Начитаю с понедельника в Петербурге цикл "Лекции об эволюции всего": вот расписание!
dimagubin
Сразу: экскурсии по питерским дворам, граффити и всяким тайным местечкам я начну только после праздников в мае. Cлишком пока холодно. К двум прежним экскурсиям ("Вдоль забытого Итальянского сада" и "Там, где жил Иосиф Бродский"), добавлю третью, условно-довлатовскую: дворы, дворищи и дворики между Фонтанкой и Владимирским проспектом. Объявления будут в ЖЖ, Вконтакте и фейсбуке.

А пока продолжаю читать лекции. Новый цикл "Об эволюции всего" стартует в Охта Lab (торговый "Охта-центр") с понедельника.

10 апреля в 19.30 я рассказываю об эволюции медицины. Я не врач, но, как разумно заметил в "Бобо в раю" Дэвид Брукс, в наше время любой приличный колумнист, прочтя пару книг по нейробиологии, может выступить "на конференции по нейрохирургии с лекцией, в которой обозначит основные проблемы профессии" (Брукс это почти без иронии заметил). Добавлю, что при подготовке каждой из лекций по эволюции у меня был консультант (скажем, по эволюции педагогики - Лев Лурье и Дмитрий Быков). Так вот, по эволюции медицины меня консультировала Елена Малышева. Когда же я опробовал несколько тезисов на главвраче частной "Скорой помощи" Coris Льве Авербахе, он очень заинтересовался, сказав, что "кое-что новое" для себя узнал.

Так что приходите - буду рассказывать о том удивительном превращении медицины, в результате которого сегодня в возрасте до 60 лет сегодня больше всего шансов умереть по личному недосмотру. То есть дам историю медицины от вакцинации до генетической медицины, когда, например, сегодня в клинике Пенсильванского университета умудряются лечить отдельные виды рака не терминальных стадиях посредством генетического изменения T-хэлперов (это важный элемент имунной системы). Впрочем, важен сам эволюционный принцип - он одинаков при эволюции что человека, что, например, денег (лекцию об этом я тоже буду читать). Заказ билетов (350 руб., абонемент на 6 лекций 1800, билеты только онлайн!) на лекцию об эволюции медицины здесь. А на лекцию об эволюции семьи в понедельник 24 апреля в 19.30 - здесь.

Для колеблющихся (и никогда не бывавших в Охта Lab) добавлю, что это крайне симпатичное место с открытыми фондами библиотеки Маяковского (действительно открытыми - бери и смотри любые альбомы, например, безо всякой записи). Ну, а на этажах вокруг полно всего, чтобы утешиться шопингом.

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 30
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Петербургский траур: как это делается в Париже (и не делается в Петербурге)
dimagubin
Прочитал, что в Париже сегодня ночью в память погибших в Петербурге выключат подсветку Эйфелевой башни.

Это жест искренний, красивый и наглядный.

Вообще, способ выражения сочувствия, соболезнования (равно как и радости) - важный маркер цивилизационного развития, хотя тут я захожу на территорию антропологов. Например, принесенные цветы к иностранному посольству или консульству, выражающие солидарность с чужой бедой, - это тоже красивый и наглядный способ проявления чувств, и я рад, что в России ему научились .

Хорошо бы научились у парижан выключать декоративную подсветку в дни траура, - причем не ордной телебашни, а вообще всю городскую подсветку.

Я к нашей повсеместной декоративной подсветке отношусь со смешанным чувством. С одной стороны, таких бесконечной лентой подсвеченных зданий нет нигде в мире, и цепочка сияющих дворцов вдоль Невы прекрасна: эдакий бриллиантовый браслет. Но нельзя ходить в бриллиантах каждый день от зари до зари, от темна до темна. Подсветка зданий убивает цвет неба: это то, что называется light pollution. Идеально было бы включать подсветку спустя паузу - скажем, минут через двадцать-тридцать после включения фонарей, чтобы можно было оценить контраст. И выключать в полночь или, самое позднее, в час ночи - опять же, чтобы полуночники увидели два разных ночных города.

И, повторяю, на три дня в Петербурге было бы уместно выключить всю подстветку, весь этот еженощный праздник, оставив только обычные уличные фонари.

Кстати, мы увидели бы, что строгий, темно-силуэтный город тоже невероятно красив.

Почему не надо поступать на журфак в Петербургский университет
dimagubin
О том, что пришла весна, я узнаю по частоте вопроса "надо ли поступать на журфак СПбГУ?" (чудовищная аббревиатура. Дом, именуемый глаголом ЛГУ, смотрелся лучше).

Для меня это бессмысленный вопрос, и не потому, что я знаю, как там дела на журфаке, а потому что знаю, как вообще дела.

Если говорить о мелком масштабе дел, то с вероятностью в 50% Путин будет еще долго, а это значит, что никакой журналистики в стране не будет, - чему же тогда и зачем же тогда учиться? Когда же Путин исчезнет (с вероятностью в 100%), то журналисты путинской поры не будут нужны точно так же, как при Ельцине на фиг никому не сдались журналисты брежневской эпохи.

Если говорить о крупном масштабе, то петербургский университет - довольно странное место для получения конвертируемого (в деньги, в удачу, в ощущение нужности) образования. Впрочем, российское образование в этом смысле вообще странно - оно учит навыку приспособления к жизни в отсталой стране (48 место в мире по ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, т.е. по самому льстивому варианту пересчета. А если убрать лесть, то мы - между Турцией и Казахстаном).

Примирение пока еще ярких молодых людей с тусклостью предстоящей жизни - это и есть основной (если не единственный) смысл российского образования. А также главная причина, почему оно так скверно вписывается в мир. По "крупным" рейтингам (с малым числом участников) СПбГУ располагается между 401 и 500 местами в Times Higher Education, СПбГУ на 258 месте в QS (это тот самый рейтинг, с местом в котором опозорился лизоблюдный ректор МГУ Садовничий), между 301 и 400 местами в Шанхайском рейтинге. В "мелкомасштабном" рейтинге Ranking Web of Universities СПбГУ - на 526-й позиции (впрочем, St. Petersburg University во Флориде - на 2106-м, питерская "техноложка" - на 4546-м, "тряпочка" (университет дизайна) - на 4809-м, а, скажем, Лесотехническая академия - на 11853-м. Что далеко не дно: Высшее военное инженерное училище связи - на 24369-м).

Не обсуждаем сейчас метод подсчета, - просто примем как факт: лучшие российские вузы (а Шанхайский рейтинг определяет СПбГУ как российский вуз №2) по уровню примерно соответствуют университетам небольших европейских провинциальных городов.

Зачем тратить деньги на учебу в России - не понимаю. Ну да, университет Хельсинки с учебой на английском перестает быть бесплатным для иностранцев с этого года. Но он в первой сотне любого рейтинга!

И если по какой-то причине не хочется уезжать из страны сейчас, то нужно искать факультет, который хотя бы даст пару иностранных языков и хотя бы кусочек специальности, как-то применимой за границей, - а это явно не журфак.

Наши журфаки - бессмысленные придатки бессмысленных госструктур. Чтобы стать журналистом при Путине (а ниш очень мало, и хорошо оплачиваемых нет: тут все много хуже, чем в СССР), нужно другое образование. Вон, одна из самых завидных карьер - у научного журналиста Аси Казанцевой. Но у нее за спиной питерский биофак. А уж после Путина именно другое образование будет необходимо.

И, напоследок, если у кого еще есть сомнения в уровне петербургского  так называемого университета. Вот вам скан странички из рекламной брошюрки "Санкт-Петербургский государственный университет. Цифры и факты 2016/2017".


Я, опять же, не обсуждаю, по какому принципу в одну телегу запрягли девятерых лауреатов. Ландау, например, в Ленинградском университете учился, но никогда не работал, а Писсаридес никогда не учился, но, кажется, какое-то время работал (лаборатория экономического роста, руководимая П., была создана в 2013-м; но я понятия не имею, а университет мудро не информирует, как часто П. там бывает). Но Бродский!

Вообще-то у самый знаменитый питерский нобелевский лауреат не закончил даже 8-летней школы, что не помешало ему в дальнейшем стать профессором в общей сложности 6 американских и британских университетов.

Вот об этом и должен думать ответственный российский родитель. Лучший вклад в карьеру ребенка - спроваживание его за границу, а не обустройство в отсталой стране.

А там, глядишь, на старости лет и мама с папой к сыночку-дочке в Европу или Америку переберутся.

На смерть Евгения Евтушенко
dimagubin
Где-то в конце 1980-х у Давида Самойлова в Пярну я сдуру ляпнул что-то вроде "Евтух выходит из моды, и стихи его читать невозможно". Евтушенко, кстати, написал про Самойлова в узких кругах известное: "Был я знаменитым еще в детях,// напускал величие на лобик,// а тем временем Самойлов Дэзик,// что-то там выпиливал, как лобзик.// наша знать эстрадная России// важно, снисходительно кивала// на "сороковые, роковые"// и на что-то про царя Ивана..."

Самойлов, уже принявший граммов двести, стукнул кулаком по столу и цыкнул, что Евтушенко мне никакой не "Евтух". И добавил: "От Евтушенко, может быть, останется книжечка в двадцать или в тридцать стихотворений. Но это книжечка будет жить долго". И прочитал легко:

Идут белые снеги,
как по нитке скользя.
Жить и жить бы на свете,
да, наверно, нельзя.


- Здесь весь смак в переносе ударения в "идут", - сказал я, стараясь загладить оплошность.
- Здесь смак в слове "наверно", - отрезал Самойлов.

Он оказался прав насчет стихов Евтушенко. Я до сих пор помню "Идут белые снеги", "Окно выходит в белые деревья", "Граждане, послушайте меня".

В конце советской эпохи про Евтушенко часто говорили, что он слишком моден и слишком суетлив, - и очень точно говорили. Модник обязан быть суетлив, если не хочет остаться вне моды. Евтушенко моду чувствовал естеством мальчишки, которого волна подняла наверх и который сам стал диктовать правила поведения на волне. Он любил моду. Моду на рифмы, на стадионы, на легально оппозиционную гражданственность, на Америку, на клетчатые пиджаки и прекрасные рубашки-вырвиглаз. Любовь была взаимна.

Когда мода на эстрадную поэзию в России стала сходить на нет, Евтушенко занялся другим делом, вполне великим - инвентаризацией русской поэзии ХХ века, собирая сначала постранично в "Огоньке", а потом в толстенных "Строфах века" хотя бы по строфе ото всех, кто написал хотя бы одну заслуживающую долгой жизни строфу.

А когда мода на стихи, литературу, чтение в России умерла окончательно, Евтушенко незаметно перебрался в США. Насколько я знаю, это была абсолютно личная история, но у модников не бывает случайных личных историй, - ужасно было бы остаться не нужным и осмеиваемым. А в Америке он записывал с джазовыми музыкантами диски, и его ого-го-го рубашки вызывали уважение, а не презрение, он там был со своей модностью и фриковостью свой. Можно сказать, это мода отблагодарила Евтушенко за верность. В Америке никто (бы) не написал песенку со строчкой: "Почитай Евтушенко на ночь, это очень смешно", - как написали у нас про сами-помните-кого. Хотя он теперь тоже там, где теперь Евтушенко.

В 2007-м Евтушенко пришел к нам с Дибровым в студию АТВ на запись "Временно доступен". Вот эта программа. К тому времени я сам вовсю носил рубашки вырвиглазистей, чем Евтушенко (и, в общем, до сих пор ношу). Но на съемку выбрал свою наиярчайшую, купленную как-то по случаю во Флоренции. Евтушенко было 75, но формы он не потерял. Увидев мою рубашку, он тут же прогалоппировал назад в гримерку переодеваться. То есть он, зараза, притащил с собой вторую рубашку, чтоб уж козырней не было! Что называется - не стареют душой ветераны...

Я с нежностью отношусь к Евтушенко. Искренность мало что извиняет, но его искренняя гражданственность 1970-х не выглядит сегодня глупой (я когда-то написал в "Огоньке" о том, как при Брежневе за стихи Евтушенко в городе Иваново таскали в КГБ, - могли бы и сегодня). Он крутой не потому, что в 1970-х собирал стадионы, а потому, что не рассыпался, когда стадионы исчезли. "У верблюда славы два горба", - как любит повторять Дима Дибров. Второй горб приподнимается островком из Стикса.

Я пишу это в Петербурге, а в Москве, в остатках моей библиотеки, лежат пара книжечек, которые я в 2007-м купил, а Евтушенко мне после съемки подписал.

А снег повалится, повалится,
И я прочту в его канве,
Что моя молодость повадится
Опять заглядывать ко мне...


Их тех 20 или 30 стихотворений, что переживут автора, у Евтушенко отчего-то много тех , где снег. А я вот сижу перед черным питерским окном, где черная морось, и который месяц около нуля, и снег, выпав, тут же тает, и флорентийская рубашка давно сношена, и еще один, приходивший к тебе на программу, ушел во тьму.

"Золотое перо" в Петербурге: щастья, радостья веселья всем желает бухгалтерья
dimagubin
Вчера, к сожалению, убил вечер на питерский журналистский корпоратив под названием "Золотое перо". Ужасно напоминало творческий вечер Ларисы Рубальской в филармонии города Костромы, куда однажды занесла меня злая судьба. Смысл творчества поэтессы Рубальской состоит в том, чтобы уверить вышедших в тираж провинциальных теток, что ежели подкраситься и напялить юбку-плиссе, а также хлобыснуть коньячку, то они еще ого-го! - то есть поэтесса Рубальская предлагает воскрешение из мертвых эконом-класса, в котором всего-то следует начать называть смерть жизнью. Смысл процедуры раздачи "Золотых перьев" состоял примерно в том же: в оштукатуривании покойного с одновременной выдачей тризны за праздник.

Мне это было наказанием за грех стяжательства. Я, помня, что лауреатам, вроде, давали когда-то денежку, согласился с дуру на номинацию и участие, то есть на перспективу оперения, но вместо матблаг огреб два часа ощипывания в зале "Пулковской", под камлания про традиции и славную жизнь журналистики (которая в Питере сдохла давно: на весь пятимиллионный город полторы газеты, примерно столько же радиостанций, ноль телевидения и два с половиной сайта) и про "город великой культуры". Впрочем, вскрикивать про культурную столицу было разумно, ибо ничто, кроме этих причитаний, о местной культуре, неотличимой корпоратива совхоза-миллионера, не говорило. Типа, спецпризы вручает Трансснабсбыт, и детки из хореографической студии делают в перерывах красиво. Жанр "невский ёптыть".

Правда, похоже, стыд от всей этой месткомовской пьянки испытывал я один - но я же, в конце концов, смиренный лектор и экскурсовод, с журналистикой давно завязавший. Я даже попробовал протестно свистнуть, когда Макаров (это глава ихнего невского заксобрания, мущина луженой глотки и такой же извилины, настоящий полковник и вообще, прелесть что такое) начал говорить, что смысл журналистики - быть посредником между властью и населением. Но свистелось от страха слабо. Хотя луженая глотка вообще-то довела до сведения присутствующих, что присутствующие должны быть памперсом, в которые власть сливает свои выделения, - а остатки выделений присутствующие должны выдавать быдлу за мироточение.

И все все это проглотили, - ну, в городе над синей Невой и не такое лопали. Хотя, полагаю, бывают времена, когда для профессионала, чтобы не превратиться в говно, есть только три пути: менять город, менять страну, менять профессию. Я две из трех опций уже испробовал (журналистом сегодня меня можно называть только по привычке либо недоразумению), и от третьей не зарекаюсь.

Ну, и под занавес остается сказать, что те призы, что шли не от спонсоров, в общем, часто попадали в приличные руки. Опровинциальнивание и опускание больших городов обычно неравномерно, и полынья для Серой Шейки порой остается, - но это ровным счетом ничего не меняет.

В России есть отдельные журналисты, но давно уже нет журналистики. Утешаться можно разве что тем, что, например, на Украине есть журналистика, но нет журналистов.

Random access; Уфлянд; сегодняшнее
dimagubin
Время от времени я - и всем рекомендую - читаю журналы из числа прозябающи на антресолях, или книги из тех, что на вдовьей пенсии в шкафу (тут вариантов много - от Оссиана до Филдинга). Порой такой random access дает очень хороший результат.

Вот, сегодня собирался чистить полки, и достал бог весть кем занесенного туда Уфлянда (он жил минутах в семи ходьбы от моего сегодняшнего жилья, которое минутах в семи ходьбы от "полутора комнат" уфляндовского друга Бродского). Открыл на первой попавшейся странице. Читаю:

Я знаю их:
украдут и раскаются,
Признаются.
Их осудят.
А море все равно полоскается.
И солнце продолжает сиять.
И они раскаются в том, что раскаялись.
Но вскоре выходят, попав под амнистию.
А море
вспенилось уж и оскалилось.
И падают с дерева желтые листья.
Им становится очень обидно.
Хотелось солнца.
А всюду туман.
И шоферы их не пускают в кабины.
И хозяева их не пускают в дома.
И денег никаких на еду.
И должностей никаких вакантных.
И они, посидев на бульваре, идут
в шпионы, сыщики
и провокаторы.

Не считая дикого "полоскается" и названия "Об амнистированных американских оборванцах" (ха!) - как вчера про сегодня написано. А меж тем - 1957-й.

С закончившимся вас днем поэзии, доставшие меня россияне.

Путин-царь и теория мемов. Россия и теория гибридных государств: тексты и лекции
dimagubin
В это воскресенье - 19 марта - я прочитаю в питерской "Эрарте", скорее всего, последнюю публичную лекцию в этом сезоне: о теории гибридных государств (к которым относится, если верить американским ученым Стивену Левицки и Люкану Вэю, и Россия. Впрочем, практически вся западная относит РФ к "гибридам", а наша если и не относит, то потому, что о "гибридах" не знает).

"Последнюю" - потому что читать лекции в Питере так же тяжело, как и вообще заниматься в Петербурге делом. Несмотря на оптимистический текст в "Деловом Петербурге" о наличии в городе множества лекционных площадок, большей частью они - глупость, дань моде, или "бизнес по-хипстерски": ну, типа, коворкинг, барбершоп, кофе и лекции. Договариваться, в отличие от Москвы, очень тяжело. На долгий срок - вообще невозможно. Тебе могут не отвечать на десятки писем, - а могут забыть предупредить о том, что лекции поставлены в план. Но в большинстве случаев всем на все просто плевать, - пусть на твои лекции, если они все же состоялись, и приходит по сотне человек.

Так что завяжу с лекциями, возьму перерыв до мая, а там возобновлю свои экскурсии по тайным питерским дворам, - на экскурсиях я один за все в ответе.

Для тех, кто хочет прийти в "Эрарту" 19 марта - билеты (300 руб.) здесь.

Для тех, кто не может - вот, в качестве утешительного приза, кусочек предыдущей лекции (о теории мемов), инкорпорированный в мою свежую колонку на "Росбалте".

Наслаждайтесь!

ПУТИН-ЦАРЬ И ТЕОРИЯ МЕМОВ

Свежее высказывание главы Крыма Аксенова о том, что неплохо бы ввести в России монархию (он не договорил: «…и Путина в цари», но и так ясно: ведь кто, если не Путин?!) совершенно прекрасно. Оно дает возможность порассуждать, например, о природе таких заявлений. Ведь аналогичных инициатив на местах – с призывом вести страну в светлое прошлое – все больше. Отличился не только Аксенов, - но и Милонов, Мизулина, Поклонская и вообще каждый второй депутат-сенатор, не говоря уж про губернаторов. Возьмите хоть Полтавченко, воцерквляющего Петербург безо всяких указаний «сверху».

Кремль (и правительство) от таких пламенеющих глупостей часто передергивает. Правительство у нас на фоне желаний челяди – единственный европеец, тут новостей нет со времен Пушкина. Но почему так происходит? Почему у нас инициатива часто оказывается куда более дикой, мракобесной, дремучей, чем любые кремлевские потуги ничего не менять? И почему, если верить социологам, замечательный русский народ так любит именно мракобесную дикость? Почему народный русский мир отличается от мира Кремля как ад Босха отличается от сауны?

Ответ мы можем попробовать найти в социальной теории, охватившей Запад в конце ХХ и начале ХХI века – но, увы, почти неизвестной в России: теории мемов.Read more...Collapse )

Мои ближайшие лекции: Питер вскр 12 и 19 марта, Москва чтв 16 марта
dimagubin
На одной радиостанции спросили, как меня представить. Я сказал: "Экскурсовод". Разлилось неловкое молчание (мнение, гы-гы, экскурсовода, по вопросам non-fiction), тогда пришлось добавить: "Лектор".

Журналистикой я уже давно не занимаюсь, а занимаюсь примерно тем же, чем занимается прочий ранее писавший люд. Вот, когдатошний писатель Илья Бояшов водит экскурсии по Петродворцу. Бывший журналист, теле- и радиоведущий Быков читает лекции (то, что Быков - поэт, имеет к нему примерно такое же отношение, как ко мне - "любитель оперы", что очень важно, но заработка не дает). Бывший телеведущий Лурье тоже читает лекции. Все там будем, - прежних профессий для нас нет.

Экскурсии по питерским дворам я возобновлю в мае, - примерно тогда же, когда начну сворачивать лекции. Лето - для лекций не лучший сезон. Но пока продолжу читать.

Итак: в ближайшее воскресенье 12 марта, в питерской "Эрарте" в 17.00 моя лекция про теорию мемов Ричарда Докинза. На этой теории был помешан весь Запад в конце ХХ века, а до нас она так и не дошла: Докинза в России узнали лишь в нулевых. Суть теории - в том, что помимо биологического реплинатора (гена), существует и культурный (мем) - собственно, он и обеспечивает то, что называется "культурным наследием". Отсюда, например, объяснение, почему в некоторых странах столетиями сохраняется дико неудобный для всех, гарантирующий перманентное отставание тип культуры. Это мемы, подобно генам, самовоспроизводятся и бьются за выживание. Билеты (300) рублей - здесь.

19 марта в той же "Эрарте" я читаю наивкуснейшую лекцию о теории гибридных государств - то есть тех, в которые превратились (возможно, путем меметических мутаций) бывшие автократии. К гибридным государствам относятся Турция, Россия, Казахстан. Хотя они прямые наследники автократий, принципы их действий во многом отвергают родительский алгоритм: нет и не может быть массовых репрессий, а железный занавес не просто не опускается, но наоборот, всех инакомыслящих подталкивают к отъезду. Билеты - все те же 300 рублей - здесь.

Ну, а 16 марта в московском "СитиКлассе" я читаю свой хит - лекцию о цивилизационных волнах Элфина Тоффлера - в сильно расширенном, но довольно закрытом варианте. Таков принцип этого лектория: дорого, подробно, для специалистов. Приходят скромно одетые мужчины и женщины в кардиганах от Loro Piana, - а потом (хотелось бы добавить: "ошеломленные услышанным", и такое тоже бывало) приглашают прочитать ту же лекцию для сотрудников своей фирмы, относящейся к экономике знаний. Билеты - 1750 рублей - здесь. А расписание моих лекций в "СитиКлассе" (по июль включительно) - здесь.

В общем, люди, я вас любил, - будьте бдительны!

Директор Гнидочкин(а). Про библиотеки страны
dimagubin
Поскольку я довольно давно живу, мне различия между брежневской и путинской эстетикой видны хорошо.

При Брежневе в начальство определялись эдакие дундуки (и сам Брежнев был образцом дундуковости), а сегодня бал правят эдакие бесики. Сравните брежневского министра культуры дундука Демичева и нынешнего Передонова-Мединского.

И объединяет два застоя (хотя нынешний - не застой, а сползание вниз штанишками с грязной попки ) не эстетика, а уверенность, что ничего никогда меняться не будет. Поэтому и брежневское старичье-мудачье, и нынешнее гнидичье полны такого пафоса, - они говорят от имени своей картонной вечности.

Примеры ежедневны и анекдотичны, - как ежедневные анекдоты про Брежнева.

У меня едва-едва вышел текст на Росбалте про современные российские библиотеки, которые просрали всё, начиная с профессии. А на следующий день fontanka.ru публикует высказывания Александра Вислого, директора Публички.

Я с Вислым знаком. Он, когда был директором Ленинки, приходил ко мне на эфир. И он отнюдь не дурак и не скотина. Но то, что цитирует "Фонтанка", лишь подтверждает простую мысль: чтобы стать дураком и скотиной, вовсе не обязательно быть дураком и скотиной. Достаточно работать в конторе, которая служит делу оглупления и оскотинения, - а именно такими конторами сегодня и являются наши библиотеки. Да, впрочем, вся наша страна - такая контора, как ни пытайся ее выдать за вишневый сад.

Вислый не намного старше меня; мы пережили одну эпоху. Могли бы быть на "ты". И когда он несет свою брежневскую херню про уволенных (увольняемых) сотрудников, что они "нарушили трудовую дисциплину", я вспоминаю всю гниль совка, я вспоминаю, как гнали меня самого (за те же "нарушения трудовой дисциплины"), я вновь возвращаюсь в брежневские 1980-е, когда гнобили и долбили все, что было яркого и талантливого ради торжества убогого и кондового.

Вислый, котенька, - а не пошли бы вы в допу скойбеды, а?

Вот ведь стыд. Математик. Кандидат наук, так и не прочитавший ни Милгрэма, ни Зимбардо, так и не понявший, что целовать дьявола в жопу - значит пахнуть говном. Начинавший прекрасно, закончивший отвисло. Дуйте, Шура, в свою дудку, давите Елисеева.

А вы, Никита, тоже не из умников, если не поняли до сих пор, что в Германии 1933-го, которую вы так хорошо знаете, делать нечего, - надо валить. Или вы, как ваш любимый Претцель, 1938-го будете дожидаться? Плюйте в морду Вислому, - он заслужил, - и валите.

Не пропадете. А здесь оставаться - как раз пропадать.

Ниже - мой текст с "Росбалта". Там, по причине нежных струн, его слегда подредактировали, я восстанавливаю оригинал.

БИБЛИОТЕКИ, ОПЛОТ МРАКОБЕСИЯ

Этот текст я начинаю писать в университетской библиотеке Хельсинки, она же Национальная библиотека Финляндии. Здание по правую ногу от бронзового Александра II. Чтобы работать, не нужно ни паспорта, ни фотографий, ни читательского билета, ни записи – в открытый фонд доступ прямо с улицы. Он же открытый.
Я сижу в отделе свежих поступлений и листаю книгу Николаса О’Шаугнесса Selling Hitler, «Продавая Гитлера». В ней речь о том, что национал-социализм был продан немцам именно как товар, по законам маркетинга: это было в политике ХХ века революцией. А меня интересует, каким образом нации, группы, люди сходят с ума, покупаясь на дикие идеи и превращаясь из вполне приличных людей в негодяев.

В России мне этой книги не найти – если только не заказать на amazon.com. Ее нет в каталогах ни Иностранки, ни Публички, ни Ленинки. Я не знаю, как наши библиотеки закупают новинки на иностранках языках. Может, по минимуму – какой же дурак будет приходить и читать non-fiction на английском? Я, например, не дурак – идти фоткаться, записываться, писать заявку, ждать… Это вам не Национальная библиотека Франции, которую проектировал Доминик Перро – тот самый, которого бортанули в Питере на строительстве нового Мариинского театра.Read more...Collapse )

Мои лекции в воскресенье 5 марта и питерское quiproquo
dimagubin
Хотел написать о хельскинкской постановке "Леди Макбет Мценского уезда" (отечественная школа музкритики выродилась до мышей, -  никогда не поймешь, хорош был спектакль/концерт или дурен), но напишу завтра. Потому что получаю уже который по счету вопрос/запрос о лекциях в воскресенье.

Объясняю: 5 марта лекция про знаменитые американские послевоенные социальные эксперименты (главным образом, про Стэнфордский тюремный, но не только) будет в "Эрарте" в 17.00.

Да, до этого была информация о лекции в Охта Lab, но случилась  неразбериха, - в итоге в Охта Lab в этом марте у меня пауза, а затем надеюсь продолжить. Возможно, запущу цикл "лекций об эволюции всего", включая эволюцию семьи, образования, денег, роскоши, медицины.

Причина неразберихи - чисто техническая, других объяснений нет. И март, повторяю, отдан "Эрарте". 12 марта я буду читать о теории мемов, которую еще на излете 1970-х первым сформулировал Ричард Докинз, и которая оказала невероятное влияние и на программистов "Майкрософта", и на квантовых физиков, но о которой у нас почти не знаю. 19 марта - лекция о дико важной и дико модной теории гибридных государств, к которым, в соответствии с этой теорией, относится и Россия.

Впрочем, лекция 5 марта о социальных экспериментах американцев Зимбардо и Милгрэма не менее важна. Дело в том, что они доказывают очень важную вещь: негодяй живет практически в каждом из нас, - это вовсе не прерогатива исключительно Чикатило. И при определенных условиях негодяй выходит наружу: оглянитесь по сторонам и посмотрите, что произошло с вашими знакомыми, позавчерашними либералами, демократами, западниками и сплошь гуманистами. Поэтому очень важно знать и эти условия, и сигналы опасности, и способы спасения (а они есть). Билеты (300 рублей, обладателям карт "Эрарты" скидка) - здесь.

До встречи!

?

Log in