promo dimagubin march 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

В чем Россия не Европа? Например, в отношении к законам и к защите частных данных

Про разницу между Россией и Западом можно писать бесконечно, беря, например, только новости.

Новость из США: космос вместе с миллиардеров Безосом слетали 18-летний подросток и 82-летняя женщина. Новость того же дня: в России провели испытание гиперзвуковой военной ракеты, которая может нести ядрное оружие.

И так далее, и так далее. Но дело даже не в том, что, например, то, что делает ежедневно Меркель, никогда не будет делать Путин - и наоборот (Путин не пойдет в ближайший от своей квартиры супермаркет и не купит там пару бутылкок белого на уик-энд, а Меркель не будут приносить мороженое из розового чемоданчика. Меркель, в отличие от Путина, не отдает команд на тайные убийства поэтов и лидеров оппозиции, - а если бы сошла с ума и отдала, то никто в никто в BfV, в отличие от ФСБ, не стал бы выполнять преступный приказ).

Но пропасть между разными цивилизациями куда серьезнее, поскольку проходит не только между "верхами", но и между "низами".

Вот, скажем, новость об аресте главы ставропольского ГИБДД, при обыске особняка которого обнаружились золотые унитазы и тьма прочего цыганского барокко: снимки этих действительно комичных интерьеров впервые были опубликованы в сетях депутатом Хинштейном, а затем перепощены всеми, кому ни лень. Возмущений в комментариях миллион. Но меня в этой истории возмущают только две вещи. 1) Опубликованы материалы, составляющие тайну следствия: оно через Хинштейна попросту слило их на публику, как сотни раз сливало и до этого через десятки хинштейнов. 2) Еще больше меня возмущает, что этот слив абсолютно никого в России не возмутил. Я, кажется, один, кого это реально взбесило. А жизнь с золотыми унитазами главы ставропольского ГИБДД меня начнет возмущать только тогда, когда я получу доказательства ее незаконности. Например, увижу официальную декларацию о доходах гаишника и сопоставлю ее со стоимостью имущества, - и прочитаю, до кучи, что он сам говорит в свое оправдание.

Возможна ли на Западе публикация таких фото? Из материалов следствия - однозначно нет, кроме как по решению суда. Не из материалов следствия - да, но только в англосаксонской прессе, журналисты которой, например, под видом прислуги устроились на работу в дом большого начальника и сделали эти снимки. Англосаксонское законодательство в отношении охраны частной жизни устроено в целом так, что чем выше на социальной лестнице стоит человек, тем больше общество имеет право о нем знать. Для общество важно, насколько шикарна жизнь главы дорожной полиции графства Йоркшир? - Oh, yes! - потому что на этой ступени права общества важнее прав личности. Но если следствие сольет материалы дела, те же фотографии, то по этому поводу тут же будет возбуждено уголовное дело.

В континентальной же Европе другая ситуация. В Германии, случись такая публикация в инстраграме, депутат Хинштейн, скорее всего, был бы судим, исключен из депутатов и выгнан из партии. В Германии "приватдатеншутц", защита частных данных, важнее желания общества знать частную жизнь стоящих наверху социальной лестницы (Меркель - чуть ли не единственная, кого можно без разрешения сфоткать, когда она везет тележку с продуктами,\ по магазину. И то я не уверен, что можно без ее согласия). Но уголовное преследование здесь устроено так, что даже по окончании суда в репортажах практически никогда не указывается фамилия преступника (кроме тех случаев, когда судят человека очень известного). Слив материалов следствия - исключен. Меня, например, не раз просили дать больше подробностией по поводу суда над предполагаемым убийцем Хангошвили в Берлине. Хо-хо, ребята. Суд закрытый. Там даже Bild ничего рассказать не может - по описанным выше причинам.

И сейчас, я знаю, что тьма из-россии-русских (это не единственные русские на свете) набежит сюда а заорет: да чо, неясно, что этот ставропольский гаишник - вор! Ну, вот этим вы и отличаетесь от меня. Мне неясно. Материала не хватает. Точки зрения всех сторон не хватает. Подозрения у меня, да, огромные. Но подозрения - это одно, а уверенность - другое. Я могу с уверенностью судить только о том, что у владельца показанных на фото интерьеров - скверный и глубоко провинциальный вкус. Но это не преступление, а характеристика русского вкуса начала ХХI века в целом: дорохо-бохато-под-графьёв. Такой вкус и в Кремле , и в какой-нибудь убогенькой магаданской "хрущевке". Es tut mir leid. Мне очень жаль. Но и только.

Наводнение в Германии: смерти, разрушения, будущее

Я довольно много всего посмотрел и прочитал про жуткое - сто лет такого не было, и сравнивают с войной - наводнение в Германии в землях Рейнланд-Пфальц и Северный Рейн-Вестфалия. Погибло 133 человека минимум и, скорее всего, цифра будет расти. Bild, к которому я понятно как отношусь (желтый таблоид!), если убрать заголовки типа "Весь старый город перестал существовать" (не перестал!) оказался оперативнее и многообразнее прочих. И вел прямые репортажи с фантастическими стендапами репортеров по пояс в воде или на спасательной лодке среди затопленных по крышу грузовиков (трасса 236, насколько помню). И правда, есть чему ужаснуться. Разрушения колоссальные. Порой снесены, унесены водой целые вокзалы, дома, дороги.

Erftstadt: Feuerwehrleute blicken von einer Brücke auf die überflutete Bundesstraße 236
(Фото: Foto: Marius Becker/dpa, репост из Bild)

Пара пояснений для неживущих в Германии. Наводнения здесь - не то чтобы норма, но и не исключение. Я не беру города, стоящие, скажем, на Дунае, типа Ульма, которые затапливает (или хотя бы подтапливает) регулярно. Но вот идешь по моему Аугсбургу, где обе реки (Лех и Вертах) невеликие, несудоходные, - и сталкиваешься с такой табличкой:



- а это, ребята, отметка уровня воды в наводнение 1810 года. И отметка на уровне моей головы.

С тех пор много воды утекло и много что сделано, водная система Аугсбурга входит во всемирное наследие ЮНЕСКО, Лех разделен плотинами и окружен противопаводковыми валами, - от гидротехники в Германии вообще захватывает дух, от шлюзовых систем до автоматических плотин (идешь ночью, и вдруг эдакая драга в полной тишине начинает менять уровень воды и направление потока, орудая железной рукой), от наземных до подводных соединительных каналов. Но тут эта система нигде не справилась. Причем в тех местах, по которым я путешествовал пару недель назад, по Мозелю и Рейну, от Кохема до Трира и Кобленца. Кое-что к пониманию количества жертв ает знание жизни в Германии. Скажем, в местечке Зинциг погибло 12 человек в доме для людей с психическими проблемами, они утонули на первом этаже - но в Германии невероятное количество таких домов или домов, которые в России называются "домами престарелых". Точно так же по таким заведениям било в первую волну ковида. Но все равно - подъем воды был стремителен (кое-где за 15 минут заливало уже и вторые этажи) и непрогнозируем.

А это значит, что тема изменения климата, перехода к зеленой энергетике (скажем, с 2035 года в Германии не будет производиться ни одной автомашины с бензиновым или дизельным двигателем), и без того постоянная и важная, станет наиважнейшей. И рано или поздно встанет вопрос о том, как быть со странами, которые в эту повестку не вписываются. Например, с Россией или Бразилией. И это будет кейс куда хлеще кейса Навального. Потому что к тому, что в третьем-пятом мирах убивают противников режима, первый и второй мир давно привыкли. А вот к тому, что существование третьего-пятого миров ставит под вопрос существовование первого-второго - нет. Это будет серьезная коллизия. Квоты на карбоновые выбросы. Квоты на поголовье животных. Квоты на рождаемость и численность населения. Вплоть до лишения суверенитета стран, которые эти ковты не соблюдают. Боюсь, это реальный сценарий Третьей мировой, где на кону будет стоять выживание планеты.

Ну, а теперь - мои докатастрофные снимки из тех мест, которые оказались в районе катастрофы. Идиллия, не так ли?



Это - Кобленц: город на месте слияния Мозеля и Рейна. Оттуда эвакуированы больница и дом престарелых.



Это вид через виноградники на Мозель и Кохем, в котором я жил. Где сейчас корабли со снимка - не знаю. Но набережная затоплена полностью.



Тот же Кохем, абсолютно идиллический городок, а по русским понятиям - большое село, с фантастическим вином и дивными ресторанами. Все, что справо от корабликов - сейчас под слоем жидкой коричневой грязи.



P.S. Я давно не встречал столь бурной негативной реакции в комментариях на вывод из последовательности совершенно простых тезисов. 1. Наводнения - скорее, норма для Германии и, скажем, в 19 веке они были катастрофичны. 2. С тех пор не менее впечатляют и гидротехнические сооружения против наводнений, сильно уменьшившие и ущерб, и почти до нуля сократившие жертвы. 3. Ничего подобного этому июльскому наводнению Германия за последний век не знала, число жертв подвергает в оторопь. 4. Поэтому это добавляет аргументов в пользу "зеленой" повестки дня как главной для мира, - а уже и до наводнения изменения климата, переход на зеленую энергетику и т.д. были одной из главных тем для Германии.

В ответ я получил все: и что "это фашистам за 1941 год" (забанил), и что от ветряков одно зло, и наводнение было вызвано ими, и что писать мне следует на немецком для немцев. Я читал этот поток писем из колхоза в Белый дом (был такой жанр в СССР) сначала в диком изумлении. Но потом понял, что их все объединяет - категорический отказ от современности и от будущего в пользу прошедшего. Жить хотим по старине, как деды наши жили. В этом смысле мало что изменилось с времен Всеволода Большое Гнездо, большого поклонника этой формулы. Несовременная страна. И это ведь не Путин или угрозы репрессий заставляют так думать. Это самое печальное, кстати. Заставляющее думать, что Россия - страна, языком которой я владею куда лучше трех других языков - окончательно сползает в глубочайшую и глушайшую мировую провинцию, упивающуюся тем, что она самая глубокая и самая глухая. Тем, кому существование в такой стране представляется очень плохим вариантом, надо всерьез думать об отъезде. Даже с серьезной потерей социального статуса, - в пользу серьезного повышения качества жизни вокруг. Включая жизнь в единении с природой (да-да, я про зайцев в центре Берлина, про лис в центре Лондона и про леса, которые составляют довольно значительную часть того города, в котором я сейчас живу).

"Русский народ" как отсутствие народа

Неделю назад на Republic.ru вышел текст, который перепощиваю ниже. Комментариев к нему была тьма, но на 90% предсказуемых и, мягко говоря, неумных. Я не отрицаю ни русскую культуру (включая бытовую), ни русских имен в искусстве, ни русских как особую этническую группу. Я просто не вижу за русскими народа - в том смысле, в каком народом являются французы, итальянцы, англичане или немцы. Поэтому так надрывно требуемая сегодня русская идентичность мне ничего не дает, хотя требует огромных и совершенно пустых затрат интеллекта. Все эти "думы о России" - в лучшем случае, думы о том, на какое место в иерархии очередного глуповатого, но при этом хитрого и мстительного деспота ты можешь претендовать. Русские - это пластилин, у которого нет формы, но есть существование, а позволение лепить из себя любого горбатого любому правителю - это условие существования. Стоит ли на идентичность с бесформенным тратить жизнь? Я не знаю ни одной специфически русской ценности, даже такой простой, как "уют" в его русском изводе (в отличие от идеи la belle France или немецкого Gemütlichkeit), даже такой простой, как "любовь к природе" (русскими она уничтожается и загаживается примерно так же, как в любой африканской стране), не говоря уж о таких значительно более сложных вещах, как субъектность, воля, отношение к свободе, неприкосновенность достоинства человека. Увы. Русскость как особость - такой же идеологический фейк, как коммунизм (в качестве передовой идеологии) или православие (в качестве истинной веры).

СПАСИБО, НО ДЛЯ МЕНЯ БЫТЬ РУССКИМ НЕВАЖНО

Полгода назад я опубликовал текст о том, почему мне чужд патриотизм и почему я не считаю себя патриотом. Проблема не в том, что в ответ понеслись предсказуемые глупости («уехал и пытается всех убедить, что ему хорошо!», «он слабак, он отказался от борьбы!»), а в том, что я, видимо, скверно свою позицию объяснил. Объяснение выглядит так, будто я отказываюсь от государства и страны. Нет. На самом деле мне неинтересна, пресна и пуста русскость как таковая. Мне кажется колоссальной ошибкой искать в национальном, и тем более в народном (в русском народном), хоть какую-то опору. Это зряшная трата времени: вечная смена вех при хождении по кругу.

Поэтому попробую изложить прежнюю идею по-иному.

Вот тут в эфире чикагской радиостанции, вещающей на русском языке, спросили, несет ли русский народ ответственность за то, то делает Путин.

В России никто, никакое «Эхо», такой вопрос не задаст, поскольку, как и при Брежневе, все усвоили границы дозволенного.

А вопрос прекрасный. Хотя исходящей из ложной посылки, будто в России есть народ. И прекрасен он именно тем, что позволяет ложность тезиса раскрыть.

С чего вы вообще взяли, что русские – это народ?

Две главных характеристики любого народа – это субъектность и воля, то есть осознание своих требований и умение их реализовать. Из этого следует, что в России народа нет: ни в смысле nation, ни в смысле Volk. Что, к слову, точно подметил Владислав Иноземцев в своей книге «Несовременная страна». Народы – это французы, немцы, англичане и т.д.: Европа, Запад. У этих народов отношения с государством складываются примерно как у моллюска с раковиной. Моллюску по мере роста необходим рост раковины, а если это невозможно, то раковина заменяется на другую (не ловите меня на неточности сравнения). Раковина дико важна, но сам моллюск важнее. Он живой: субъектен и обладает волей.

Это плохо понимают в России, где невероятное значение придается государству и власти. Хотя какая у раковины может быть власть? Она может разбиться, на нее можно плюнуть и выбрать другую, - сама по себе это мертвая штука, чистая функция, одушевляемая исключительно жизнью внутри нее.

Понятно, что к таким взаимоотношениям раковины и тела страны Запада пришли исторически, в результате череды революций, гражданских войн, национальных движений. Национальные государства – это недавние феномены, детища капиталистической эпохи, когда народы, подразбогатев и поумнев, стали самоорганизовываться и организовывать под себя государство. Если использовать термин Гоббса, государство-Левиафан превратилось в smart-Левиафана, способного улавливать энергию национальных воль. Поэтому на Западе выборы – это просто прирученная революция: череда микровзрывов, заставляющая работать национальный двигатель. Этой осенью, например, в Германии возможна цветная революция: большинство в Бундестаге может получить партия «зеленых». И правящему союзу ХДС/ХСС придется проситься к ним в коалицию. Или уходить в оппозицию. Что означает в Германии всего лишь «потерю большинства», а не – как в России – «превращение во врага государства». Двигатель гибридного «Мерседеса» устроен куда сложнее и изящнее, чем телега.

Повторю еще раз общее место из европейской истории: на Западе сначала сложились народы и нации, и только потом – национальные государства. А в России сначала появилось ордынского типа государство, которое не дало населению трансформироваться в народ. В итоге главной функцией полудохлого моллюска стала забота о толщине стенок раковины под утешительное: «А иначе независимость потеряем!». Как будто не потеря независимости в 1945-м произвела крайне успешную перезагрузку немцев как народа…

Это принципиальное отличие русских от европейцев довольно точно подметил Collapse )

Жара в Баварии. Возвращаюсь к немецкому дневнику

ЖЖ - в общем, умер. Были времена, в топах были Радулова - Экслер - Адагамов. Теперь - сами гляньте, кто и что. Экслер давно в Испании, Адагамов перебрался в Чехию, а Радулова превратилась в крымнашистский пенек, и в железную трубу: бу-бу-бу, бу-бу-бу! Даже Никонов стал ковид-диссидентом, но Сашку мне читать давно неинтересно. Ни в книжках, ни в постах. Читаю других и другое. Черт его знает, такое тут почему. Да, страна деградировала, и это процесс тотальный. "Интеллектуал путинской России" - это как "популярный журналист путинской России". В этой России, вон, шевелят губами с телеэкранов какие-то уж совсем упыри. И губы у них расписные, срамные.

В общем, я теперь держу ЖЖ в качестве надробной плиты над былым, и делиться думами с ним не намерен. Буду присаживаться изредка на плиту, перепощивать что из, там, фейсбука-инстраграма. А в инстраграме у меня сплошной немецкий дневник.

* * *

https://instagram.com/p/CRLf9kfLtiZ

Еще раз про "шампанское", "игристые вина", русских варваров и цивилизацию Запада

На "Росбалте" вышел мой текст, сильно сокращенный, про историю с (якобы) требованиями русских властей поставлять в Россию даже шампанское из Шампани как "игристое вино". Мне жалко, что его сократили, но основная идея осталась без изменения. Она осталась без изменения, даже когда (якобы) стало ясно, что французы с мелким шрифтом на русском языке на контрэтикетке согласятся.

Это согласие разумно. Это хорошая идея, проведенная Акуниным во втором томе "Семейного альбома", то есть "Счастливой России": если вы столкнулись с дикарями, варварами, то соблюдение достоинства перед ними имеет смысла не больше, чем соблюдение достоинства перед дикими животными. Если вас мучают в подвалах Лубянки, то кричать и обсираться перед мучителями ничуть не больше унизительно, чем кричать и обсираться перед стаей диких собак. Понятие "стыд" существует только перед теми, кто цивилизован. Вы же не стесняетесь какать в присутствии своей собаки.

Я с этим абсолютно согласен. Нельзя мучить или не кормить свою собаку, а мочиться в ее присутствии вполне можно. Если русские требуют называть шампанское "игристым вином" - ок, напиши это мелким шрифтом на контрэтикетке. Это унижает эту дикую нецивилизованную страну, этих путинских варваров, но не тебя. А русские деньги пойдут на развитие твоей винной культуры. Да хоть "мерседес" потребуют они назвать "телегой" в техпаспорте - назови. "Мерседес" от этого не перестанет быть "мерседесом". Они убогие отсталые дураки. Главное, чтобы за свою глупость, отсталость и убогость они платили реальные деньги. Ты на эти деньги будешь содержать университет, куда примешь самых умных детей этих варваров.

Ну, а вот и сам текст.

ШАМПАНСКАЯ ПЕНА ДНЕЙ

Случившийся скандал с прекращением поставок в Россию шампанского (настоящего, французского, из Шампани!) весьма показателен не с той точки зрения, что Россия собралась показать еще одну козу Франции за ее принадлежность к проклятому Западу. Но с точки зрения того, какими сущностями сегодня заполняется любая информационная пустота. Тот есть как сон разума при бодрствовании пропаганды порождает черте что.

Напомню, что французская фирма Moet Hennessy (та самая, которой принадлежат права, например, на знаменитую «Вдову Клико») разослала русским дистрибьюторам письмо, в котором предупредила об остановкепоставок шампанского. Письмо – реальное, не фейк. Причина? В России приняты поправки в закон 171-ФЗ, он регулирует виноделие. Французы увидели, что поправки запрещают экспортировать шампанское под именем шампанского, требуя называть его «игристым вином». Что, понятное дело, оскорбительно и требует допрасходов, - в общем, живите теперь без «Вдовы», которую ценил еще Пушкин.
Дальнейший информационный скандал мог бы предсказать любой, кто знает российские реалии.

Госинформагентства вышли с заголовками типа: «Франция оставляет Россию без шампанского» (хотя речь только об одном поставщике, пусть и крупном. Но здесь важна отработка темы «Запад продолжает гадить России»).

Независимые негосударственные издания отозвались в духе: «Путин оставляет россиян без шампанского».

Патриоты выдали нечто вроде: «По фиг ваша «Вдова», крымское не хуже!».

Западники отозвались: «Ну и пейте свои помои!»

Дивная и прогнозируемая война, не правда ли?

Поскольку ее разгар застал меня в Германии, я сгонял в ближайший супермаркет за бутылкой просекко (2,49 евро) и стал читать поправки в тот самый закон.

Там на 20 страницах 15 раз упоминалась фраза «игристое вино (шампанское)». Там расписывался технологический процесс. Там разрешалось местным виноделам использовать словосочетание «Российское шампанское». Про требование ввозить из Франции шампанское под именем игристого вина я не нашел ничего.

Могло ли случиться, что я проглядел дьявола в деталях? Конечно! Поправок много, а я не юрист и не специалист по винному импорту. Могло ли случиться, что законодатель намеренно спрятал в деталях кукиш для французов? Маловероятно, но тоже возможно. А допустил неосознанный ляп? Тоже не исключено. А может быть, ошиблись переводчики либо юристы Moet Hennessy? И это вероятно. Мне не хватает информации и знаний, мне не известны мнения экспертов, - значит, пей свое просекко и не гони волну в бокале.

Хотя по большому счету моя попытка разобраться – совершенно неважна.

Неважно даже то, что поспешившие высказаться не предприняли и этого.

Неважно даже то, что скандал разворачивается пока что на пустом месте: нет комментария от  Moet Hennessy (и легко может случиться, что поставки продолжатся: ну, либо французы признают ошибку, либо таможня выпустит отдельный приказ, либо французы согласятся на «игристое вино» на контрэтикетке, которую все равно никто не читает).

Неважно даже то, что возникновение обильной шампанской пены из ничего – это врожденный порок прессы вообще и врожденное свойство прессы желтой.

А важно то, каким содержанием в России мгновенно заполнилась пустота: безо всяких команд и приказов.

Всем ведь сразу все ясно.

Одним – что Франция стремится поставить на колени Россию и Путина (не знают, глупые, что Путин ценит «Колобка», а колобка на колени не поставить!).

Другим – что Путин стремится поставить плюнуть в душу французам.

А раз так – то война. Потому что ничего, кроме заранее спланированной гадости, за неясностью предположить не получается. Жизнь к такому приучила. Ведь и российский запрет на импорт продуктов из Европы до сих пор в России выдается за «санкции Европы против россиян».

И вот эта убежденность в намеренной гадости, даже если случилась ошибка, меня реально пугает.

Потому что если недоразумение между Россией возникнет не по винному, а военному поводу, его трактовка в мозгах военных в условиях стресса может пойти вовсе не по тому сценарию, что содержится в мозгах верховного главнокомандующего. А по тому, который пробит в военных мозгах все той же пропагандой, и которой заставляет за ошибкой видеть исключительно вражеский умысел.

И вот если такое, не ровен час, случится, я не уверен, что успею добежать до супермаркета за бутылкой удивительно пророчески названной «Вдовы».