Хорошенький же в этом году день независимости в РФ. Аресты, посадки, разгром оппозиции, эмиграция.

Тем, кто привык слушать меня по "Эху Петербурга" с Татьяной Троянской, будет интересно узнать, что могут выбить из меня другие интервьюеры. Например, Алексей Волошинов и Стас Корягин с "Росбалта". Тема все та же (а другой сейчас в России нет): отъезд из России (хорошенький же в РФ в 2021 году день независимости - независимости от закона, стыда, морали: верно? Убивают, сажают, выдавливают из страны, врут, подличают, снова врут и снова сажают. При этом большинство верит, что суверенитет страны - это большое благо. А по-моему, это может быть и не меньшим злом...). То есть мы про эмиграцию вообще - и про уехавшего Гудкова и вернувшегося Навального в частности.

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

5 книг о тюрьме

Подготовиться к тюрьме эти книги не помогут (хотя метод Подрабинека - отказываться отвечать на любые вопросы - похоже, работает; да и Генри Резник мне когда-то сказал: "Запомните, Димочка, на всю жизнь: чистосердечное признание, конечно, облегчает душу, зато сильно увеличивает срок). Как и тюрьма ничего не дает в смысле опыта: то есть даест, но такой, который (тут уже Олега Навального цитирую) только в тюрьме и применим. Но смысл подборки  совсем в другом... Хотя, конечно, тюрьма для каждого в России день ото дня становится все более реальной - включая тех, кто ржет сейчас над недоубитым Быковым: "А его-то за что?!" (можно подумать, Михоэлса, Бабеля или Мандельштама было, за что) и точно уверен, что уж за ним-то не придут (но за невиновнейшим Переверзиным пришли и дали 11 лет). В общем, вот:

На историю о том, как ФСБ пыталось убить Дмитрия Быкова

Когда-то в "Огоньке" работала талантливая молодая журналистка N. Потом уехала на годовую стажировку в Германию. Вернувшись, вскоре из "Огонька" уволилась, сказав мне в частном разговоре, что больше так работать не может. И добавила: "Понимаешь, у вас тут по полмиллимитра свободы каждый день отрезают, а когда я вернулась, то увидела, что отрезали полтора метра".

Я вспомнил этот разговор, когда прочитал сегодняшние новости о том, что Быков все-таки пытались убить отрудники ФСБ, никогда бы на это не решившиеся без санкции Бортникова, а тот - без санкции Путина. Все-таки писатель из пятерки лучших в России. Возможно, Быков был удобной мишенью для отработки технологии тайных отравлений: выживет - свезло ему, а не выживет - ура, мы молодцы, пустим в ход. Не могу сказать, что эта новость была для меня новостью, Быков сам говорил об этом после попытки убийства Навального достаточно определенно. Но что было для меня новостью - это публичная реакция на новость. То есть отсутствие информационного ада, новости в числе первых и т.д.  Я уж молчу про выйти на площадь. Все свыклись. Ну, каждый день убивают по полчеловека. Ну, многих еще убьют, или покалечат, или арестуют, или посадят, - словом, переломают жизнь. Каждый день - по полчеловека, которые воспринимаются уже как полмиллиметра. Воспринимаются всеми, кто не уехал, хотя для меня, застрявшего по ощущениям в еще не до конца людоедской России и русскости, они воспринимаются катастрофой.

И еще. Быков знает прекрасно, что я думаю об истории с его несостоявшейся смертью (когда он помянул "прижизненный некролог", который ему было приятно читать - он имел в виду некролог, написанный мной; я затем послал его ему в подарок). Но я думаю, что сейчас ему нужно уезжать. Он не останется в Америке или Великобритании ни без денег, ни без лекций, ни без выступлений, ни без работы хотя бы в качестве visiting professor. Он легко получит рекомендации как минимум от одного нобелевского лауреата, но дело даже не в этом. Я знаю, что в Лондоне на лекции о Пастернаке, прочитанной по-английски, ему аплодировали стоя, - это показатель конвертируемости. Уезжать надо не потому, что раз не убили, то посадят (а Быков довольно долго отплевывался от статьи "оправдание нацизма", которую ему с изрядным иезуитством пытались приклеить за фразу о генерале Власове).
Нет.

Просто полмиллимитра в день незаметно случаются со всеми, кто остается. Ну, с самыми яркими и упертыми не пол-, а десятая миллиметра. Это даже у Мандельштама случалось, а уж у Пастернака какое-то время просто цвело, - и кто, как не Быков об этом написал в исключительного качества томе ЖЗЛ "Борис Пастернак".

Так вот, Быкову нужно уезжать.

Я говорю это - прости, Дима, - потому, что очень тебя люблю.

Но я вижу, как десятая миллиметра за десятой миллиметра начинают задыхаться твои, по крайней мере, публицистические мысл... то есть тексты. То есть я не про "Истребитель" - я его сейчас как раз читаю, но еще не прочитал.

Почему у одних стран все, а у других ничего?

Этот текст был опубликован в "Деловом Петербурге", по иронии судьбы - в спецвыпуске для Петербургского международного экономического форма (которого называть "международным экономическим" примерно столько же оснований, сколько "Российскую федерацию" называть "федерацией"). Это обзор книг, отражающих современную (и не только) экономическую мысль. Ниже перепощиваю.

ПОЧЕМУ У ОДНИХ ВСЁ, А У ДРУГИХ - НИЧЕГО

Надеюсь, вы и сами пришли к выводу, что в наши дни все «стратегии успеха» сводятся к стратегиям выигрыша в лотерею. Учиться, работать, ночей не спать – это как приобрести билет. А выигрыша не гарантирует ничто, хоть все истории сорванных джек-потов изучи. И такое давно, где-то со времен «битлов»… Кстати: если будете в Ливерпуле, зайдите там не в коммерческий музей The Beatles, а в бесплатный музей города. Отыщите старенький juke-box. И послушайте те группы, что играли в Ливерпуле одновременно с «битлами». Они были невероятно круты – ничуть не хуже Леннона с Маккартни! – но выигрыш достался не им. Черт его знает, почему. Может, Брайан Эпштейн влюбился в Джона Леннона, и мир перевернулся. А может, бабочка села на штангу, и волк из «Ну, погоди!» штангу не удержал. Случайность…

Это я к тому, что если сегодня и читать истории чьих-либо успехов (их издается тьма), то ровно по той причине, по какой мы читаем тома в ЖЗЛ: чтобы получить удовольствие от знакомства с теми, кто вызывает наш интерес. Точка. Ровно по этой причине рекомендую вам историю одного американского гопника, парня-хиллбилли, который должен был сторчаться в своем Миддлтауне, Огайо, но вместо этого окончил юрфак Йеля, написал о себе книгу и экранизировал на Netflix’е. «Элегия хиллбилли» Джей Ди Вэнса – формально бизнес-мотиватор. Но прежде всего эта книга – нежнейший рассказ о тех, кто внизу экономической пирамиды, к кому автор полон грусти, любви и тепла, но кому не прощает ни одной гадости и ни одной подлости, их каковых их жизнь наполовину и состоит. Жаль, что с такой интонацией не написано ни одной документальной книги про Россию. И на этом тему бизнес-мотивации завершим.

Что же тогда следует читать по современному бизнесу? Да разумнее всего – то, что к бизнесу не имеет прямого отношения (большой успех в России вы сами знаете, на чем держится), но при этом хорошо ворошит мысли, не занося слишком далеко, в сторону квантовой физики или молекулярной биологии.

И тут как по заказу недавно переиздан мировой бестселлер Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные». То, что надо. Однако – ахтунг! – я бы советовал разыскать предыдущее издание: то, что с предисловием Чубайса.

Чубайс в наши дни примеряет на себя роль Меншикова в Березове. Правда, снятому со всех постов реформатору потолок в загородной вилле на плечи (пока) не давит: просто Чубайс молчит в золотую тряпочку про действия нынешней власти. Но когда предоставляется возможность (безопасная) что-то сказать, тут же вспоминает, что когда-то и сам был рысаком. Поэтому предисловие к книжке стоит самой книжки. Там в десяток слов пересказана главная идея: сопредельные территории развиваются примерно одинаково, пока не случается поворотное событие, заставляющее их выбирать разные стратегии. Зависящие от того, экстрактивными или инклюзивными институтами территории обладают. Инклюзивные институты – парламент, профсоюзы и т.д.: они позволяют использовать перемены, а не биться головой о вдруг возникшую стену. Наличие же этих институтов зависит от… Ну, а дальше читайте сами (спойлер: ничего хорошего в будущем русских не ждет. Но это мы и без Аджемоглу-Робинсона знаем…)

Что еще Чубайс дает в предисловии – так список авторов, по-разному размышлявших на тему неравенства в экономическом развитии. И тут, конечно, в бой вступают нетленные (хотя и не все живые) классики. Такие, как социолог Макс Вебер с «Протестантской этикой и духом капитализма», или политолог Самюэль Хантингтон со «Столкновениями цивилизаций», или (пошли живые) экономист Джеффри Сакс с «Ценой цивилизаций», или – ах, вот это вообще моя любовь! – орнитолог Джаред Даймонд, автор бестселлера «Ружья, микробы и сталь»… Ну да, орнитолог. А что? Однажды, изучая своих птичек в Новой Гвинее, он услышал от местного политика: «Почему у одних стран все, а у других – ничего?» - и задумался так сильно, что написал книгу толщиной с корабельную броню...

Читать эти книги интересно не потому, что все они выдержали проверку временем (гипотеза Хантингтона о сближении стран по религиозному принципу опровергнута отношениями России с Украиной и Грузией). А потому, что они – повторюсь – провокативны. Добавьте тогда сюда же великого либерала прошлого Фридриха фон Хайека с его «Дорогой к рабству». Или наших современников Ивана Крастева и Стивена Холмса со свежей книгой «Свет, обманувший надежды: Почему Запад проигрывает борьбу за демократию». Или Эрика Райнерта с «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные страны остаются бедными».

А я бегу дочитывать «Лучшее в нас. Почему насилия в мире стало меньше» знаменитого американского лингвиста Стивена Пинкера, который, подобно орнитологу Даймонду, увлекся кросс-исследованиями, - и преуспел. Сегодня нет такого крутого парня в Кремниевой долине, кто бы Пинкера не читал. Книга и правда сносит крышу. Одной уже системой доказательств. Как вам, например, мысль, что идея чести была серьезнейшим кровопролитчиком, пока ее не отдали на аутсорсинг юристам? (А все верно. Это не Дантес был «подлым убийцей» - это Пушкин пытался убить из ревности ни в чем не повинного парня. Оправдывать Пушкина – это как оправдывать историка-расчленителя Соколова). Или – еще сногсшибательнее – как вам предложение, что все войны идеально описываются математическими вероятностями, то есть что их крутит планетарная рулетка, а конкретные причины важны лишь для объяснения конкретной войны?..

Проблема одна: эта книжка толщиной уже с две танковых брони. И если забросить чтение, начинаешь терять смысл.

Поэтому читайте каждый день – хоть по страничке. И жить тогда вы будете долго и счастливо…

Россия как Средняя Корея

Честно говоря, мне остодоело говорить об одном и том же. Россия – это просто Средняя Корея, страна третьего мира, с трендом на превращение в четвертый. Путин, благодаря прогрессу медицины, будет в России долго, еще одно поколение успеет вырасти в никуда, в изоляцию, в убогую третьесортность, где с утра до вечера одно и то же: Путин – аресты – посадки – надувание щек – бедность – грязь – пыль – третий мир. А после исчезновения Путина в России будет новый Путин, то есть новая старая Россия. Ну, так либо терпите и неизбежно (но малозаметно для себя: это бонус!) деградируйте. Либо ищите варианты, как и куда уехать. Другого теперь не дано.

ЯРОСТЬ БЕССИЛЬНАЯ И НЕБЛАГОРОДНАЯ

На подписном Republic.ru (интеллектуально - это лучший сегодня сайт в РФ, а не закрыли его только потому, что сайт и так закрытый, платный, не для всех - но через год-другой удушат и его) вышел мой текст "Ярость бессильная и неблагородная". Он о вариантах жизни в России для тех, кто понимает, что жизнь в России - все более полная задница, но поделать с этим ничего не может. (Спойлер: уезжайте. Не обязательно в Америку. Словакия и Словения для кого-то вполне приемлемые варианты. Но_ оставаясь в убогой стране третьего мира, вы сами не заметите, как увязните в русской трясине). Поскольку "неделя отчуждения" после публикации прошла, перепощиваю текст.
ЯРОСТЬ БЕССИЛЬНАЯ И НЕБЛАГОРОДНАЯ
Обычно новости из России для меня – ровный спокойный гул. Запретили – задержали – арестовали – осудили – оштрафовали – разогнали – снова запретили. На восточном фронте без перемен. Рутина. Как вдруг – ба-бах! – история с посадкой самолета Ryanair в Минске, выдергивание репкой из грядки оппозиционера Протасевича из пассажиров, и взрыв возмущения в сетях. «Пробито очередное дно!» «А Европа опять утрется!» «Если Меркель в ответ не остановит «Северный поток», она будет как Шредер!»
Это в сетях те, кто живет в России, реагируют на историю с ирландским самолетом, летевшего из Греции в Литву, требуя для восстановления справедливости от Германии наказать Белоруссию. И сила эмоций понятна. Лукашенко с Путиным все более монозиготны, просто Лукашенко совсем плевать на стыд, а Путину пока еще отстает на шаг. Так что очередное дно пробито в безопасности российских инакомыслящих: значит, любого можно доставать откуда угодно. Даже с борта международного рейса.
Эти комментарии, эти крики (порой обращенные персонально ко мне) по поводу утирающейся от плевков Путина и Лукашенко Меркель – свидетельство, конечно, жесточайшего рессентимента, бессильной ярости, когда ты ничего не можешь сделать и начинаешь обвинять в бездействии других.
«Германия снова простит диктатора? Перекрыть кислород немедленно по полной программе!» Невозможно объяснить, что Меркель не может что-то «перекрыть», как Путин – щелчком пальцев, она слуга законов и процедур. Но кричащие этого знать не хотят, они хватают Европу за грудки и требуют действий, как те марокканцы, что на утлом челне добрались до желанной Сеуты.
И я выгляжу (понимаю!) последним мерзавцем в глазах оставшихся в России, когда в ответ пишу: да, вы должны терпеть. Терпеть и страдать. Такова ваша планида. Вы сами этот путь выбрали, поскольку для изменений в собственной жизни сделали меньше беженца-марокканца. Что еще остается, кроме как исходить в бессильной ярости?!. Причем вашу боль русская власть, как опытный живодер, будет в лучшем случае игнорировать, а в худшем - наслаждаться.
И к этому следует добавить несколько неприятных слов.
У тех, кто в России, сегодня есть три варианта организовать жизнь.
Первый – уехать или сбежать, получив все возможные преференции этого выбора: новый язык, новый жизненный уклад (и вместе с ними - тьму пищи для ума). Правда, платить за это придется потерей своего круга и социального статуса, - если только не подписан рабочий или учебный контракт. Разыщите в интернете роман Юрия Малецкого «Группенфюрер». Его автор, один из редакторов «Нового мира», когда-то эмигрировал в Германию и стал жить в том городке, где живу сейчас я. В его романе есть эпизод: главный герой, чтобы не потерять социальное пособие, отправляется на общественные работы убирать кладбище. И к своему стыду понимает, что испытывает унижение от этой работы. Но к своей чести осознает, что эта социальная фанаберия еще более отвратительна. Мне проще: я действительно считаю, что лучше быть кладбищенским служкой в Аугсбурге, чем редактором журнала в Москве, поскольку в Германии и в жизни, и даже в уходе из жизни куда больше уважения к человеческому достоинству. Но это персональное мое ощущение. Юрий Малецкий вернулся все-таки умирать в Москву…
Второй вариант – это в России потихоньку скурвиться, подчиняясь диктату власти в обмен на преференции. А как обойти государство, если ты, к примеру, учитель? Уйти в торговцы селедкой? Это, опять же, потеря статуса, что для русских вообще катастрофа. Поэтому все так и цепляются за величие страны, подкачивая самоуважение государственной помпой. Для меня стать частью системы – совсем скверный вариант, но для большинства он приемлем. Кончаются страдания. Ты примкнул к силе. А дальше все ясно. Европа безвольна и гниет (ну, разве не это пишут мне в комментариях те, кого возмущает посадивший самолет Лукашенко?! – Ребята, осталось сделать лишь следующий шаг: полюбить сильного диктатора!). А Россия – хранительница устоев. С песней – вперед! То есть в вечное назад. Но чудовищная архаика русской жизни видна лишь «предателям Родины», «бегущим с корабля крысам», которые знают повестку дня на другом берегу.
Вариант три – это не скурвиться, но и не сбежать, а остаться страдать. Мучиться, переживать, понимать, что жизнь расходуется, в общем, ни на что. Но, как заметил Пелевин, космическое назначение российской цивилизации состоит в переработке солнечной энергии в народное горе. Да, я понимаю, что «хотели бы уехать, да невозможно» (и заранее знаю все оправдания: от «на что я уеду?» до «кто нас нам ждет?»). Но тогда ваши страдания и не заслуживают уважения (в отличие от страданий марокканцев). Они лишь приводит к неврозу, к той самой бессильной злобе, которая выплескивается на всех подвернувшихся под руку, включая меня. Но увы: четвертого варианта, «жить в глухой провинции у моря», нырнуть в профессию, стать эдаким незаменимым печником, которого не тронет даже душегуб Ленин, - его, похоже, больше нет. Сегодня уже не выйдет затеряться в складках империи, - потому что нет ни империи, ни складок.
И больше мне тем, кто остается, нечего сказать. Поэтому я пишу, скорее, для тех, кто в России не живет. Хотя у нас нет никаких обязательств перед страной, из которой мы уехали, но у нас есть обязательства перед оставшимися в стране людьми. Особенно перед теми, кому плохо, кто страдает разом от ярости и бессилия, и кому я, отказывая в уважении, не отказываю в утешении.
Первая обязанность новых мигрантов – это поощрение, интеллектуальное подбадривание тех, кому следует уезжать, а уезжать следует прежде всего тем, кто неординарен. Проблема в том, что даже умники, живущие в России (даже поколесившие по свету) нередко рисуют себе вымышленный Запад: сужу по высказываниям о Германии. Запад представляется тоже как бы Россией, только с человеческим лицом. Но здесь вообще другая жизнь. И это важно объяснять. А про это даже книжек эмигрантами не особо написано. Про Америку или Англию – да, кое-что есть, а вот про социальное и политическое устройство Германии, например, я нашел единственную: «Немецкую систему» Сергея Сумленного. А про немецкую повседневную жизнь – вообще ни одной. И значит, именно мне эту лакуну и заполнять. И если я сейчас веду в ютьюбе видеоблог про Германию – то это моя Pflicht, обязанность перед теми, кто в России задумывается об отъезде.
А второе интеллектуальное обязательство – это интеллектуальное утешение. Окормление, говоря высоким слогом. Утешение хотя бы словом. Потому что мы можем говорить о том, о чем в России говорить уже опасно. Чужое бесстрашие всегда утешительно, пусть это всего лишь бесстрашие мыслей. И я помню, как меня в глухую андроповскую пору поддерживал «тамиздат», вкладывая те идеи, к которым я не мог прийти сам. Я же вижу, как деградирует в России мой бывший круг: их мысли начинают ходить по кругу русских банальностей, глупостей, трюизмов, как почти всегда случается в окукливающейся интеллектуальной среде. Уехавшие живут в открытой. Здесь больше идей, книг, людей, публичных дискуссий, документальных программ - вообще всего. Здесь просто-напросто другая повестка дня. Здесь закончившаяся почти век назад война вообще не тема, а тема – бескарбоновая энергетика, электромобили, цифровизация и смычка города и леса. Западная мысль должна быть видна тем, у кого прогрессирует не только бессильная ярость, но и интеллектуальное бессилие. Которое – даже когда Путин, Лукашенко и прочие оковы тяжкие падут – на новом витке воссоздаст всю ту же ходящую по кругу несчастливую архаику…
Ну, а теперь давайте объясняйте мне, что я совершенно неправ, и говорю все это, только чтобы оправдать свой отъезд!

Два рейтинга Пу

"Тефлоновый" рейтинг Путина означает вовсе не то, что социологи врут.

За ним стоит другой феномен.

Ну, знаете, время от времени гуляет по сетям очередное уличное "интервью с простым человеком". Выясняется, что у простого человека крохотная зарплата/пенсия, его раздражает рост цен и хамство в поликлинике; он хорошо понимает, что жизнь его убога... "А за Путина будете голосовать?" - "Канешна!!!!"

Зрителям предлагается посмеяться над эдаким дураком. Однако этот человек не дурак. Он понимает, что если попробует что-то изменить - например, выступить против Путина, - то его вообще закатают в асфльт. При этом этот "простой человек" прекрасно знает, что верить Путину - себе дороже. Он и не верит. Но голосует. И будет продолжать и не верить, и голосовать...

В этом видео я упоминаю книгу Алексея Левинсона "Как считают рейтинг",
вот подробнее о ней.

Продолжение моего сериала о повседневной жизни в Германии: про книжные шкафы на улицах

После зимней паузы - новые сюжеты из немецкой Alltag, повседневной жизни. Запланировал я их штук двадцать: начиная с того, как устроен немецкий лес (а под словом "лес" в России и в Германии подразумеваются довольно разные вещи) - и заканчивая тем, как выглядят новые жилые районы (спойлер: о-хре-нен-но). Пока что вот - как выглядит буккроссинг. Это может подсказать идеи тем небольшим городам, где никакого буккроссинга нет.

Лукашенко, государственный терроризм и бессильная злоба (ваша)

Читаю по поводу посаженного Лукашенко самолета полные бессильной злобы или бессильного самоунижения ("да, опять все утрутся!", "да, это новость районного значения, завтра все забудут!") комментарии. В Германии же тем временем все до единого СМИ (включая небольшие районные) только об этом и говорят, и очень жестко. Сейчас все, например, цитируют Норберта Рёттгена (это главный по международным делам в ХДС), сказавшего «если информация подтвердится, это будет невероятный случай государственного терроризма».

Будут ли применены к Лукашенко санкции? Думаю, да, но понятия не имею, какие. Европа - это процедура, а уж Германия - процедура в квадрате (те, кто живет здесь, знают, что фраза "знаменитая немецкая бюрократия" - это синоним слова "процедура"). Будет составлен план из 152 пунктов, чтобы учесть все возможные последствия. Большая часть к моменту утверждения плана потеряет актуальность, но пяток реальных пунктов будут действовать, как шурупы, намертво ввернутые в стену...

Впрочем, я хотел не про это. Я про бессильную злобу, которой в России все больше среди моего круга (да и не только моего, да и мой круг все больше и больше глупеет, стареет и деградирует - то есть рационализирует реальность). Бессильная злоба - это обычная плата за жизнь в оккупации, то есть в условиях, когда тебе навязана внешняя воля, а ты вообще никак не можешь на нее повлиять. Помните первую статью Михаил Ходорковский из тюрьмы? Она была про то, что русское население поведением больше всего напоминает поведение населения в оккупированной стране. И с этой бессильной злобой ничего нельзя поделать. Она сначала будет вспыхивать от действий Путина и Лукашенко (эти близнецы все больше становятся монозиготными), а потом - отражаться вторично от того факта, что, условно говоря, Меркель "ничего не делает". А что она должна сделать? Бомбардировщики на Минск послать? А таких минсков по всей планете...

От бессильной злобы недурно помогает отъезд из России, хотя бы частичный - блаженны те, кто по полгода проводят в Черногории, скажем. Ну, и в мою задачу входит, с одной стороны, обоснование необходимости отъезда тех, кто может уехать - а с другой, интеллектуальное утешение тех, кто не может. Утешение как замедление деградации, потому что полностью остановить персональную деградацию в деградирующей en mass стране все же невозможно. Это как с деменцией: можно только замедлить.

И все, - это основная миссия у меня сейчас. Собственно, это то, ради чего я и делаю канал "Губин ON AIR".