dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Гибридные режимы и защитники режима: послесловие

Этот текст, как и предшествующее ему интервью с Екатериной Шульман, был опубликован на Rosbalt.ru, - на сайте только попросили изменить название да убрали несколько последних фраз. Если кому уже надоело про гибридные режимы слушать, - текст не о "гибридах". Но "гибриды" вызвали такую бурную реакцию потому, что эта теория обладает очень недурной объяснительной и, возможно, столь же недурной предсказательной силой.

ГИБРИДНЫЕ РЕЖИМЫ И ЗАЩИТНИКИ РЕЖИМА

Кажется, мне удалось взять хорошее интервью у политолога Екатерины Шульман о гибридных режимах. За несколько дней его прочитало только на «Росбалте» около ста тысяч человек, интервью обсуждают, с Шульман спорят на «Эхе», «Медузе», «Свободе», «Кольте» - не говоря о фейсбуке.

Спорят жарко. Шульман, напомню, утверждает, что Россия – одна из многих стран, где сложились так называемые hybrid regimes, гибридные режимы, сменившие прежние автократии. Это политические устройства, в которых существуют несколько партий и проводятся формально свободные выборы, однако почти все демократические институты – имитационные. такие «потемкинские» демократии, прикрывающие авторитарное правление, которое, однако, тоже «потемкинское». Например, репрессии в таких режимах тоже по большей части имитационные: не чтобы физически уничтожить противника, а чтобы нагнать страха в ряды.

Эти режимы живут по законам, отличным и от демократий, и от диктатур: Путин, например, никакой не Сталин. Массовых репрессий он устраивать не будет и даже железный занавес не опустит: «гибридам» как раз выгодно, чтобы несогласные уезжали. А еще «гибриды» претерпевают, причем по сходным законам, кризисы и трансформации. И с точки зрения этих законов, в среднесрочной перспективе шансы России на демократизацию велики (хотя сейчас гайки только закручиваются).

После публикации многие возмущенно заявили, что Шульман играет на руку режиму: пририсовывает антигуманной автократии человеческое лицо (получается, в российской власти нет ничего страшного, раз такая же сегодня в большинстве стран). А многие сказали, что теория гибридных режимов – это туфта, что нет «гибридов», а есть мерзкий антидемократический срой. Очень много известных людей, включая моих знакомых (от профессора-юриста Елены Лукьяновой до публицистов Глеба Павловского и Олега Кашина) включились в дискуссию.

Спровоцированная дискуссия – отличный итог интервью, но участие в дискуссии не есть работа интервьюера.

Однако я это правило нарушу.

Дело в том, что я читаю лекции по современным социальным теориям, объясняющим мировые трансформации. От теории цивилизационных волн Элвина Тоффлера до теории мемов Ричарда Докинза. И, честно говоря, я брал интервью у Шульман, чтобы подготовиться к очередной лекции: как раз о теории гибридных режимов, обратить внимание на которые мне посоветовал года два назад Сергей Гуриев, ведший исследовательскую работу в парижской школе Science Po. Так что свои пять копеек в общую копилку я имею право кинуть.

Первое замечание – техническое, касающееся тона спора.Все люди допускают неточности, - и я, и вы. Историк и публицист N., любимец (заслуженно) петербургской публики, однажды принес мне статью, где Григория Распутина утопили в проруби в августе 1918-го. Ну, он такой импрессионист мысли, перемахнул через детали. Ошибку исправили, и статью напечатали, потому что по сути претензий не было. Я сам всегда благодарен, когда мне указывают на ошибки, - уверен, что Шульман тоже. Мы благодарны, что на нас работает бесплатно армия корректоров и редакторов. Но проблема в том, что сегодня в России на ошибки почти всегда указывают издевательски, пытаясь унизить, оскорбить, задеть. То же было и с техническими ошибками Шульман (а они, похоже, были). Я сам долго прибегал к этому тону («какой ты ученый, если элементарного не знаешь! Учи матчасть!»), пока не прочитал подробное описание знаменитого Стэнфордского эксперимента Филиппа Зимбардо («тюремщики и заключенные»). Меня поразило то, что «заключенные» в своем кругу не защищали и не помогали друг другу, а унижали и оскорбляли точно так же, как их оскорбляли охранники. Так вот: если мы в одной лодке (которой многое мешает плыть), не надо бить друг друга веслами по голове. Потом будет стыдно.

Второе замечание – академическое. Нельзя утверждать, что теория гибридных режимов «чушь» на том основании, что есть и другие разумные теории. Понятие единственной истины исчезло в эпоху, когда стало ясно, что свет – это и волна, и поток квантов. То есть когда стало ясно, что одно и то же явление можно описать по-разному в рамках нескольких подходов, срезов, фильтров, - и каждый может быть верен. Историю мира за последние 150 лет, например, можно описать как смену представлений о легитимности власти. Тогда окажется, что крах фашистских режимов объясним переходом от «героического» типа легитимации («Сталин – гений!») к процедурному («Путин не гений, но он победил на выборах»). А можно описать как историю нефтедобычи: почитайте «Добычу» Дэниела Ергина. В рамках этой концепции окажется, что Гитлер был обречен проиграть войну по экономическим причинам: ведь своей нефти в Рейхе не было, и топливо производили из угля, дико дорогим методом гидрогенизации. А можно – как историю смены аграрной и индустриальных волн, и тогда выяснится, что Сталин и Гитлер двигали свои страны вперед, по направлению волны. В отличие от Мао, который воздвиг плотину и заморозил Китай в статусе отсталой сельской державой. И кричать тут, что Сталин, Гитлер и Мао были кровавыми убийцами, бессмысленно, хотя они действительно были убийцами, но это уже другой срез. И, по-моему, множественность срезов не замутняет, а проясняет картину мира.

Третий важны момент – методологический. А впрочем, идеологический тоже. Меня искренне потрясает, что Шульман ставят в вину то, что теория гибридных режимов играет-де на руку власти. Ученого ни при каких обстоятельствах не должно занимать, играет его теория на руку власти или не играет. Его должно занимать, противоречива или непротиворечива его теория по сути, обладает объясняющей силой и предсказательной силой или не обладает, соответствует принципу фальсифицируемости, т.е. проверки на истинность, или не соответствует. Мне, например, ужасно не нравится то, что происходит последние 16 лет в России. Но я вижу, что ситуация сильно отличается от брежневской, не говоря уж про сталинскую. Несмотря на резкое уменьшение свободы слова, я, например, могу этот текст публиковать, а вы – читать безо всяких административных последствий. Теория автократий это исключает, а вот в рамках гибридных режимов это не без изящества объяснимо. Как объяснимо и многое другое. Например, почему те люди, которые при Брежневе яростно душили церковь, сегодня бьют лбами в церковные полы до трещин. Причем уже не во лбах, а в полах.

Четвертый момент относится к моим личным наблюдениям, - однако существенным. Я вижу, что и яростным критикам Путина, и яростным критикам Шульман приятнее видеть Россию пусть страшной, пусть несносной (это верно: утечка мозгов возрастает), однако исключительной и уникальной страной, с особым путем. Мысль о том, что Россия не более уникальна, чем Казахстан, Руанда или Турция (а теория гибридных режимов эти страны объединяет) – им непереносима. Патриоту утверждение, что Россия и Путин суть главное мировое зло, слышать все равно приятнее, чем утверждение, что Россия по своему политическому устройству – родная сестра Азербайджана или Туниса. Но куда рациональнее смотреть на себя как на часть мира – тогда понятнее внутренние процессы. Если, конечно, мы хотим понимать, куда плывем и как скоро растаем. Так вот – мы не единственная льдина и в ледостав, и в ледоход.

И последнее. Все, кто несогласен с изложением теории гибридных режимов, спорят исключительно с Шульман, как будто она была ее автором, хотя она всего лишь исследователь, пусть и самый заметный сегодня в России. То есть спорят именно с Шульман, а не с концепцией, и спорят гневно и до хрипоты. Объяснение этому самое простое. У нас мало специалистов по гибридным режимам (Сергей Гуриев и Владимир Гельман, например, давно за границей), на русском языке про гибридные режимы нет ни одной книги (Гельман пишет книги на английском, его русская страница в ЖЖ grey_dolphin перестала обновляться). Поэтому теория гибридных режимов не известна ни в изложении Стивена Левицки и Люкана Вэя, ни Беатрис Магалони, ни Джениффер Ганди, ни Ивана Крастева и Стивена Холмса, ни Дэвида Трейзмана.

Их книги не запрещены и легко доступны, abstracts (главные тезисы) из них абсолютно бесплатны, но у нас, к сожалению, языками мало кто владеет. Но в этом режим обвинять сложно, - только себя.

Ну, а теперь можете объяснять, в чем и почему я неправ.
promo dimagubin март 23, 2016 11:38 30
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments