кондукторша, принимая плату, была мрачна, как и попутчики в одинаковых черных «дутиках». На всех углах торчал либо полицай, либо просто охранник («Они в городе через каждые пять метров, тут что теперь, концлагерь?!!» - кричал мой друг). На входе в метро его прошмонали, простодушно объяснив, что он «не по-нашему» выглядит (ну да, - бушлат и мюнхенский безразмерный кепарь-«набекренька»). Когда из метро музыкант вышел на Невский, то замер от грязи, гари и ужаса, которого раньше не замечал: Невский проспект – это же автошоссе, подминающее под себя город!..Read more...Collapse )

О Водолазкине и "Брисбене"
dimagubin
В расстройстве полнейшем, что прочитал водолазкинский "Брисбен". В "полнейшем" - поскольку Водолазкин симпатичный, кажется, человек, и хороший, кажется, специалист по древней Руси. В наше время в оскотинвающейся стране хороший человек - профессия. Но романы Водолазкина - безнадежно плохи, увы.

Я читал и "Лавр" (он, кажется, лучше других, и проблема в том, что этот ромкан можно с любого места начать и на любом месте закончить - это такой древнерусский Феллини или, точнее, Гуэрра). И немощного "Авиатора", который разваливается сразу и весь, хотя идея замечательная, - типа, "представьте, Пушкин сейчас бы ожил - чему бы он поразился и как бы себя повел? Его бы потрясли больше автомобили или календарь с Кардашьян в бикини?" Этот оживший авиатор говорит современным языком среднестатистического технического перевода, не принеся нам ничего из своего времени. А я вот дневники Кузмина читаю - и постоянно вздрагиваю от исчезнувших словесных форм...

Ну, а "Брисбен"... Я вот думал: в чем проблема Водолазкина? В недостатке таланта или мастерства? "Брисбен" ведь начинается - лично для меня - потрясающе. Там речь о Мюнхене и о классической музыке, лучше сочетания для меня нет, меня тут голыми руками можно брать! Но у Водолазкина этот зачин приводит к нагромождению вранья. Для описания жизни в Германии у него кругозор туриста (ну нельзя, блин, в Германии зайти к врачу без Termin, записи на встречу!) И не может в наше время ни один музыкант, будь он трижды Нетребко и Янсонс, быть узнаваем всеми и всюду, да еще и безумно богат! А если это солист-виртуоз (гитарист, по роману) - то тем более не может быть сказочно богат и любым официантом узнавает, и не может купить квартиру в Питере в доме "Газпрома" на Мытне! Это фигня, это в плюсквамперфекте, это обман! Время Большой Музыки и Больших Залов Для Музыки кончилось. Во всем мире.

Но когда я дошел до сцены, где герой, потрахавшийся когда-то в студенчестве в Новый год на Мытне со своей будущей женой (Мытня - это бывшая общага заведения, именуемого глаголом ЛГУ, на Мытненской набережной в СПб, с видом разом на Стрелку В.О., Петропавловку и Эрмитаж) - затем покупает в конверсированной общаге квартиру, чтобы точно так же потрахаться в новогоднюю ночь со свою женой.... ну, такой ей преподнести подарок... Это пошлятина ужасная. Даже вне информации, что метр в этой бывшей общеге стоит 20000 у.е.

Проблема Водолазкина - в отсутствии вкуса. И не литературного, а обычного, человеческого. В своих фантазиях он пошл. Увы. Он делает нам красиво и коврик с лебедями. Времени я на него больше не буду, и жалею, что потратил. Жаль: лучше бы он написал по древней Руси нонфикшн.

Но вопрос мой в другом: почему Водолазкина так читают? Он скверный литератор средней руки, что, положим, не порок: я тоже скверный литератор тоже средней руки, хотя и лучше Водолазкина, потому что, в отличие от него, романов не пишу. Но как можно этим восхищаться, а?!